• Сегодня: Понедельник, Октябрь 22, 2018

 

 
Путешествия   29 октября 2010   

Фанские горы издавна привлекают к себе альпинистов

Фанские горы издавна привлекают к себе альпинистов

У альпинистов есть легенда о том, как собрал однажды Бог в одном месте десяток самых лучших вершин, обрамил их прекрасными реками, озерами, ледниками и назвал все это великолепие Фанскими горами…

Проштудировали карты, наметили варианты маршрутов, изучили географию, трассы, грунтовки и горные дороги. И помчали на верном UAZ Patriot в направлении Центральной Азии. В открытые окна тут же ворвался теплый ветер, в лобовое стекло ударили распахнутые горизонты, впереди были тысячи километров, а в душе – предчувствие, что самое интересное в этой жизни еще только начинается!

Фанские горы находятся на северо-западе Таджикистана, в Согдийской области, и представляют собой прямоугольник 100 на 80 километров в западной части Памиро-Алая. С севера район ограничивает Зеравшанский хребет, на юге – Гиссарский хребет, с востока – реки Ягноб и Фандарья, а на западе – каскад Маргузорских озер. Вершин от 2000 до 5500 метров здесь около трехсот. И главное – от трассы Пенджикент–Душанбе к горным высотам ведут по ущельям вполне проходимые на полноприводном автомобиле дорожки.

ПРИВЕТЛИВЫЙ ТАДЖИКИСТАН
Пограничные переходы из Узбекистана в Таджикистан считаются закрытыми, но россиян пропускают. Пограничники формальностями не озабочены, приглашают под сень деревьев, подливают зеленый чай в пиалу и рассказывают то, что потом услышим еще не раз. Что, мол, добрая Россия сто лет помогала таджикам, очень содействовала прекращению  кровопролития в недавней гражданской войне, а сейчас предоставляет работу нуждающимся. Инициативный начальник пограничников позвонил в Пенджикент, и нас встретило семейство, на доме которого висела табличка Guesthouse Elina. Тут нас и зарегистрировали, и рассказали об интересных местах.

Делу время, а шахматам и нардам долгие часы

Мужчины в России, на заработках, а женщины с детьми кочуют к высокогорным агулям

…Движемся вдоль реки Шинг. На шлагбауме в журнале проезжающих отмечены гости из Франции, Швейцарии, Нидерландов, Польши, Кореи, Китая. А наши почему-то отсутствуют. Вскоре склоны сблизились, а дорога круто пошла вверх, петляя среди скал и обрывов. Продвигаемся медленно, не торопясь рассматриваем местную жизнь. Все встречные мальчишки при деле: кто-то пасет стадо из трех коров или козу с козлятами, кто-то мотыгой машет. А чаще на осликах едут и весело приветствуют: «Хеллоу!» Женщины стирают в реке или обрабатывают огород. Мужчины же обычно сидят и внимательно созерцают окружающую действительность.

РАЗНОЦВЕТНЫЕ ОЗЕРА
А вот и Нижгон, первое озеро долины Шинг. Оно зажато узким ущельем длиной порядка 500 метров. В прозрачной бирюзовой воде среди подводных замков серебрится стайка рыб. Из озера вытекает река, но впадающего потока нет – вода незаметно просачивается сверху сквозь осыпь, образовавшуюся в результате землетрясения. Дорога пробита вдоль озера под скалой с нависающими карнизами. Едем по ней выше, к озеру Соя, такому же прозрачному и чистому, но форма и окружающие горные породы придали ему уже синий и фиолетовый оттенки. В низовье следующего озера, Гушор, обнаружили плоский участок в окружении пяти горных вершин и запланировали его для ночевки на обратном пути. Камнепады и сели создали здесь грубые булыжные мостовые, которые испытывают рессоры на прочность. К озеру Нофин ведет серпантин. Вдоль берега тянутся деревянные столбы электропередач – значит, вверху живут люди. Проезжаем среди домиков-кубиков, маленьких ухоженных огородов и  садов, ограниченных каменной кладкой. Маленькие калитки вводят во внутренние дворы, фасады же домов обычно обращены не на улицу, а в сад, где растут виноград, персики, яблоки, сливы и грецкие орехи. По огородам прорыты арыки, питаемые горными ручьями.

Путь рыбам на нерест в верховья рек преграждают непроходимые  морены, растительности в ледяной воде почти нет, поэтому надежды рыбаков скромные

Маринка – единственная рыба этих высокогорных озер

За кишлаком Падруд пятое, самое маленькое озеро Хурдак. Девичий коллектив в пестро-красных платьях, шароварах и платках полощет на берегу белье. Женщины постарше прикрывают лица, машут руками, чтоб не фотографировали, а девчонки не могут сдержать любопытства и озорно улыбаются. Далее крутизна дороги предельная, въезжаем на пятачок только благодаря пониженной передаче. Высоко над разноцветной гладью озера Маргузор (его глубина достигает 50 метров!) идет узкая дорога, а над головой – скалы до небес. Кажется, что попали на самый верх виденной в жизни красоты, слов нет, и вся надежда только на фотокамеры.

