• Сегодня: Понедельник, Декабрь 11, 2017

 

Путешествие   23 августа 2010    704

Пустыня Наска на плато Устюрт

Пустыня Наска на плато Устюрт

Гигантские изображения стрел, аналогичные «рисункам Наска», обнаруженные в Казахстане на безжизненном плато Устюрт три десятилетия назад, остаются достоянием лишь специалистов… Наберите в любой поисковой системе в интернете два слова – «стрелы Устюрта».

Наверняка одной из первой будет ссылка на небольшую заметку в журнале «Вокруг света» за 1983 год. Вот с нее-то все и началось! Оказывается, в начале 80-х годов во время аэрокартографических съемок западнее Аральского моря были случайно замечены уникальные изображения в виде гигантских стрел, видимые только с воздуха. Их сразу тематически связали с известными рисунками в пустыне Наска. Но если в Перу узоры сосредоточены на относительно небольшой площади, легко поддающейся изучению, то через пустынные земли Устюрта «галерея» растянулась на несколько сотен километров. И практически никому, кроме узкого круга ученых, о стрелах Устюрта до сих пор ничего не известно. Да и сами они пока не пришли к общему мнению о назначении стрел, кто и когда их «нарисовал». Мы не ставили себе целью найти ответы на эти вопросы. Как минимум хотелось своими глазами увидеть уникальные произведения человеческого (а может, вовсе и нечеловеческого?) разума. Ну а если получится, то и попытаться сфотографировать их, поскольку кроме того снимка в старом журнале больше никаких документальных свидетельств не нашлось.

В ПЕСКАХ
Акеспе – маленькая деревенька на северо-западном берегу Малого Арала. Всего два десятка домов, окруженных со всех сторон песками, движущихся под воздействием ветра. Сегодня с этой стороны дома намело, а завтра с другой. Толкаешь дверь, а она не открывается – приходится откапываться. Зато в деревне есть вода, даже водопровод. Чтобы не засыпало, колонки скрыты под землей: нужно спуститься в люк посреди улицы, повернуть кран и наполнить емкость из шланга. До ближайшей «цивилизации» отсюда по прямой порядка 80 километров. По главной улице ходят верблюды, но на большинстве домов висят спутниковые тарелки, есть медпункт и школа. Будучи не первый раз в казахстанской глубинке, не перестаю удивляться детям. Все чистенькие, ухоженные, в нарядных одеждах. Если идут на уроки – значит, в отглаженных костюмах и белых фартуках. Даже первоклассники! А вот по-русски не говорят. Хотя в стране это второй государственный язык, предпочитают общаться на родном первом. Взрослые же великий и могучий пока не забыли: «О, Москва – это наше все!»

Вряд ли жители Акеспе раньше видели свой поселок с высоты птичьего полета

ВСТРЕЧА НА ДНЕ
Первая часть пути носила в основном ознакомительно-тренировочный характер. Западным берегом Аральского моря до нас прошло множество групп. И обязательно надо было посетить брошенные корабли аральской флотилии! Возле них на бывшем дне ушедшего моря в торжественный день 9 Мая встречаемся с друзьями – командой московского клуба «4×4 Тур» под руководством Андрея Форосенко. Надо сказать, что мы с самого начала были в курсе маршрутов друг друга и прокладывали их так, чтобы не повторяться. Уверен, что такая форма сотрудничества принесет много обоюдовыгодной пользы в будущем. Цель-то у нас общая – изучение Устюрта.   

Водопровод в Акеспе. Покрышка – вход в двухметровый колодец

ВИД С НЕБА
Настоящая экспедиция, направленная на изучение чего-либо и не ставящая перед собой целью только преодоление бездорожья, должна проводить инструментальные исследования и наблюдения. Для нас таким инструментом стала фотокамера, подвешенная на… воздушном змее. Капинг (от KAP – Kite Aerial Photography) уже давно развит во всем мире. Идея проста. Необходим воздушный змей достаточной грузоподъемности. К нему, точнее к лееру, с помощью специального подвеса, обеспечивающего горизонтальное положение, крепится фотокамера. Остается дистанционно направить объектив в нужную сторону и нажать на спуск. В простейшем случае прицел выбирается на глаз, а аппарат работает в режиме интервальной съемки, делая кадры через заданные промежутки времени. Более сложные установки оснащают радиоуправлением вращения, наклона камеры и спуска затвора в теории. На практике же камера нещадно болтается и никакие стабилизаторы не выправят картинку. Результаты зависят от тонкости настройки всей системы под ситуацию (силу и стабильность ветра, высоту и угол съемки). Также надо учитывать, что все конструкции проектируют и изготавливают самостоятельно. А еще в «змеиной авиации» бывают аварии и жесткие посадки… Вот и нам, как ни обидно, пришлось смириться с падением радиоуправляемой «зеркалки» с хорошим объективом с 70-метровой высоты буквально в первый день и впоследствии запускать в небо только примитивную «мыльницу»…

Ура! Цирк из Москвы приехал!

