• Сегодня: Понедельник, Декабрь 11, 2017

 

Путешествие   16 марта 2012    281

В Турцию через Грузию и Армению на UAZ Patriot

В Турцию через Грузию и Армению на UAZ Patriot

Из Москвы в Турцию и обратно на UAZ Patriot? Легко! …И вот наступило то осеннее утро, когда мы отчалили от дома покорять горные дороги Кавказа, Армянского нагорья, Понтийских гор и Тавра.

Отправились туда, где еще сохранились известные по картинам художников ландшафты и таинственные руины ушедших царств, – к хеттам, в Урарту, Эфес, Ликию, Фригию, Колхиду, Месопотамию, Финикию, Византию.

ВОЕННО-ГРУЗИНСКАЯ КРАСОТА
Миновали степные просторы Калмыкии, Ставропольский край, Кабардино-Балкарию, Северную Осетию. У подножия Большого Кавказского хребта долина Терека сужается, и трасса поднимается по Дарьяльскому ущелью. Горизонтальный мир меняется на вертикальный, а замедленное движение по обрывам над вечной красотой учащает сердцебиение. Суровые скалы, лишенные растительности, образуют узкие ворота и пропасти над бурлящим Тереком, а над головой видна лишь узкая полоска неба. Мы едем по легендарной Военно-Грузинской дороге, которая построена российскими военными после подписания в 1783 году Георгиевского трактата о протекторате России над Грузией. Здесь с незапамятных времен проходила опасная тропа, а ущелье служило оборонительным рубежом. Преодолели тоннель на нейтральной полосе и въехали на пункт пропуска «Казбеги». На грузинской таможне чувствуется, что службы контроля прошли хорошую политическую подготовку. Каждый пограничник скромно, но с гордостью спешит заметить, что Грузия – страна демократическая, разрешение на ввоз автомобиля и страховка не требуются, а машину можно оставлять открытой где угодно.

Военно-грузинская дорога.
В грандиозном туманном ущелье одиноко приютилась «арка дружбы» России и Грузии

На самой высокой точке Военно-Грузинской дороги – Крестовом перевале (2395 м) – в 1824 году был поставлен крест. Около него останавливались Пушкин, Грибоедов и Лермонтов. Отсюда Терек несет свои воды во Владикавказ, а Арагви – в Тбилиси. Проезжаем противолавинные галереи, построенные еще пленными немцами, и «арку дружбы», установленную в честь 300-летия уже упомянутого Георгиевского пакта. За горнолыжным курортом Гудаури дорога по извилистому Земомлетскому серпантину спускается на километр в ущелье реки Арагви к средневековому замку Ананури. Он был форпостом обороны и перекрывал дорогу, ведущую из Дарьяльского ущелья.

Виды Тбилиси.
От развалин крепости Нарикала открывается панорама современного города

БЫВШИЙ ТИФЛИС
В историческом центре Тбилиси уютные старенькие домики с верандами в узких переулочках, деревянные балконы друг над другом, маленькие дворики с бельем на веревках. Поднялись на гору, стартовав от бани царя Ростома, в которой используется согретая земными глубинами серная вода. От этого, кстати, и произошло название «Тбилиси», означающее «теплая вода». Интересно рассматривать районы по обоим берегам Куры, развалины цитадели Нарикала, церкви Анчисхати и Метехи, кафедральный собор Сиони. Вечерний центр ярко подсвечен, многолюден, фасады обновлены. Большинство автомобилей на улицах составляют недорогие подержанные иномарки, «Жигули» и «Нивы». Полицейские же наблюдают за порядком из новых американских машин с мигалками и компьютерами. Под их взглядами водители безнаказанно пересекают сплошную линию, паркуются в любом месте, о техосмотре не беспокоятся (его попросту отменили). На проспекте Руставели у государственного здания увидели плакат на английском «Приоритетная цель Грузии – вхождение в НАТО» и надолго задерживаться в столице сразу расхотелось. Хотя хозяйка гостиницы Тамара искренне призналась: русских любит и рада, что россияне наконец-то снова появились в их городе.

