• Сегодня: Среда, Декабрь 13, 2017

 

Weekend   17 июня 2011    108

Гонки на собачьих упряжках надо увидеть хоть раз в жизни

Гонки на собачьих упряжках надо увидеть хоть раз в жизни

Есть события, которые должен хоть раз увидеть каждый. И в число таких зрелищ определенно попадают гонки на собачьих упряжках… Ездовые псы не лают. Они либо воют, либо причитают на разные лады. «Разговаривают», – поправляют меня, улыбаясь, каюры.
Так что шум над стартовой площадкой соревнований «Северная надежда – 2011», где собрались добрая сотня возбужденных собак и несколько десятков кажущихся спокойными людей, стоит специфический. «Ай-я-ойя-уй-ю-ууууу!» – заливаются животные. Снег скрипит под ногами спортсменов и их помощников. Облачками пара вырываются на мороз редкие фразы на разных языках. Урчит двигатель пикапа, из которого выгружают очередную команду хвостатых участников. И все это сливается в увертюру предвкушения состязания почти такого же древнего, как само человечество.

ШЕСТЬ ДНЕЙ И ОДНА НОЧЬ
Как обычно, перед тем как увидеть все своими глазами, мы проделали автомобильное путешествие  к месту событий. За семь часов – 550 километров зимнего пути, причем последние 50 – по обледеневшей дороге с колдобинами и редкими пятнами асфальта. Но Mitsubishi Outlander XL, в отличие от собачьих упряжек, не требует героизма, и в деревню Дементьево Костромской области мы въехали даже не особо уставшими – не то что участники соревнований, которые к моменту нашего приезда боролись за победу уже несколько дней.

Дело в том, что «Северная надежда» – гонка серьезная. Она включает шесть дневных этапов и один ночной, суммарная дистанция составляет 230 километров. Работа на износ и для животных, и для людей. Даже с учетом того, что ночевки не в лесу у костра и кормят собак не мороженой рыбой, как на Клондайке, а мясом – примерно по килограмму в день на каждую, а то и поболе. Все равно трудно. За день до финала добрая половина участников вынуждена была сойти. Кроме того, если короткую трассу в 5–10 километров псы могут пройти на голом энтузиазме, то  для длинных соревнований они должны быть приучены получать удовольствие от хорошо выполненной работы. Да, собак можно подбадривать угощением на финише, но ни одна сука – и уж тем более кобель – не будет пахать несколько часов за мелкую подачку. Так что воспитать хорошую упряжку – работа не столько для Павлова, сколько для Макаренко.

ЛЮДИ И ЗВЕРИ
Состав участников «Северной надежды» интернациональный. На нее приезжают из США, Шотландии, даже Австралии – там, оказывается, в горах есть пятачок в несколько квадратных километров, где лежит снег. Главный судья гонки – Терри Хайнзли – канадец.  Собак, конечно, с собой иностранцы не везут – их предоставляют наши гонщики. Но не на правах аренды, а как для членов команды: в зачете «Интерэкипажи» на одной и той же упряжке часть дистанций проходили русские спортсмены, а другую часть – гости. Удачи и неудачи, соответственно, поровну.

Ездовые псы – преимущественно хаски. Гордые, непростые в дрессировке красавцы с голубыми глазами. Впрочем, глаза у них часто бывают разные – один голубой, другой карий. Такая вот особенность породы. Кроме хасок, были еще и маламуты. Это тяжеловозы, высокие скорости не вполне их стихия. Они покрупнее, с симпатией относятся к людям и с агрессией – к другим собакам. Этим волкам только дай кого-нибудь сожрать… Поэтому собрать упряжку из маламутов задача сложная. И на  «Северной надежде – 2011» они выступали поодиночке или парами – буксировали спортсменов категории ски-джоринг. Впрочем, об этом чуть позже – сначала закончим с породами. Потому что есть еще и странные короткошерстные животные – спортдоги, помесь гончих с хасками и еще кем-то. Этим вообще только бы дали поноситься. У них есть лишь два минуса – экстерьер на любителя и короткая шерсть, не способная как следует защитить от холода. Говорят, после длинной дистанции в мороз у кобелей спортдогов тестикулы звенят, как бубенчики. Ну и лапы у них, конечно, требуют особого внимания.