НЕИЗВЕСТНАЯ ЗЕМЛЯ
Читали «Затерянный мир» А. Конан-Дойла? Так вот, Устюрт – такое же плато, возвышающееся над окружающим миром на 180–300 метров и простирающееся между Аральским и Каспийским морями на 200 тысяч квадратных километров. Обрывистые края плато называются чинками. Подняться или спуститься по ним можно лишь в определенных местах. На плато свой резко выраженный климат. Здесь очень суровые зимы и выжигающая все живое жара летом. В промежуточные сезоны возможны грозы и проливные дожди, попасть в которые означает застрять на долгие дни – дороги становятся похожими на пластилин. И всегда ветер! Самая растиражированная об Устюрте цитата в интернете – это то, что известно о нем меньше, чем о Каракумах… А как иначе, если действительно так и есть?
      
ВДОЛЬ ТРУБЫ
Примерно посередине нашего внедорожного этапа находится населенный пункт Бозой. Его посещение желательно для пополнения воды и топлива. Подъезжаем к заправке. Из домика выходит немолодой мужчина в светлой рубашке, начищенных ботинках и в брюках со стрелочками. На поясе «кобура» с сотовым телефоном. Казалось бы, ничего удивительного. Если бы не то, что через минуту он при всем этом параде начинает ручным насосом перекачивать солярку из бочки в мерную 50-литровую канистру, а затем из нее в бак. И так дважды. Чуть поодаль – шиномонтаж. Загоняем в пробитое несколькими днями ранее колесо камеру – вторая рабочая запаска не помешает. А вообще Бозой довольно большой (по местным меркам, конечно) поселок. В нем есть несколько дукенов (магазинов), в которых продается все необходимое для жизни. Жители занимаются животноводством, работают на газовых скважинах, обслуживают насосную станцию, перегоняющую газ из Узбекистана. Трубопровод проложен по западному берегу Арала по идеальной прямой. Вдоль него идет дорога, или, точнее, подобие дороги, с множеством колей от грузовиков, то уходящих в степь в объезд промоин и больших луж, то возвращающихся обратно к трубе. В весеннюю распутицу тут «весело», о чем напоминают валяющиеся по обочинам куски стальных тросов толщиной в руку. Лавируя между очередными засадами, не забываем контролировать на экране ноутбука процесс приближения к Узбекистану. Даже точку поставили на карте километрах в пятнадцати от границы, предполагая взять от нее западнее, дабы не попасть на территорию другого государства. Но оказалось, нас уже ждали…

Первые десять лет думали, что Арал вернется…

ЗАСТАВА, В РУЖЬЕ!
В той самой «поворотной» точке стояли вращающийся локатор, наблюдательная вышка и целый гарнизон казахстанских пограничников. У ворот встречает сам начальник заставы. У нас с бумагами все в порядке, но «нужно согласовать со штабом», поэтому копии документов отправляются по факсу в столицу. Ждем полчаса, час. Показываем журналы с материалами о прошлых поездках, рассказываем о нынешнем путешествии, недоговаривая, правда, об основной цели – мало ли что… Пограничники очень корректны, восхищаются Парадом Победы в Москве, предлагают еду и воду. Все говорят по-русски, рядовые бойцы обязательно отдают честь, представляются, а только затем обращаются к нам с вопросом. Тем временем темнеет, и ехать сегодня дальше не имеет смысла. Решаем разбить лагерь рядом с заставой. Командир откровенно рад этому: вроде и задерживать ему нас уже не нужно (для чего нет оснований) и в то же время все остается под его контролем, до тех пор пока не придет приказ сверху. Этакий домашний арест по собственной воле. А утром к палаткам подкатил «уазик»: «Все вроде в порядке, но в Астане все-таки волнуются. Короче, мы вас сопроводим немного, чтобы вы ненароком в Узбекистан не попали. У вас, конечно, с «Гарминами» все хорошо, но приказ есть приказ…» Выбирать не приходится. Едем под конвоем около 80 километров. Сопровождающие приветливы, на коротких остановках интересуются впечатлениями о Казахстане. Мы тоже внешне дружелюбны, хотя на душе кошки скребут. Находимся уже в районе стрел, а тут даже фотокамеру не достать – посты всякие и погранзона…   

