• Сегодня: Понедельник, Октябрь 22, 2018

 

 
Путешествия   25 июля 2010   

Африканские страсти

Африканские страсти

Времена отважных первопроходцев в пробковых шлемах, открывающих дебри Черного континента, давно прошли, но африканское сафари не утратило своей романтики и по сей день. Столица Кении Найроби поражает обилием небоскребов, модных бутиков и изысканных ресторанов.

Правда, в момент нашего посещения их двери оказались в основном закрытыми. С утра центр города был охвачен беспорядками – мусульманская община протестовала против депортации очередного фундаменталиста, собравшиеся же в ответ христиане выступали, используя знакомый нам лозунг «Понаехали!». Как результат – туда-сюда летят камни, а по улицам носятся отряды военных, делающих вид, что контролируют ситуацию.

Крокодил может выжидать добычу часами без малейшего движения

Король саванны

– Эй, мистер, – хватает меня за рукав неожиданно подбежавший негр, – время ехать на сафари! Я предлагаю очень дешевое сафари.

В руках оказывается очередной проспект с джипами, слонами и носорогами.

– Спасибо, не надо, у нас есть свои колеса…

ЖИРАФЫ НА ФОНЕ НЕБОСКРЕБОВ
В Кению, равно как и в Уганду или в Танзанию, туристы со всего мира едут именно за сафари. В переводе с суахили это слово означает «путешествие», поэтому от местного жителя вы можете услышать нечто в духе: «От Найроби до Кампалы очень длинное сафари, 10 часов на автобусе». Но для остального человечества в этот термин вкладывается весьма определенный смысл – встречи с животными в их естественной среде обитания. Еще полвека назад такое «рандеву» обычно было коротким: увидел слона – прицелился – выстрелил. Но с развитием туризма карабин сменила фотокамера, а охотничью засидку – полноприводный автомобиль. Отправиться же в сафари можно как организованно, с проводниками, так и самостоятельно. Нам по душе больше собственные исследования. Может быть, и увидим меньше животных, чем покажет рейнджер, но зато это будут настоящие «трофеи», которыми можно честно гордиться. Итак, арендованная машина встречает в аэропорту, но не стоит сразу давить на педаль, стартуя в «трансафриканский» пробег. Для начала имеет смысл полюбоваться на жирафов и буйволов, гуляющих фактически в черте границ кенийской столицы. Ведь на самой ее окраине находится национальный парк Найроби, один из старейших в Африке. Конечно, это не Масаи-Мара, но для первого знакомства с африканской фауной вполне подходит. В течение первого часа пребывания в заповеднике мы столкнулись с зебрами, жирафами, страусами, полдюжиной видов антилоп, бородавочниками, бегемотом, крокодилом и довольно редкими в Кении черными носорогами. Но главное в этом парке даже не сами животные, а задний план – наблюдать обитателей саванны здесь можно на фоне небоскребов делового центра Найроби. Ну где еще встретишь такую картинку?

Колониальные фермы сегодня переоборудованы под комфортабельные гостиницы для путешественников

Озеро Буньони на рассвете

Мы на экваторе!

РОЗОВЫЕ ОЗЕРА
Вскоре команда экспедиционеров полностью укомплектована. В условленном месте к конвою присоединяется вторая машина с четверкой наших друзей. Но как бы мы ни радовались встрече, первыми словами были: «Быстрее закройте окна!» Что бывает, если этого не сделать, мы узнали  еще несколькими часами ранее. Стоило затормозить у въезда в национальный парк «Озеро Накуру», как в полуоткрытое окно тут же  просунулась наглая морда бабуина. Эти твари привыкли к людям и отлично знают, чем можно поживиться в плохо закрытом автомобиле. В этот раз не вышло! Обезьяны методично обследовали покинутый джип, проверив все двери и окна – нет ли где лазейки. Потерпев неудачу, мохнатые бандиты бесцеремонно устроились на крыше и на капоте, всем своим видом показывая, кто здесь хозяин. И спорить с ними не стоило – огромные клыки в разинутых пастях говорили сами за себя.

