• Сегодня: Суббота, Декабрь 16, 2017

 

Weekend   17 мая 2010    221

Костромская область

Костромская область

На излете зимы мы оседлали  VW Tiguan и отправились в Костромскую область. Побывали на лосиной ферме, в селе ювелиров, в резиденции Снегурочки и на сусанинском болоте, отчасти реконструировав подвиг крестьянина.

Из Москвы выехали не рано, отведя первый из трех дней исключительно на доезд. Однако до Костромы добрались на удивление быстро, часа за четыре с половиной: этому способствовали небольшая загруженность трассы «Холмогоры» и резвость нашего средства передвижения, которым в этом путешествии стал VW Tiguan. Этот компактный кроссовер с 2-литровым турбодизелем весьма шустро «пулял» на прямиках и в обгонах, отлично отрабатывая при этом все неровности и выбоины дорожного покрытия.


КОСТРОМА МОН АМУР

По архивным источникам Кострома была основана в 1152 году. Происхождение названия – либо от слова «костер», либо в честь героини древней славянской легенды о Купале и Костроме. Есть и еще одна версия. Она гласит, что у поселения, появившегося здесь в середине IX века, финно-угорские корни и называлось оно изначально kosto maa – «земля возмездия».

Едва ли не каждый дом в старой части Костромы имеет памятную табличку. Правда, выбитые на них имена горожан в массе своей известны лишь краеведам, но все равно трогательно. Самые значимые городские постройки – Ипатьевский и Богоявленский монастыри. Оба, безусловно, достойны посещения.  Первый поразит обилием фресок, второй – ажурными лепными царскими вратами. В выходные под стенами Ипатьевского монастыря работает ярмарка.

Однако визитной карточкой города считается центральная Сусанинская площадь с 35-метровой пожарной каланчой (увидев ее, Николай  I воскликнул, что у него такой даже в Санкт-Петербурге нет). Побывали там и мы,  подошли к памятнику Ивану Сусанину – ведь именно с этим именем связана важная цель нашей поездки. В отель возвращались под легким снегопадом, придающим особую лиричность прогулке по старинным улочкам. В общем, как в песне Гребенщикова – «Кострома мон амур…», да и только…   

Эта церковь знакома всем  нам по картине «Грачи прилетели»



РОДИНА ЛОСЕЙ

С утра пораньше пересекаем из конца в конец уютную вечером, но несколько суетливую днем Кострому по главной улице, носящей гордое имя Советская, и движемся вдоль Горьковского водохранилища на юго-восток. Километров через десять по указателю «Сумароково. Лосиная ферма» сворачиваем левее и углубляемся в леса. Кстати, область в этом смысле настолько дремучая, что даже летом тут крайне сложно найти место для палаточной стоянки – либо редкие грунтовые отворотки приводят к жилью, либо их просто нет. А глушь и бурелом вокруг такие, что и пешком не продерешься. Зато, возможно, поэтому в здешних лесах до сих пор водится всевозможное зверье. В частности – лоси, в гости к которым мы едем. Лосиная ферма под Сумароково – единственная в мире! Ее история ведется с 1963 года, когда по инициативе Н. С. Хрущева, решившего не останавливаться на «царице полей» кукурузе, начались работы по одомашниванию сохатых. Ведь вес самца достигает 500 кг, лосиное мясо полезно для человека, молоко же вовсе лечебное (например, за месяц-полтора исцеляет язву желудка). Но поставленные партией задачи были масштабнее: предстояло приучить диких животных выполнять физическую работу. Однако с прожектом «лосиная сила» ничего не вышло: при первом же незнакомом или просто резком звуке звери гарантированно убегают в чащу со скоростью 60 километров в час, забыв про сани, телегу или всадника. Кроме того, начиная с двухлетнего возраста самец лося по осени буквально сходит с ума и атакует даже трактор. Да и с диетой у лосей все непросто – для полноценной жизни взрослой особи ежедневно необходимо порядка 25–30 килограммов свежей осиновой коры. Наконец, по-настоящему приручить лосей невозможно – удается только обмануть их с помощью хитрой методики, притворяясь матерью для лосенка и лосенком – для мамы-лосихи.

За морковкой подходят только молодые – до двух лет – лоси


Загородка на ферме – для посетителей. А сами звери гуляют  свободно


Не раз мы порадовались, что отправились в путь на VW Tiguan

В перестройку научные работы свернули, но заказник продолжает существовать, поставляя лечебное молоко в санаторий имени Ивана Сусанина и ежегодно получая приплод в 20–30 лосят. По сути, лоси существуют свободными рядом с человеком. Заборов они не терпят, поэтому за загородкой на ферме находятся… посетители. Точек, где можно увидеть лосей и даже покормить их с руки, несколько – мы были на одной из них, зимней (N57 42,587  E41 13,280). А еще есть летние. Но лучше посетить ферму в мае, когда рождаются маленькие лосята.

МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ КРУЖЕВА

Вернувшись на трассу из лосиного царства, поворачиваем налево и движемся в село Красное-на-Волге. Уже больше тысячи лет в тех местах занимаются ювелирным делом. Как нам рассказали в музее ювелирного искусства села (N57 30,826 Е41 14,019), во время археологических раскопок в его окрестностях были найдены металлические сережки-калачи, изготовленные умельцами племени меря еще в IX веке. Но расцвет производства достиг в предреволюционные годы. На дому трудились целые семейные артели, привлекались даже дети – чуткими пальчиками сподручнее выполнять некоторые ответственные тонкие операции. В 1904 году в Красном открылось художественное училище, а работы его выпускников не только  расходились по всей России, но и занимали почетные места на международных выставках. С приходом 1917 года золотых и серебряных дел мастеров, понятное дело, раскулачили, и Красное переключилось на выпуск значков и изготовление подстаканников из мельхиоровой  проволоки. Это и есть знаменитая красносельская скань в бюджетном варианте. Сегодня в Красном-на-Волге работает крупнейший в стране ювелирный завод и более 500 (!) мелких частных производств. Захотите привезти отсюда «безделушку» на память – выбор огромный! А вот бюджетных сувениров и «красной скани» не ищите. Не делают ее уже, не выгодно…    

За такими верстаками работали семейные артели ювелиров

            
В ГОСТЯХ У СКАЗКИ
Продолжаем движение в выбранном направлении. Дорога забирает чуть в сторону от Волги, но вскоре опять возвращается к ней. Судя по карте, мы ненадолго въезжаем в Ивановскую область и тут же возвращаемся в Костромскую, уходя от Заволжска на север. Дорога здесь хоть и расчищена, но петляет по таким диким местам, что дух захватывает. Вот так, буераками, и добирались мы до поворота на Щелыково (N57 35,781  E42 11,614). На протяжении четырех десятков лет здесь в своем имении ежегодно бывал и работал драматург Александр Николаевич Островский. Из-под пера «русского Шекспира» в Щелыкове вышло множество произведений, но самой «костромской» стала сказка о Снегурочке, в сюжете которой используются местные ориентиры – Ярилова поляна, называемая так до сих пор, и село Никола-Бережки, ставшее прообразом Берендеева царства. Сейчас в усадьбе работает Дом творчества, Музей Островского и… резиденция Снегурочки – великолепное здание в стиле модерн с узорчатыми наличниками, выстроенное дочерью писателя в начале прошлого века. Как и положено дому Снегурочки, с крыш свисали огромные сосульки. Правда, встретила хозяйка нас как-то не очень приветливо – спустила настоящую лавину изо льда и снега с крыши своего особняка. Насилу успели разбежаться… Закончили мы этот насыщенный день в совсем маленьком городке с красивым, каким-то северным, но в то же время теплым названием Судиславль. Напоследок насладились закатом над крышами его деревенских домиков.

ТОТ САМЫЙ СУСАНИН
Имя Сусанина давно стало нарицательным, особенно в туристической среде. А что же действительно совершил героического этот костромской крестьянин? Это мы и собираемся выяснить методом реконструкции. Для начала едем в Сусанино (ранее Молвитино). В здании Воскресенской церкви (N58 08,809  E41 35,201) находится Музей подвига Сусанина. Кстати, интересная деталь – именно эту церковь  изобразил на своей знаменитой картине «Грачи прилетели» художник-передвижник А. К. Саврасов. Мы походили вокруг, прицеливаясь через видоискатели камер и пытаясь повторить с детства знакомый сюжет. Но… нет такого ракурса! Похоже, живописец просто использовал местный пейзаж как материал, подняв точку зрения метров на сто вверх.

Дом Снегурочки выстроила дочь драматурга Островского


Судиславль провинциален в лучшем смысле этого слова – он тих и уютен

Однако вернемся к теме Сусанина. Итак, 1613 год, ополченцы Минина и Пожарского изгнали из Москвы польские войска, на Земском соборе избрали нового царя – Михаила Романова. Было тогда ему всего 16 лет, и прятался он   от горячих столичных событий в деревне Домнино, в 40 верстах от Костромы. Прознали это поляки и решили убить Михаила, послав на задание карательный отряд. Но точных карт у них не было, заплутал «спецназ» и оказался возле деревни Деревенька, где старостой был Сусанин. Смекнув, что к чему, повел он иноземцев «короткой» дорогой в другую сторону, в болото, а сам послал предупредить Михаила. Когда поняли враги, что оказались в ловушке, зарубили старика, но царя уже не достали. Такова одна из основных интерпретаций тех далеких событий. Каков же был действительно маршрут «маневра» и где покоится тело Сусанина, неизвестно. Но, опираясь на свидетельства очевидцев, историки доподлинно считают, что Сусанин – личность не вымышленная и царя он спас. Вот и выходит, что благодаря простому мужику династия Романовых не оборвалась, не начавшись.