НА ВОЛЮ, В ПАМПАСЫ
Борцы за гуманное обращение с животными могут не беспокоиться. И на старте, и на финише собак обязательно осматривает ветеринар. На «Северной надежде» их было четверо, главный – Кэролайн Гриффитс из США, обладательница престижной награды «Золотой стетоскоп» как лучшая в своей профессии.  Но главное, что  сами владельцы относятся к четвероногим бегунам бережно. «Сколько стоит ездовая собака?» – спрашиваю я у участников. «Уже думаете купить себе?» – «Да нет, мне для статьи…»  Тут выясняется, что история крайне непростая. Взрослого пса вам никто не продаст. Точнее, хорошего взрослого пса, лентяя-то запросто. Щенок же хаски стоит от 30 000 рублей за не особо перспективную особь и порядка 50 000–60 000 рублей, а то и побольше, за многообещающую. Но абы кому классного щенка, как правило, еще и не отдадут. Только в хорошие руки – в те, которые будут поддерживать и развивать породу. Впрочем, среди занимающихся ездовым спортом таких много. К примеру, у этих людей считается нормальным продать квартиру и перебраться за город, чтобы собаки могли бегать как следует. Кстати, держать даже одну особь хаски в городе и не обеспечивать ее  ежедневными интенсивными прогулками – верный способ познакомить интерьер с зубами изнывающей от безделья собаки.

ГОЛОСОВОЕ УПРАВЛЕНИЕ
На гонке шесть псов буксируют нарты (они весят всего килограммов пять) с каюром, запасом еды для себя и человека на сутки, спальным мешком, комплектом теплой одежды, аптечкой, ножом, фонариком, обувью для собак – список снаряжения регламентирован правилами гонки. На круг выходит, наверное, килограммов 90. Понятно, что основное тут – масса человека, но для результата она не главное. В конце концов, каюр может бежать рядом с нартами – а на подъемах так просто обязан, если хочет поберечь силы упряжки. Управление – только голосом, так что нужен отличный контакт с вожаком. Кстати, многие ставят его во главе упряжки, но некоторые, наоборот, в хвосте, чтобы был поближе.

Сама схема упряжки у всех – елочкой. От центрального, осевого ремня – потяга – в сторону отходят постромки, но разной длины, так что бегут собаки парами, бок о бок. Впереди ставят самых умных животных, сзади – самых сильных. Впрочем, как уже было сказано, попадаются и исключения.

И вообще ездовой спорт – дело тонкое. Бывает, собака на трассе вдруг отказывается работать. Тогда ее могут погрузить в нарты и везти дальше пассажиром – и получается быстрее. Между прочим, скорость хорошей упряжки на подготовленной трассе – в среднем километров 12–15 в час.

КТО КОГО ВЕЗЕТ
Входной билет в мир гонок на собаках – ски-джоринг. Это когда лыжника буксируют два пса. Впрочем, многие бегают и с одним – им проще управлять. Да, и еще не всегда понятно, кто кого буксирует. Когда скиджеры проносились мимо нас по трассе, поводок нередко оказывался провисшим.

Конечно, главное в этой дисциплине – физподготовка человека. Однако хорошая собака может улучшить результат минуты на две-три на каждые 10 километров, а не особо настроенная на труд – катастрофически его  ухудшить.

И все же нагрузки на животных в ски-джоринге определенно меньше. Некоторые из них после дистанции в 38 километров даже норовили побегать-поиграть. Это правильно – на их месте надо ловить момент. Потому что многие скиджеры серьезно задумываются о том, что со временем хорошо бы завести упряжку…


Бортовой журнал Mitsubishi Outlander XL 2.0

Дистанция – 1100 км (Москва–Костромская область–Москва), средний расход топлива – 11.8 л на 100 км.

Самым сложным участком пути оказались пробки на выезде из Москвы – из-за них и средний расход получился достаточно большим. Впрочем, эргономика у Outlander правильная, так что на утомляемость это не повлияло. Из явных плюсов – большой багажник и энергоемкая подвеска, позволившая чувствовать себя уверенно на самом сложном, финальном отрезке пути, покрытом толстым слоем льда с выбоинами до асфальта. Кроме того, 2-литровый двигатель оказался неожиданно приемистым – его вполне хватало при обгонах на трассе даже без перехода в ручной режим управления вариатором.