Со мной в экипаже два настоящих натуралиста – Стася и Шурик, проведшие в парках Африки уже больше года. Книгу природы они умеют читать в совершенстве.

– Смотрим внимательно, – объявляет Шурик, – где-то рядом убитое львом животное.
– Откуда знаешь?
– Видишь, гриф, сидевший на дороге, попрыгал прочь от машины? Он должен был бы улететь, но не может это сделать. Объелся. Значит, была пирушка.

Африканский закат – ежевечернее фотопиршество

В парке Амбосели животные охотно позируют на фоне снегов Килиманджаро

И действительно, неподалеку в высокой траве замечаем останки жирафа, которые рвали на части грифы и марабу. А чуть дальше и сам устроитель пиршества – огромный лев, уже насытившийся и  наблюдающий, как падальщики кормятся за его счет. В какой-то момент ему это надоело, и он с рычанием разогнал дармоедов. Немного постоял над жертвой и, явно жалея, что желудок не резиновый, затрусил прочь.

Парк Накуру, расположенный вокруг одноименного озера, можно назвать раем для любителей носорогов. Обычно удачей считается встретить одного-двух за день, здесь же мы сбились при подсчетах на третьем десятке. Особенно много белых носорогов. Но все-таки основной цвет озера Накуру не белый, а розовый. А главное животное здесь фламинго. Издалека кажется, что вода в озере ярко-розового цвета – это птичья колония покрывает водную гладь живым розовым ковром. На берегу можно выйти из машины, чего обычно на организованных сафари делать не позволяется, и заняться вдумчивой фотосъемкой тысяч птиц, деловито расхаживающих по мелководью. Только не надо подъезжать к воде слишком близко: легко завязнуть в трясине из гуано, а чтобы освободиться, придется не только попотеть, но и основательно пропахнуть.

Этот прайд из Масаи-Мара – телезвезды, главные герои документального сериала Би-би-си «Дневники большой кошки»

На этот раз бросок гепарда увенчался успехом

  
«АФРИКА, БЛИН!»
Пожалуй, это самый адекватный перевод на русский язык фразы T.I.A. (This is Africa), любимой присказки экспатов и белых африканцев, которую после фильма «Кровавый Алмаз» знает весь мир. И теперь по поводу и без ею любит  щегольнуть каждый посетитель Черного континента. Я не исключение, хоть и стараюсь не злоупотреблять. Но иногда во время африканских будней видишь такое, чему можно дать только один диагноз – означенные три буквы… Вот, например, авария на дороге. Сколько перевернутых машин мы видели за время нашего путешествия – не сосчитать. Водители засыпают за рулем, не вписываются в крутые повороты, просто сталкиваются лоб в лоб на ровном месте на полном ходу – в этих краях не принято уступать дорогу. Поэтому, заприметив за очередным поворотом перевернувшийся грузовик, перегородивший узкую дорогу из Кисуму в Какамегу, я не особо удивился. И сразу отметил два момента: смотрящие в небо колеса фуры все еще крутятся, а со всех сторон бегут люди… Оказалось, что грузовик был под завязку нагружен мешками с цементом. Некоторые из них лопнули, и все окрестности были покрыты плотной белой пылью. Большая же часть мешков лежала нетронутыми в кювете. Но лежать им там оставалось считаные мгновения – первые добежавшие с разбегу ныряли в еще не осевшее облако пыли, а еще через 30 секунд они уже неслись прочь с мешками на головах. Были задействованы все: взрослые, дети, мамаши с малолетними детьми за спиной. Даже хрупкие старушки. Через десять минут подъехала полиция, но все уже было кончено. Мешков не осталось. Опоздавшие к сеансу «раздачи слонов» собирали цементную пыль в ведра, а кое-кто удалялся вдаль с частями от самого грузовика. Ти-Ай-Эй…

Марабу – птицы любопытные и бесстрашные. Поэтому часто заканчивают жизнь, столкнувшись на взлете с автомобилем

