• Сегодня: Четверг, Декабрь 14, 2017

 

Путешествие   20 марта 2007    188

ОСУДАРЕВЫ МИРАЖИ

Увеличить картинку

Мы прошли по следам Петра I. В далеком 1702 году он протащил здесь сквозь тайгу и болота – волоком – пару фрегатов с пушками, из которых и прострелил легендарное окно в Европу. Впрочем, достоверно это неизвестно. Вот бы обнаружить доказательства…

Размеренно-рваный ток жизни и миллионы рутинных дел имеют свойство категорически надоедать. Захотелось отправиться в путешествие, преодолеть тяготы пути и надышаться воздухом свободы. И преодолели, и надышались, но об этом позже. А пока плотной колонной мы вваливаем по карельскому асфальту, стартовав из Петрозаводска от памятника его основателю.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. ПО СЛЕДАМ ПЕТРА I
Мы – это любители активного отдыха на бездорожье из Москвы, Санкт-Петербурга и Петрозаводска. Колонну возглавляет портальное детище Ульяновского автомобильного завода, следом идет дружная питерская команда на разнокалиберном автопарке японского производства. В арьергарде – «буханка» и «шишига». Вскоре к нам должны присоединиться еще три квадрика и L200 из Москвы.

Докупаем в Медвежегорске необходимое и… «Народ, по машинам! Поехали!» Все, дорога в своей асфальтовой ипостаси прощается с нами до Беломорска, а на смену ей приходит разбитый грейдер. Машина стоически глотает выбоины, сигнализируя рвущимся из рук рулевым колесом, что ей это все не очень нравится. Проезжаем вдоль реки Выг несколько километров и встаем на ночевку. Кстати, самое время объяснить поподробнее, почему же на этот раз тяга к странствиям завела нас именно сюда.

Итак, в 1993 году в Петрозаводске при поддержке Карельского отделения Фонда культуры России был создан исторический научно-исследовательский проект «Осударева дорога» с целью исследования и изучения ландшафтного памятника петровской эпохи, затерянного в карельских лесах. Наш маршрут проходит по тем местам, где два полка гвардейцев во главе с Петром I якобы протащили в августе 1702 года два малых фрегата от Вардегорского мыса на Белом море до Онежского озера. Волок сквозь тайгу и болота длиной более 260 километров был преодолен ими за восемь дней. В результате этого броска пала шведская крепость Нотебург (Орешек), а Россия получила выход в Балтийское море. Про окно в Европу слышали? Так вот, есть мнение, что «открывалось» оно через Осудареву дорогу. Хотя доподлинно ничего неизвестно. Уже многие годы исследователи пытаются найти реальные подтверждения этих событий. Выводы многочисленных экспедиций позволяют с уверенностью пока только сказать, что Петр действительно здесь был и Осударева дорога тоже не миф. Она существовала, и по ней был совершен бросок русской армии. Но вот был ли волок боевых кораблей или нет, достоверно пока неизвестно. Также никто не знает точно, где же на самом деле проходила дорога. Уже не первый раз Петрозаводское Северо-Западное бюро путешествий проводит здесь поиски фактов, подтверждающих легенду. Мы участники одного из таких походов по следам Петра I.

ДЕНЬ ВТОРОЙ, ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ГРИБНАЯ АТАКА
Пока завтракали, инструкторы приступили к сбору лодок. Через пару часов наша группа разделится. Автомобильная команда пойдет по берегу, а другая часть народа отправится к месту следующей ночевки по воде на надувных моторках, и об их дальнейшей судьбе мы узнаем только поздно вечером.

СНАЧАЛА МЫ СОБИРАЛИ ВСЕ ПОДРЯД…

Вышли на север по продолжению вчерашнего грейдера, который вскоре кончился, превратившись в тропу. На карте она обозначена как дорога без покрытия с пометкой «неиспользуемая», что в переводе означает – дороги тут никакой нет, но при желании проехать вполне можно. А желание такое было в достатке… И тут под колеса наших автомобилей неожиданно бросились легионы белых грибов. Такого количества грибной элиты никто из участников экспедиции ни разу не видел. Прямо в заросшей колее тут и там торчали десятки шляпок. Сначала мы собирали все подряд, потом не останавливались, а лишь объезжали грибные скопления, чтобы не подавить, а затем уже перестали и объезжать. К этому моменту все свободные емкости были забиты отборными белыми под завязку. Количество грибных остановок уменьшилось, но скорость продвижения не увеличивалась. Почему? Просто в каждом регионе России грунты имеют собственную специфику. Особенность карельского в том, что из него торчат камни. Много камней. И для того чтобы не порвать машину на сотню маленьких внедорожников, приходилось красться по камням со скоростью черепахи. Также по ходу движения встречались и большие ручьи, мосты через которые, ясное дело, отсутствовали. Одни мы штурмовали вброд, через другие строили переправы.