«Затерянный мир Устюрта»
Участники: Сергей Груздев, Олег Кулаков, Михаил Кузьминых. Автомобили: Nissan Patrol Y60, Land Rover Discovery I. Маршрут: Москва – Саратов – Озинки – Уральск – Актобе – Эмба – Шелкар – берег Аральского моря – Бозой – плато Устюрт – Кульсары – Атырау – Уральск – Москва. Всего пройдено 6500 км, из них 1200 км внедорожной части. Время в пути – 14 дней.

Эта красивая трава забивается под защиту двигателя и раздаточной коробки, тут же начинает тлеть, а стоит остановиться, воспламеняется. Мы горели трижды

Вода в пустыне решает все. Есть вода – есть жизнь!

КАМЕННАЯ ГАЛЕРЕЯ
Как ни странно, но посмотреть на стрелы сегодня может практически любой, даже не вставая с домашнего кресла. Запустите Google Earth и найдите на западном берегу Аральского моря мыс Дуэна, проведите от него воображаемую линию примерно на Кульсары и изучайте территорию вдоль нее. Большое скопление стрел сразу легко находится в Узбекистане, по обе стороны границы (в том числе там, где мы проехали под конвоем), встречаются они и ближе к Северному чинку Устюрта, и возле чинка Донызтау, на Мангышлаке. Практически все они похожи – из общего основания в виде мешка расходятся две отдельные стрелы (длиной по 500–800 метров) с ярко выраженными наконечниками. Очень напоминает условные обозначения направлений движения армий или маневров фронтов на глобальных картах военных действий. Интересно, что в той немногой, уже устаревшей информации, что удалось найти по этой теме, подчеркивалось, что все стрелы направлены исключительно на север. На современных же космоснимках ясно видно, что в этом никакой системы нет. Встречаются даже изображения, находящиеся в паре километрах, но смотрящие навстречу друг другу.

Для горизонтального положения фотокамеры используется специальная подвеска

Площадь этого змея всего 1.8 кв. метра – для очень сильного ветра. Основной был вдвое больше…

С ПОМОЩЬЮ КОСМОСА
Так почему же до сих пор никто по-настоящему не описал эти рисунки или даже целые сооружения, как считают археологи? Почему о них ничего не знают местные, те же пограничники, каждый день буквально ездящие по изображениям? Да просто с поверхности земли их не видно! Даже с воздуха-то они в глаза не бросаются, если не знать, куда смотреть. Готовясь к этой поездке, проведя много времени за компьютером и собрав целую кучу данных о расположении стрел, я тоже не раз задумывался: как мы, оказавшись на местности, найдем то, что с земли не видно? В итоге скачал и привязал к координатам космоснимки, соответствующие на местности квадратам примерно три на три километра с центром в стрелах. И вот мы возле Северного чинка, где разбросано около десятка рисунков. Решающий момент – найдем или нет? Въезжаем в предполагаемый участок первого изображения. На экране привязанный космоснимок. Едем, глядя только на навигатор. Все, стоп, мы в самом «наконечнике»! Вылезаем, оглядываемся. Разочарование… Где же стрела? Или привязка неправильная? Вокруг ровная степь. Впрочем, смотрите, что это за канавка тянется с более зеленой травой? А вот еще одна! Да это же явно углубление, и трава в ней тоже другого цвета. Точно «острие»! На следующую «картинку» приехали уже в приподнятом настроении – все читается! Еще одну стрелу тем вечером даже обрисовали треком, объехав по ее контуру. Действительно, уникально. Стрелы Устюрта существуют! Хоть и непонятно, но… чертовски интересно! А почти весь следующий день запускали над стрелами воздушного змея с «фотомыльницей». Не знаю, видели ли еще когда-либо устюртские орлы такого «птеродактиля»? С фотоаппаратом уж точно впервые.