На собственном опыте мы поняли, каково было полякам

ПОЙДЕШЬ – НЕ ВЕРНЕШЬСЯ!
На месте сусанинской Деревеньки установлена часовня (N58 11,560  E41 41,040), а там, где он начал свой путь по болоту, – огромный валун (N58 10,051  E41 44,809). От него мы и начали свою реконструкцию. Даже время почти то же самое, начало марта. Главный редактор ломанулся, как лось, тропить по метровой целине дорогу. Фотокор, фиксируя каждый геройский шаг начальника, занял позицию за ним. Ну а прикрывать тылы выпало штурману экспедиции – автору этих строк. В отличие от старосты у меня в руках был современный GPS-навигатор, но Иван Осипович точно знал, куда идет, а я нет. До точки, что считается местом гибели Сусанина, по болоту проложена тропа-настил, и летом по ней можно пройти, почти не замочив ног. Но где искать эту гать зимой? Короче, скатились от камня с горы и пошли напрямик…

Эта одинокая сосна растет на предполагаемом месте гибели Сусанина

Эх, и почему мы не взяли лыжи или снегоступы?! Хотя реконструкция есть реконструкция! А вокруг то и дело из-под наста с шумом взлетали толстые тетерева, оставляя в снегу лунку с отпечатком двух крыльев. Когда насчитал их третий десяток, понял, что идем не туда. Прикинул, где находится деревня Исупово (по одной из версий Сусанин направлялся к ней, отводя от Домнина), и сместил вектор движения.  Руководствуясь новым курсом, ушли с открытой местности и углубились в перелесок. А миновав его, увидели вдалеке одинокую сосну и маленькую часовенку для свечки рядом (N58 08,928  E41 46,033). Ура, дошли! На радостях меня пожалели, и на этом реконструкция событий закончилась. Выбираться обратно по своим следам было уже значительно легче… Потом по треку определили протяженность бездорожной прогулки – туда-сюда вышло три километра. Причем туда – по почти метровому снегу с настом, каждый шаг по которому давался с боем! Зато на своей шкуре поняли, каково же было полякам в полной боевой выкладке да с оружием… Кстати, очень интересно, оттаял ли в том, сусанинском марте верхний слой болота. Вряд ли – зимы-то были суровые, прямо как в этом году. Так что вполне может быть, что трясина ни при чем. Просто поляки выбились из сил, ломясь по целине, и зарубили проводника по злобе, как только поняли диспозицию. Впрочем, подвига костромского крестьянина это не умаляет.  

Ну а мы из-за сугробов вымокли чуть-чуть не по пояс. Уже собираясь загрузиться в Tiguan и отправиться в сторону дома, увидели, как к камню подкатил микроавтобус с туристами и… почти настоящими Иваном Сусаниным и польским рубакой с саблей. Экскурсовод начал рассказывать о болоте, показывая куда-то вдаль, что на нем есть сосна, возле которой все и случилось. Но нам было неинтересно его слушать: мы уже подобрали ключ к этой истории. 

ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ НА ЗАМЕТКУ
Как обычно, формат наших поездок подразумевает прежде всего интересные места – бездорожье не самоцель. Вот и этот маршрут вполне проходим на кроссовере. Но, хотя он и проложен по дорогам общего пользования, ни полный привод, ни увеличенный дорожный просвет не были на нем роскошью.

С заправками и качеством дизельного топлива проблем не возникало – АЗС, в том числе брендовых, на маршруте хватает.

Что касается ночевок, то в Костроме отелей и отельчиков достаточно. Упомянем три из них. Первой на маршруте следования стоит многоэтажная «Волга» (N57 45,479  E40 57,036, справа сразу за мостом через Волгу, если ехать от Москвы, ул. Юношеская, 1, от 1700 руб. с человека). В историческом центре города расположена гостиница «Муш» (N57 45,883  E40 56,306, ул. Советская, 29, от 1600 руб.). Чтобы попасть в нее, после моста нужно повернуть налево перед универмагом «Кострома». В «Муше» всего четыре номера, есть закрытая парковка и кухня для самостоятельного приготовления пищи.

Гостиница «Ипатьевская слобода», выстроенная под стенами монастыря на берегу Волги, предлагает уютные, отделанные деревом номера (N57 46,695  E40 53,796, ул. Береговая, 3а, от 1500 руб). И кухня там тоже есть.   А вот в Судиславле – месте нашей второй ночевки – такого разнообразия нет. Гостиница там всего одна (N57 52,778  E41 42,691, «Третьяков», ул. Советская (как обычно!), 2), но вполне приемлемая и по цене (от 1300 руб.), и по удобствам. Впрочем, километрах в десяти от города, со стороны Островского, есть еще и мотель.