ДЕНЬ ВТОРОЙ, ЧАСТЬ ВТОРАЯ. А МЫ ПОЙДЕМ НА ЗАПАД!
Уже в сумерках караван добрался до давно заброшенной деревни Варожгора. ГАЗ-66 и часть участников отправились в сторону базового лагеря, а вторая половина (то есть мы) свернула по заросшей колее к селению Петровский Ям. Через несколько часов, полных треска ломаемого подлеска и рыка бензопилы, вырываемся из леса на мыс с полуразвалившимися домами и сваями причала – это все, что осталось от новой деревни Петровский Ям. Старая покоится на дне Выговерского водохранилища, оказавшаяся там после открытия Беломорско-Балтийского канала. А вообще ямами в старину называли места смены лошадей (от ямщиков и ямских стоянок). Здесь можно было отдохнуть и пополнить запасы провианта. По преданиям в Петровском Яме Петр I делал остановку в августе 1703 года, когда русские войска переправились через реку Выг. Возможно, после этого события поселок и получил свое название.

Пока обозревали окрестности, стемнело окончательно. Тот, кто никогда не пробирался по многокилометровой гати из полусгнивших бревен через ночной лес, не сможет понять то многообразие чувств, которое испытывает усталый любитель приключений, когда его верный автомобиль в пятый раз за триста метров пути садится на мосты. Когда природный запас долготерпения окончательно истощился, вдруг выезжаем на более-менее твердую дорогу. Можно двигаться быстрее, мы пробуем и… Toyota Land Cruiser выворачивает в темноте из земли камень на добрую сотню килограммов и загибает переднюю рессору. Да так ловко, что колесо упирается в крыло. Собираем консилиум, который принимает решение машину чинить. Причем чинить желательно быстро, поскольку холодный осенний дождь льет прямо за шиворот. За два часа перепробовали множество способов лечения гнутой рессоры в походных условиях. Самым действенным оказался деревянный чопик – полено, филигранно вырезанное бензопилой из березового ствола. Запихнув его между рессорой и рамой, добились желаемого эффекта – между колесом и крылом появился достаточный зазор, и путь можно было продолжить.

В ПЯТЫЙ РАЗ ЗА ТРИСТА МЕТРОВ САДИМСЯ НА МОСТЫ

ДЕНЬ ТРЕТИЙ. СВЯЩЕННЫЙ БОТИК
Утро. Горячий кофе или контрастный душ в качестве катализатора пробуждения – ничто по сравнению с мокрыми холодными ботинками. Однако всего через несколько минут, после горячей каши и бутербродов, состояние душевной гармонии возвращается и мысли отомстить окружающим за хмурое утро отступают.

Сегодня нам предстоит перегон в полторы сотни по грейдерам до заброшенного селения Руйга, стоящего на одноименной реке в нескольких километрах от побережья Белого моря. На импровизированном брифинге участникам был объяснен маршрут, чтобы экипажи могли двигаться независимо друг от друга в свободном режиме.

Ближайший населенный пункт на нашем пути – Сумский посад. Это старинное поморское поселение, основанное в XV веке, находится на реке Суме неподалеку от ее впадения в Белое море. В центре поселка на островке среди порога стоит… ботик Петра I. Так говорят местные. На самом деле эту мореходную лодку подарил жителям посада великий князь Алексей Александрович в 1870 году в память о своем приезде сюда.