Крепость Баязет.
За мечетью на склонах скалы сохранились бастионы крепости, существовавшей еще во времена царства Урарту

МЕДВЕЖИЙ ХРЕБЕТ
Из Тбилиси уезжали по вновь отстроенной магистрали, иногда сворачивая с нее, ориентируясь на конусные крыши монастырей прошлых веков. Вскоре дорога стала пустынной, начали появляться коровы, женские силуэты в длинных черных платьях, маленькие деревенские магазинчики. Ландшафты здесь поэтические, недаром в местном селе Багдати в семье лесничего родился Владимир Маяковский. В сумерках переехали полуразрушенный мостик и на берегу речки Ханисцкали погрузились в ночную свежесть. Утром с тропы старый грузин, улыбаясь, зазывно показывал на емкость с чачей, но зов дороги пересилил.

Понтийские горы.
Где-то за этими гигантскими холмами плещутся волны Понта, как в древности называли Черное море

После Саирме, источники которого целебнее боржомских, дорога пошла по карнизам, грубо вырубленным в скалах. Выступы породы «заточены» под клиренс грузовика, лужи тоже глубокие. Встретили местных, которые были крайне удивлены, что мы вдвоем (и без оружия) отправились этим путем. Предупредили, что далее дорога на пределе проходимости, поселков и бензина поблизости нет. На одной из развилок взяли правее и спустились на дно дремучего ущелья, миновали ручей и поползли под отвесной стеной в заросшем лесу, сыром и темном. А вскоре увидели, что дальше действительно не проехать. Пришлось откатывать речные валуны и, тыкаясь бамперами то в скалу, то в камни, разворачиваться и возвращаться на дорогу, идущую влево. На ней и встретили небритого грузина с ружьем. Языком жестов нам образно было показано, какие когтистые и зубастые водятся тут медведи… Вскоре выбрались на верхний ярус, откуда хребты Малого Кавказа удаляются с нарастанием мглистой синевы. Склоны под нами покрыты вековыми деревьями, на полянках – цветущие осенние крокусы. С одной стороны горизонта солнце, а с другой – тучи и дождь. Поднялись на Зекарский перевал (2193 м) Месхетского хребта, по которому идет водораздел между Черным и Каспийским морями. Веселый пастух Гурами с теплом отзывался о России, угостил сыром, посетовал, что медведи частенько утаскивают баранов, и показал далекое место на соседнем отроге, где и сегодня работает обсерватория Абастумани. Здесь был первый российский небесный телескоп, построенный Георгием, сыном Александра III, и неподалеку же — крест, установленный на месте его гибели.

Обитель богов. Здесь пребывают и Геракл,  и Аполлон, и Зевс… и автор этой скульптурной инсталляции – царь Антиох

АРМЯНСКОЕ НАГОРЬЕ
В Восточную Турцию въехали через КПП Тюркгезу, и лента дороги запетляла по малонаселенному Армянскому нагорью. Горы вокруг как гладкие гигантские волны, а безлесные плоские котловины укрыты верблюжьими шкурами осенних трав. На перевалах тучи касаются асфальта – в одиноком автомобиле чувствуешь себя как в самолете. Трасса прижимается к границе Армении и реке Аракс, слева остается Араратская долина.

Ущелье Саклыкент. Низкий осенний уровень воды в реке позволяет беспрепятственно исследовать это чудо природы

Гора Арарат (5137 м) находится вблизи Ирана и Армении и всего в 15 километрах от нас, но как ни всматривались в облака, снежной шапки не увидели. В прошлом территория, на которой находится Арарат, принадлежала Армении, несколько веков – Оттоманской империи, несколько десятилетий – России, теперь – Турции. Поскольку современную Армению этот расклад не устраивает, вдоль местных дорог часто встречаются воинские части, огороженные мешками с песком. Подняться на гору непросто, нужно оформление в Анкаре специального разрешения. От Игдира едем на Догубаязит, в семи километрах от которого на скальном утесе стоит известная крепость Баязет (Исхака Паши), участница русско-турецких войн.