ЗАКОНЫ ГОР
До глубины души трогает благородство таджиков. При встрече они всегда первыми занимают более опасную сторону дороги на кромке пропасти, давая нам без риска прижиматься к скале. Самое неприятное на этих узких дорогах – пятиться назад при разъезде со встречной, но они здесь, к счастью, редки.

Проходимость, запас прочности и высокий обзор UAZ Patriot позволяют преодолевать небольшие горные реки даже без разведки

В кишлаке Маргузор «УАЗ» окружили мальчишки и стали молча рассматривать чужестранцев – русского совсем не знают. Потом и взрослые подтянулись, вежливо здороваются за руку, левую прижимая к груди и кланяясь. Искренне приглашают в гости. Но нас ждет озеро Азорчашма, расположенное на высоте 2400 метров. Здесь пахнет свежестью и душистой мятой, на зеленых травяных коврах маячат алые цветки маков, с вершин несутся ручьи,  а снизу доносится многоголосый шум бурного потока. Вокруг снуют птицы, наполняя воздух хором голосов, особенно стараются скворцы, которые здесь с белыми подкрылками. Вверху, на крутых склонах, висят готовые к старту глыбы размерами с двухэтажный дом.



ПУТЕШЕСТВЕННИКУ НА ЗАМЕТКУ
По плотности красоты и экстрима на единицу площади Таджикистану в СНГ нет равных (см. также путешествие по Памиру в 4×4 Club №12’ 2008).

Чтобы добраться в район Фанских гор, нужно пересечь границы Казахстана, Узбекистана и Таджикистана. Визы оформлять не требуется. Необходимо иметь загранпаспорт. В Казахстане следует застраховать машину с учетом времени обратного выезда и зарегистрироваться в УВД. В Узбекистане регистрируют в гостиницах. Если идете транзитом и укладываетесь в пять дней, то регистрироваться не надо. Рубли меняются на местную валюту везде. Цены на все ниже российских, и лишь стоимость бензина в Таджикистане местами доходит до 45 рублей за литр.

В Узбекистане бензин встречается редко, примерно на одной из тридцати заправок – очереди километровые. Однако его всегда можно купить у предприимчивого населения, правда, весьма сомнительного качества и с переплатой. Поэтому обязательно иметь с собой дополнительные канистры для заправки впрок.

В Таджикистане надо быть подготовленными к крутым каменистым дорогам в горах (пропасти и камнепады!), отсутствию запчастей, автосервисов и качественного топлива. Каждый путешественник должен иметь прививку от полиомиелита и соблюдать гигиену.

Население же в стране совсем не криминальное, жители очень доброжелательны, гостеприимны и всегда готовы прийти на помощь.

СУХИЕ ФАКТЫ
Всего за 30 дней пройдено 10 540 км, израсходовано 1290 литров бензина. Пересечено 12 погранпереходов. Неисправности автомобиля UAZ Patriot (2007 года выпуска, пробег 90 тыс. км): пробился высоковольтный провод; лопнула левая рессора; отлетели все кронштейны подвески выхлопной системы и передней опоры амортизатора; прохудился бачок омывателя; отказал электростеклоподъемник. Ну и, разумеется, несколько раз пришлось менять топливные фильтры.


ГРОЗОВОЙ КУЛИКАЛОН
С трассы сворачиваем  в долину реки Кштут. На подошве голых красных круч в зелени кипарисов приютились домики с плоскими крышами. Солнце уже за горами, и пастушки со своими маленькими стадами возвращаются в кишлаки. На очередной круче увидели маленькую ГЭС, благодаря которой в каждом домике вечером зажигается энергосберегающая лампочка.

Фанская мадонна может одновременно и корову доить, и младенца согревать

Слева по маршруту белая вершина Чапдары, под которой приютился альплагерь «Вертикаль». Впереди перевал Лаудан, откуда можно увидеть центральную часть Фанских гор

На серьезных подъемах инжекторный двигатель «УАЗа» не перегревается, только если ползешь на первой пониженной передаче, при которой обороты вентилятора охлаждения максимальны. Хотя при этом от высоких оборотов коленвала создается иллюзия, что двигатель перегружен и, наоборот, должен вот-вот закипеть. Еще одна особенность движения в горах – от долгой езды по склонам то вверх, то вниз начинаешь путать подъемы и спуски. Горизонтальная поверхность может казаться покатой, а наклонная горизонтальной, поэтому, остановившись, надо без промедления, не по-городскому, задирать ручник. А на крутых склонах первым делом класть под колеса большие камни.

Чем выше поднимаемся, тем больше отличий от предыдущего ущелья. Склоны сплошь укрыты сочно-зелеными лугами с густыми округлыми островками кустарников. Через семь километров за кишлаком Яккахана грунтовка заканчивается. Машина остается отдыхать, а мы по горной тропе поднимаемся к озеру Куликалон. Здесь уютные душистые арчовые рощи скрыли нас от внезапно нагрянувшей грозы. Молнии разбивались о гордые вершины, посылая во все стороны свои отражения от мокрых скал и зеркала озера. Фантастическое зрелище!