«Внедорожник» Устюрта


СЕРЕБРЯНАЯ ДОРОГА

От стрел идем на северо-запад, на Кульсары. Нитка следующего этапа во многом повторяет часть пути, пройденного более тысячи лет назад караваном, шедшим из Багдада на Среднюю Волгу. Тогда, в 921 году, вместе с пятитысячным обозом в царство булгар направлялось посольство халифа, секретарем при нем служил молодой Ахмед Ибн-Фадлан, дневник которого впоследствии был опубликован. В отличие от знаменитых шелковых путей, этот «большак», соединяющий восточные страны с Волжской Булгарией, северной Русью и Скандинавией, стоило бы назвать серебряным или пушным. «Снизу» по нему шли серебро и посуда, так ценившиеся на Руси, а обратно купцы везли тюки с мехами. Судя по заметкам Фадлана, в его время та часть Устюрта, где мы находились, была совсем не такой безлюдной, как сейчас. Через каждые 20–30 км, на длину дневного перехода, стояли караван-сараи, даже целые города с домами, кладбищами и мавзолеями с округлыми крышами-куполами, очень похожими на аналогичные сооружения и в современном Казахстане. Несколько лет назад, путешествуя по его западным областям, мы обнаружили в степи остатки одного из таких караван-сараев (см. 4×4 Club № 10’2008). Эх, вот бы встретить здесь что-то похожее, иллюстрирующее древние записки…

Накачать 50 литров солярки – это как 50 раз отжаться… Поначалу сложно, потом привыкаешь


СТРЕЛЫ УСТЮРТА
Теорий о происхождении стрел существует немного. По одной – это сооружения, служившие в далеком прошлом ловушками для охоты на сайгаков и куланов. Там, где сейчас остались лишь полузасыпанные рвы, были еще и валы (ради интереса мы копнули – там каменная кладка). Попав в стрелу, животные бежали вдоль стен, пока не оказывались в «наконечнике», где гибли под копьями или падали в ловчую яму. По другой популярной версии, стрелы – это «плоская воронка» для сбора воды. Стенки удерживали снег, а тая, сугробы сползали к углублениям в «остриях»-колодцах. В пользу мелиоративной идеи косвенно выступают найденные группой «4х4 Тур» дамбовые системы севернее Донызтау. Ну и третье предположение, как, впрочем, и в Перу, носит внеземной характер. Кстати, вы в курсе, что рисунки в пустыне Наска, названные величайшей достопримечательностью нашей планеты, стали известны человечеству лишь благодаря фильму «Воспоминание о будущем», снятому режиссером Эрихом фон Дэникеном в 1970 году?

 

Артефакты советского периода. Нет воды – нет жизни…

ЯДОВИТЫЙ ТУМАН
Так, с острым желанием увидеть нечто любопытное, мы начали очередной день на Устюрте. Но неожиданно въехали в зону белесого тумана. И до этого ощущение нереальности захлестывало сознание, а тут напал какой-то непонятный не то страх, не то озноб. Такое впечатление, что мы одни на маленькой планете. Куда ни посмотришь – закругляющийся горизонт. Неба нет вообще. Точнее, оно есть, но не радостное голубое с облаками, а низкое серое, давящее на плечи. И лишь иногда сквозь плотную дымку пробивается режущее глаза белое солнце. Это был самый глухой и самый сложный участок пути. Дорога бьется, но лишь по карте. В реальности это постоянно теряющийся намек на заросшую колею, по которой несколько лет назад однажды проехали. Откажи навигация – достаточно сместиться на десяток метров в сторону, пару раз повернуться, и все – заблудился! А что делать, если машина сломается или кончится топливо? Вокруг на более чем 200 километров никого! Ни воды, ни ориентиров… Действительно, «затерянный мир»! Уже вернувшись домой, через неделю после похода увидел в «Новостях» сюжет о неожиданной одновременной гибели в Казахстане нескольких табунов сайгаков, попавших в непонятный белесый туман. Может быть, мы испытали на себе воздействие той же природы?