Несколько часов как зачарованные едем вдоль береговой линии озера Ван (высота 1720 м), самого большого в Малой Азии. Его синяя зеркальная гладь окаймлена заснеженными вершинами. На берегах встречаются развалины древних сооружений и армянские церкви. Из-за большого содержания солей тут водится лишь всего одна порода рыб, и пить воду из озера нельзя. Забавно, что кошки местной породы любят в нем купаться, а глаза у них разного цвета.

Кожевенное ремесло. Древнеримский мастер на берегах Эгейского моря выглядел примерно так же…

Заехали в Диярбакыр, первый на пути крупный населенный пункт, и отзывчивый парень-курд многое нам показал и рассказал. Оказывается, городу более 3500 лет, когда-то он принадлежал империи Урарту. Урартское царство было разрушено в начале VI века до н. э. скифами и мидийцами. С тех времен сохранились клинописные надписи на камне, металле и глине, а также знаменитые бронзовые изделия Урарту. Основная достопримечательность города – стена длиной 5.5 км из черного базальта, возведенная вокруг него в 349 году по приказу императора Константина. Поразил также квартал кузнецов с мастерскими, не имеющими стен со стороны улицы, так что прохожие могут наблюдать, как трудятся молотобойцы. А еще Диярбакыр носит титул «города арбузов» – они здесь вырастают до 60 килограммов. В городе есть даже памятники этой гигантской ягоде.

Памуккале.
И в древние времена завораживающие белоснежные террасы пользовались популярностью у туристов

ОБИТЕЛЬ БОГОВ
Съехали с основной трассы, и вскоре дорога начала круто подниматься вверх по ущелью. Наши 127 «лошадей» тут оказались как раз кстати! Карабкаемся к небу, обозревая рельефные панорамы древней и таинственной Азии. Если есть на земле обитель богов, то это, конечно, горы. Здесь, на вершине Немрут Дагы на высоте 2200 метров, по распоряжению Антиоха I, царя Коммагены (69–34 годы до н. э.), были вырублены террасы со статуями Геракла, Зевса, Оромаздеса, Тихе (греческой богини Судьбы), Аполлона и самого царя, считавшего себя равным богам.

Фантазия природы. Вода из горячих подземных источников стекает по склонам, а из осадка образуются белые чаши – травертины

Вулканы, действовавшие миллионы лет назад, обусловили специфическую геологию этого региона. Вулканический пепел спрессовался в мягкие, светлые туфовые слои, а последующие извержения накрыли туф слоем лавы, которая застывала, становясь твердым, темным базальтом. Вода и ветер превратили этот бутерброд в необычные ландшафты, изрезанные каньонами, долинами и скалами. По воле стихий и времени здесь «выросли» каменные грибы. Местное население тоже особенное. Испокон веков простыми инструментами жители Каппадокии (подробнее см. 4×4 Club №10’2011) выдалбливали в податливом туфовом монолите убежища, пригодные для жизни и незаметные снаружи. В них скрывались христиане, бежавшие от гнета римлян, а позднее от мусульман. Тысячи изгоев и отшельников за сотни лет превратили вулканические породы в настоящие подземные города. В районе современных Невшехир, Аванос и Ургюп находится несколько таких поселений, множество церквей и монастырей всех эпох.

Хиераполис. Запас прочности местных зданий закладывался в расчете на землетрясения, и их действительно было немало

ГРЕКО-РИМСКИЕ РУИНЫ
То едем вверх по пологим северным склонам Тавра, то спускаемся по южным, круто обрывающимся скалам. Под вершинами раскинулись просторные луга и можжевельник, в верхнем поясе (до 2200–2400 м) идут леса из сосны, пихты, ливанского кедра, еще ниже дубы и кипарисы, а к берегам Средиземного моря движемся уже среди земляничных деревьев, лавра, мирта, вереска и ладанника. Оставив машину на стоянке, с интересом облазили развалины портового города Аспендос, который занимался торговлей зерном, украшениями, вином и лошадьми. В городе даже чеканили свою собственную серебряную монету. С тех времен здесь хорошо сохранился римский театр с 40 рядами мраморных сидений на 12 тысяч зрителей и сводчатой галереей на галерке для защиты от внезапной непогоды.