ГОРНЫЙ ОАЗИС
Ниже кишлака Шурча мощный Зеравшан несется мутным илистым потоком по глубоким ущельям и каньонам. В Айни уходим от него по Фандарье и движемся по долине Пасруда, разглядывая величественные Чимтаргу (высшая точка Фанских гор, 5487 метров) и Бодхону (5138 метров). Вдоль пути встречается множество башен, зубцов, скальных пиков и отвесных стен. А кое-где приходится пробираться через водоемы болотистых лугов. Чабаны с семьями на все лето выезжают в эти прохладные места ближе к пастбищам, обосновываясь во временных жилищах – агулях. Здесь они выращивают молодняк овец, заготавливают на зиму топливо, масло, твердый овечий сыр.

Вскоре дорогу преграждает древняя морена, подпирающая Алаудинские озера. Выше только горные тропы, а среди мшистых камней бежит речка Чапдара. В этом оазисе под горой Чапдара (5049 метров) обосновался российский альплагерь «Вертикаль – Алаудин». Дружная четверка волонтеров готовится к очередному сезону, приводит в порядок домики для приема спортсменов и любителей. Здесь проводят международные чемпионаты по альпинизму и скалолазанию, но рады и автопутешественникам, любящим горы и романтику.

Этот мост вполне надежен – плотная древесина арчи служит десятилетиями

ЭПИЦЕНТР КРАСОТЫ
«Вертикалью» бессменно руководит хрупкая с виду москвичка Руфина Григорьевна Арефьева, мастер спорта по альпинизму, неоднократная чемпионка всевозможных соревнований, судья международного класса, в общем, «человек вертикали», как с уважением отзываются о ней друзья. Она провела с нами инструктаж, и уже на следующий день в 7 утра маленький отряд, обмундированный рюкзачками, горными ботинками и  трекинговыми палками, поднимался на перевал Лаудан (3630 метров). Через каждые 45 минут привал, каждые три часа выход на связь с базой по рации. Тропа поначалу идет по цветущим  склонам, но чем выше, тем чаще встречаются снежные сугробы. С высоты видно, как постепенно удаляются и погружаются за синий горизонт белые вершины. Над этим эпицентром красоты парят грифы-кумайи с размахом крыльев более трех метров и на что-то, наверное, надеются. Но мы в целости и сохранности вернулись на базу, где нас ждала  биби (бабушка) Руфина, как называет эту добрую женщину местная детвора.

До высокогорного озера Зоркуль пришлось добираться по галечнику, через ручьи, осыпи и даже по леднику

НОЧНОЙ ЭКСТРИМ
Искандердарья, или Александр-река – название, напоминающее, что сюда, в далекую от Греции Согдиану, в 330 году до н. э. вторгались войска Александра Македонского. Вокруг разноцветные горы красных, сиреневых и синих тонов. По склонам цветет дикая низкорослая вишня. К озеру Искандеркуль (озеро Александра Македонского, высота 2255 метров) добрались затемно. Поиски места для ночевки увели далеко вдоль озера и затем опять в горы. Лишь через десять километров оказались возле дома, где не испугались ночных гостей, а предложили ночлег и накормили. В комнате, куда нас определили, было два окна во двор, стены толщиной под метр и деревянный ступенчатый потолок, украшенный резьбой, как крышка шкатулки. Пол покрывали ковры и, наверное, тысяча перинок-тюфяков, всевозможных подушек в цветных наволочках, ватных одеял. Но ночная езда по неизвестной горной дороге не проходит бесследно: даже на мягких перинах просыпаешься от кошмарных снов, в которых срываешься в темноте в пропасть…

Утром спустились от приютившего кишлака к озеру. Ветра нет, и в глади Искандеркуля живописно отражаются берега – горы с полосками облепихи, шиповника, барбариса. Самое большое и впечатляющее озеро Фанских гор…

Рецепт приготовления айрана дошел до наших дней с глубокой древности

 
ПРОЩАНИЕ С ГОРАМИ
А далее наша дорога петляла серпантинам через грандиозное Варзобское ущелье. Проверяя нервы путешественников на выдержку, она нырнула в темноту недостроенного пятикилометрового тоннеля сквозь Гиссарский хребет. За Душанбе провела нас сквозь облака и промытую дождями долину Вахша, а затем, предельно разбитая весенними потоками и селями, через перевал Хабуработ и заснеженный перевал Койтезек (4271 метр). Дорогу к финальной точке маршрута подсказал встретившийся одинокий чабан. Ею стало озеро Зоркуль – труднодоступное и самое высокогорное на Памире. Утром настроились, сосредоточились и все-таки преодолели ждавшие нас годами осыпи, ручьи и ледники. Воздух был чист, и озеро хорошо просматривалось на все свои 20 километров длины, GPS-навигатор показывал высоту 4124 метра. С песчаного берега были хорошо видны снежные вершины Афганистана. Мы кинули монетки в ледяную воду, и с чувством сбывшейся мечты, «бессердечные», покатили в обратный путь… 


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Отправить другу