Небо понемногу сцеживает на нас свои неисчерпаемые запасы холодной осенней влаги. Но если сидящим в автомобилях дождь заявляет о своем существовании лишь дробью по лобовым стеклам да быстрым танцем дворников, то ребята, едущие на квадроциклах, в полной мере ощущают на собственной шкуре, что чувствует тарелка в посудомоечной машине, в которой вдобавок сломался нагреватель. Тем не менее (в смысле, невзирая на страдания «легкой кавалерии») мы упрямо движемся вперед. Вот уже и Вирандозеро, отворотка с грейдера. Дальше разбрюзгшая колея, идущая вдоль берега реки Руйга. Напитавшаяся водой глина, глубокие канавы с текущими по дну ручьями и выпирающими из-под воды бревнами. Неужели нам туда? А почему бы и нет! Мы же искатели и всё такое…

Пятикилометровый марш-бросок до лагеря по темноте занял каких-то три часа. За это время мы успели с половиной машин как минимум по разу произвести операцию по извлечению из колеи хай-джеками. Несколько раз размотали лебедку на ГАЗ-66. Перевезли на квадриках половину барахла из застрявшего грузовика в лагерь. Перекидали лопатами пару центнеров мокрой глины. В общем, прекрасно провели время. По прибытии в лагерь все разбрелись по палаткам. Похоже, долгий день ушатал, отбив всякое желание к ночным посиделкам.


ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. ПОХОД К МОРЮ
Несмотря на вчерашнюю усталость, утром экспедиционеры бодры и готовы к бою. На этом месте лагерь стоит два дня, и в сегодняшних планах достичь берега Белого моря. Правда, сделать это на автомобилях решаются только организаторы и примкнувший к ним пилот московского Mitsu L200. Питерцы решают размять ноги и поберечь транспорт для обратной дороги. Пройтись пешком несколько километров по осеннему лесу тоже приятно. Замечаешь красоты, на которые часто не обращаешь внимания через стекло автомобиля. Узкая тропа то петляет вдоль реки, то, срезая поворот, идет через луг, на котором в тумане проступают очертания стогов сена. Кто его здесь косил? И как будет вывозить? Скорее всего на лодках. Дорог здесь нет.

Приближаемся к устью Руйги. Здесь несколько рыболовных избушек. На берегу возле одной из них старый баркас. Два мужика выгружают снасти и улов из лодки. Одеты по моде – в пиджаках и тельняшках, под которыми обязательная рубашка с выпущенным наверх воротником. В болотных сапогах и ушанках. Неспешно общаемся: кто-откуда? Расставшись, уносим с собой полтора десятка только что выловленных камбал и сигов – люди здесь гостеприимные и отзывчивые.

Берег Белого моря укутан туманом. Кажется, что вот-вот и из него как миражи появятся петровские корабли. Возможно, где-то здесь триста с лишним лет был лагерь русских воинов.

А наши герои действительно оказались таковыми – дошли до моря на автомобилях. И тяжеленную «шишигу» протащили, и в лагерь своим ходом вернулись. Правда, было это уже ближе к утру. В качестве приза первопроходцам было полкотла вкуснейшей беломорской ухи.

КТО ЭТО СЕНО КОСИЛ? КАК БУДЕТ ВЫВОЗИТЬ? НА ЛОДКАХ?


ДЕНЬ ПЯТЫЙ. ФИНИШ В БЕЛОМОРСКЕ
Финальный этап нашего маршрута начался с преодоления того же пятикилометрового участка бездорожья, по которому мы заезжали в лагерь. Проскочили его почти ходом, всего часа за полтора. Ну а дальше все было обыденно – перегон по накатанному грейдеру, финиш в Беломорске, горячий душ и торжественный ужин в маленьком зале на борту плавучей гостиницы.

Наверное, так всегда бывает, когда интересное путешествие заканчивается. С одной стороны, все вроде хорошо – и маршрут прошли, и машины почти не поломали, и удовольствие получили. А с другой – осталась недосказанность, ведь новых фактов пребывания войск Петра I мы так и не обнаружили. Скажем, якоря с малого фрегата, украшенного потускневшей надписью «Здесь был Петя»… Возможно, кто-то из читателей, воодушевившись этим рассказом, загорится идеей найти Осудареву дорогу и, присоединившись осенью к очередной экспедиции, встретится там с кем-то из нашей команды.

GPS-трек:

osud_doroga_2006_2_2007.zip [551.84 Kb]

Экспедиция организована компанией
RussianDiscovery при поддержке «Клуба 4×4»