«Розовая» Африка

У носорога в саванне нет врагов

ЕЗДА С ПРЕПЯТСТВИЯМИ
Чем дальше мы продвигаемся на запад, тем красочнее становится за окном. Позади остались просторы саванн кенийской Рифтовой долины, теперь вокруг холмы – те самые «зеленые холмы Африки», о которых писал Хемингуэй. В Уганде все краски словно стали ярче: чайные плантации сверкают изумрудной зеленью, охристая пыль грунтовых дорог словно сошла с палитры художника. Даже дорожные полицейские, и те оделись в ослепительно белые мундиры и при полном параде регулируют движение на шоссе. Как эта форма остается чистой к концу дня – загадка. Кстати, о полицейских. Их на исходе первой недели путешествия по Восточной Африке начинаешь тихо ненавидеть. И с каждым днем это чувство крепнет. Речь не об упомянутых выше белых кителях, которые, к слову, весьма дружелюбны и корректны, а об их менее разговорчивых коллегах – «лежачих полицейских». Не проходит и пары километров, чтобы, едва разогнавшись, снова не упереться в очередную полосу препятствий. Именно полосу – видно, местные власти считают, что одному «барьеру» будет скучно на дороге, поэтому ставят серию как минимум из трех. Причем они заметно выше европейских, поэтому даже на малой скорости изрядно потряхивает. А теперь умножьте этот эффект на три. Или на шесть. Или на… семьдесят семь. Однажды мы встретили на шоссе ровно 77 «лежачих полицейских» подряд, отстоящих друг от друга на 20–30 метров. Я не шучу – специально считал! Занятно, но тормозили только мы одни –местные водители ни подвеску, ни себя не жалеют и берут барьеры с разгона. И междугородние маршрутки с пассажирами в том числе…

Озеро Виктория на четверть заросло гиацинтом и издали похоже на лужайку

Угандийский коб – самая распространенная и самая изящная антилопа Уганды

ОПАСНЫЕ УВАЛЬНИ
Иметь в группе две машины очень полезно. И даже не с точки зрения возможных поломок, засад или безопасности. Просто иначе пришлось бы в буквальном смысле разорваться, когда по одну руку у нас львица под прикрытием высокой травы подкрадывается к стаду антилоп-кобов, а по другую – полтора десятка бегемотов вышли прогуляться по берегу. Разделяемся, чтобы иметь возможность запечатлеть оба события. Аккуратно приближаемся к бегемотам, но те предпочитают забраться обратно в воду и продолжить водные процедуры. В сотне метров от них забрасывают сеть деревенские рыбаки. Несмотря на увлеченность процессом, они не забывают поглядывать на соседей. Как только один из бегемотов направляется в сторону лодки, рыбаки тут же налегают на весла, стараясь отплыть подальше от «водяной лошади». Известно, что виновниками большинства человеческих смертей в саванне становятся не львы или леопарды, а именно неповоротливые с виду бегемоты, оказывающиеся на поверку отличными бегунами на короткие дистанции и весьма агрессивными животными. Так что если вам хоть немного дорога жизнь, никогда не становитесь между бегемотом и водоемом. Да и в воде к нему не приближайтесь. Взрослые особи яростно охраняют территорию, а потопить лодку для такой туши раз плюнуть.

Пейзажи национального парка Королевы Елизаветы (Западная Уганда)

Окрестности озера Буньони – идеальные «зеленые холмы Африки»

В целом же животный мир угандийской саванны беднее соседних Кении и Танзании. Шансов встретить львов или носорогов здесь меньше, но зато явно интереснее и живописнее ландшафты. Чего стоит один водопад в парке Мерчисон-Фоллз – через узкое «бутылочное горлышко» теснины с ревом протискивается сам могучий Нил. Только ради одного этого зрелища сюда уже стоит приехать. Не менее красивы и пейзажи парка Королевы Елизаветы, 50 лет назад считавшегося самым интересным местом континента с точки зрения сафари. А в конце 70-х, после свержения одиозного диктатора Иди Амина (о нем недавно был снят голливудский фильм «Последний король Шотландии»), здесь почти не осталось ни львов, ни слонов. Но сейчас популяция заповедника восстановлена на две трети и на берег озера Эдуард снова выходят стада толстокожих.