Древние ступени.
Отсюда можно часами всматриваться в уходящие за горизонт рельефы таинственной Азии

Сквозь сельские пейзажи приближаемся к останкам древнегреческого города Эфес на берегу Эгейского моря. Здесь в IV веке до н. э. честолюбивый Герострат сжег храм богини Артемиды, одно из семи Чудес света. И здесь же в годы расцвета были построены знаменитая библиотека Цельса и огромный театр, вмещавший до 25 тысяч зрителей. Эфес был важнейшим после Константинополя городом Византийской империи, но в 614 году он был частично разрушен землетрясением. Кроме того, гавань постепенно заполнялась илом из реки, и Эфес лишился выхода к морю. Это существенно снизило торговый оборот, и жители стали покидать насиженные места. В заболоченности берегов местной лагуны мы убедились, когда в поисках пятачка для ночевки несколько раз застревали там даже на нашем «УАЗе.»

ВТОРОЙ РИМ
Сначала он назывался Византий, потом был переименован в Константинополь, а в 1930 году – в Стамбул. Бывшая столица Римской, Византийской и Османской империй контролировала проходящие через Босфор торговые пути из Европы в Азию, из Черного моря в Эгейское и, конечно, богатела, чем и привлекала многих завоевателей. История помнит разрушительные нападения на нее, смену культур, религий, перестройки и нововведения. В русских средневековых летописях этот город упоминается как Царьград. По преданию, в исполинском по размерам византийском «Соборе священной мудрости» Айя София (537 год) посланцы русского князя Владимира, зачарованные волшебной красотой храма, пленились христианской верой. Сегодня, гуляя под куполом 56-метровой высоты, рассматривая мраморные колонны, галереи, мозаику античного периода, фрески с изображением христианских святых, вполне понимаешь наших предков.

Аспендос. В этом амфитеатре могло разместиться не менее трети всех жителей древнего города

За три дня мы осмотрели город с паромов и катеров, пройдя по проливу Босфор и бухте Золотой Рог, с открытого второго этажа автобусов и, конечно, в пеших прогулках по старинным районам Султанахмет, Эминеню, Бейоглу. Самое быстрое представление о культуре и о людях дает яркий от товаров рынок Капалы-Чаршы, представляющий собой 66 крытых улиц и переулков, до краев наводненных разным, но добрым народом. Город понравился очень, даже уезжать не хотелось. Однако, вырвавшись из хитросплетения дорожной паутины Стамбула, и водитель, и штурман вздохнули с облегчением…

ПОНТИЙСКИЕ ГОРЫ
Далее наш маршрут проходил через Понтийские горы, протянувшиеся параллельно берегу Черного моря более чем на тысячу километров. Чем дальше на восток, тем горы выше (Качкар – 3931 м), склоны круче и труднопроходимее. Очередную ночевку устроили на реке Чорух между Лазистанским и Чорохским хребтами. В древности этот регион был частью Колхидского царства, в Средние века принадлежал Грузии, а в 1578 году оказался завоеван турками. Кстати, в 1878 году восточный Лазистан на несколько десятилетий вошел в состав Российской империи. Как воспоминания о кипевшей когда-то здесь жизни остались руины древних крепостей. Вдоль ущелья сейчас ведется строительство каскада ГЭС. Мы едем по дну будущего водохранилища. Колеи раздолбаны мощными самосвалами – ремонтировать затопляемые дороги уже смысла нет. Но высоко над нами в отвесных скалах прорубают новую трассу, и зрелище это грандиозно. Дорога Испир – Юсуфели – Ардахан стала одной из самых живописных и захватывающих на нашем пути.

В Россию возвращались через величественное Дарьяльское ущелье. Вспоминая пройденное и увиденное, подводя итоги поездки, единогласно сошлись на том, что горы Кавказа и Малой Азии хоть и пониже Памира (о наших прошлых путешествиях см. 4×4 Club №12’2008 и №9’2010), но автомобильных маршрутов по интересным местам здесь в десятки раз больше. И в очередной раз пришли к выводу, что здорово иметь автономный и надежный UAZ Patriot, на котором, вдоволь поплутав по далеким тайнам истории и географии, можно благополучно вернуться к родному порогу.