В Казахстане есть мертвые пустыни, бескрайние степи, отвесные горы и полноводные оазисы…

СТЕПНЫЕ АМАЗОНКИ
Малюсенькая информация в прессе об археологическом и историческом памятнике на стыке Атырауской, Мангистауской и Актюбинской областей, найденном учеными в 2000 году, давно привлекала мое внимание. Уж очень романтический ореол витал вокруг. Якобы, когда его обнаружили, возле входа были изваяния вооруженных женских фигур. С тех пор за объектом и закрепилось название «Святилище амазонок». А перед самой поездкой мне попалось короткое описание предметов, раскопанных здесь археологами в 2001 году. Речь в нем шла о двух серебряных пластинах с изображениями фантастических животных, одновременно сочетающих в себе черты барса, волка, льва и дракона. Больше никакой информации, в том числе и о точном местоположении святилища, у нас не было. И оно стало второй целью нашего путешествия. Предстояло «найти иголку в стоге сена». Благо ближе к вечеру вырвались из полосы тягостного тумана. Жизнь стала налаживаться, даже ходившая три дня по пятам грозовая туча, сверкавшая ночами молниями, кажется, отстала. Для полноты счастья не хватало только маленького чуда. И к вечеру оно появилось! В виде куполообразного сооружения высотой метров шесть и диаметром около пятидесяти. Примерно так, как и описывал Ибн-Фадлан… Ученые относят эту находку к сарматскому периоду рубежа нашей эры, предполагая, что храм имел несколько уровней, а башня была увенчана куполом. Сейчас здесь продолжаются археологические изыскания. Сделано несколько раскопов, поодаль от сооружения сложены извлеченные из земли плиты ракушечника. Полевой сезон этого года еще не начался, и мы были на объекте одни. Очень хотелось бы посмотреть на работу археологов вблизи и послушать об их открытиях…

Плато Устюрт все еще ждет своего Генриха Шлимана

Через эти меловые горы почти два века назад шли караваны Серебряного пути (фото «4х4 Тур»)

На Малом Арале есть рыба, а значит, у моря есть шансы… (фото «4х4 Тур»)

ВОЗВРАЩЕНИЕ
Утром опять повезло – сбивающий с ног ветер разогнал тучи и подсушил лужи. Из сложностей предстояло пересечь чинк Донызтау, и под дождем спуски-подъемы по скользкой корке с огромными промоинами в колее превратились бы в непростое развлечение. А закончилась наша десятидневная «автономка» через сутки в Кульсары, встретивших будничным обилием людей, машин и магазинов. Сразу зазвонили, запищали телефоны. И лишь остро пахнувшая ветка полыни с Устюрта на панели приборов напоминала о реальности пройденного пути…


ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ НА ЗАМЕТКУ
Для посещения Казахстана виза и загранпаспорт россиянам не требуются. Если пребывание в стране планируется более пяти дней, необходима регистрация. Оформить ее можно в миграционном отделе при УВД в любом районном центре (в графе «пункт назначения» указывается «транзит»). У нас процесс регистрации занял час, но можно потерять на этом и целый день. Желательно иметь с собой  ксерокопии паспортов и более-менее официальную бумагу с печатью (например, письмо от турклуба или маршрутную книжку от ТССР), где указаны состав группы, перечень автомобилей и маршрут движения (она пригодится и на границе, и при встречах с автоинспекцией, и с полицией). Национальная валюта – тенге (курс на май 2010 года от 4.6 до 4.9 тенге за один рубль). Топливо по основным трассам есть везде (стоит чуть дешевле, чем в России, ДТ порядка 16 рублей, но в отдаленных районах, где нет официальных заправок, за литр солярки могут попросить и 24 рубля). Также следует учитывать, что в некоторых районах на период посевной (уборочной) могут быть введены нормы отпуска (талоны). Мы с этим столкнулись на участке Уральск – Актобе. Вышли из положения стандартным способом, предложив купить топливо по более высокой цене.

Отправляясь на автономные этапы в степи и пустыни, необходимо иметь достаточное количество топлива (как минимум двойной запас) и воды. Все жидкости должны быть в надежных, устойчивых к тряске и ударам емкостях. Желательно наличие второй запаски – мягкие боковины приспущенных колес можно пробить даже жесткими ветками саксаула, не говоря уже о присутствии в степи всевозможных железок и проволоки, особенно вблизи населенных пунктов (в том числе давно заброшенных). Даже в небольших поселках сейчас работает сотовая связь. Приобретать абы какую местную сим-карту смысла не имеет – без казахстанского паспорта можно купить только тариф, работающий в крупных городах.

Благодарим компанию «Навиком» – официального дистрибьютора Garmin в России (www.navicom.ru) –
за помощь в осуществлении этой экспедиции