КОШАЧИЙ РАЙ

Из Большой Африканской Пятерки, то есть слона, буйвола, льва, носорога и леопарда, сложнее всего увидеть в природе именно последнего. Леопард ведет преимущественно ночной образ жизни, отдыхая днем на ветвях какого-нибудь раскидистого дерева. А вот встретить в кенийской саванне льва – дело самое обычное.

Фотоохота на слона. Тончее, на слоненка

Особенно если речь идет о Масаи-Мара. Этот парк вкупе с танзанийским Серенгети полностью соответствует тому образу африканской саванны, который сидит в наших головах со времен «Клуба кинопутешественников»: бескрайняя равнина, колышущиеся на ветру травы, стада слонов в сотни голов. В Масаи-Мара не нужно долго искать льва. Это поистине «львиная страна». Сюда принято не приезжать, а прилетать, и здесь самые дорогие лоджи – так в Африке называют полевые отели. Но если вас не пугают разбитые грунтовки, форсирование рек и риск застрять прямо посреди стада буйволов – добро пожаловать!

Однако самые изящные кошки саванны – это, конечно же, гепарды. Их грациозные фигуры выдают потомственных аристократов. Детеныши гепарда со смешно топорщащейся шерсткой на холке – самые милые создания, которых можно встретить на просторах саванны. А охота этих зверей – одно из самых захватывающих зрелищ, которые предлагает Африка. Несмотря на славу самого быстрого бегуна на земле, гепард может развивать свои знаменитые 70 км/ч только на очень коротком расстоянии. Поэтому сначала он должен подобраться к жертве довольно близко. Пауза и… долгожданный бросок, заканчивающийся победным спринтом.

ВРЕМЯ ЕХАТЬ НА САФАРИ!

Готовя этот материал и пересматривая фотосъемку, я на какое-то время вновь перенесся в Африку. К сожалению, в ограниченный объем журнальной статьи не вошли наши приключения в парке Амбосели, находящемся в тени знаменитого Килиманджаро, и легенды о львах-людоедах. Настоящие бандиты-браконьеры в парке «Западное Тсаво» и тихая экзотика острова Ламу, где арабская культура причудливо смешалась с африканской. Рафтинг по Белому Нилу и бездорожье северо-восточной Кении в опасной близости от сомалийской границы и многое-многое другое. Это требует отдельных рассказов, а лучше… еще одного путешествия! Прелесть сафари в том, что в одни и те же места можно возвращаться неоднократно, и каждый раз получать новые впечатления, видеть новых животных и новые сцены из жизни. Попробовав однажды этот тип времяпрепровождения, вы навсегда станете его поклонником.

ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ НА ЗАМЕТКУ
Прямых рейсов из Москвы в Кению нет. Самый бюджетный способ попасть в страну – воспользоваться «Египетскими авиалиниями» с пересадкой в Каире (от 17 тыс. руб.). Однократную визу Кении (до 90 дней пребывания) можно получить за 25 долларов на любой границе. При выезде в Танзанию или Уганду и возвращении в Кению без посещения третьих стран однократная виза продолжает действовать. Однократная виза Уганды ставится на границе за 50 долларов.

Национальная валюта – кенийский шиллинг (1 доллар США = 78 кен. шиллингам, 1 российский рубль = 2.67 кен. шиллингам) и угандийский шиллинг (1 доллар США = 2110 уг. шиллингам, 1 российский рубль = 72 уг. шиллингам).

Аренда внедорожника типа Mitsubishi Pajero со страховкой стоит 60–80 долларов в день. Для выезда в соседние страны оформляется дополнительная страховка (в районе 20–30 долларов в день). Бензин в Кении стоит в районе 1 доллара за литр, в Уганде – около 1.3 доллара. Дизельное топливо на треть дешевле. Движение левостороннее.

Ночевка в кемпинге обойдется в 5–10 долларов, в отеле – от 40 долларов за двухместный номер. В Кении и Уганде европейский стандарт напряжения и частоты  220–240 вольт 50 герц. Розетки и вилки в стране «британского» типа G с тремя прямоугольными штырями (переходники на европейскую вилку есть в любом крупном магазине).


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Отправить другу