• Сегодня: Вторник, Сентябрь 26, 2017

 

Путешествие   20 декабря 2012    320

Путешествие в Финляндию к местам боевых действий

Путешествие в Финляндию к местам боевых действий

Крымская война в… Финляндии. Это звучит парадоксально, тем не менее два крупнейших сражения кампании произошли именно здесь… «На аукционе в шведском городе Упсала за 7.6 млн крон (1.2 млн долларов) продана картина Айвазовского «Битва за Бомарсунд».

Владелец полотна полагал, что оно большой ценности не представляет, и надеялся получить хотя бы 10 тысяч шведских крон». Вот с этой небольшой заметки и началось мое целенаправленное военно-историческое путешествие по Финляндии, поскольку изображенная на картине мало кому известная битва 1854 года произошла именно там. Вернее сказать – на Аландских островах, вполне автономной территории, где даже автомобильные номера свои собственные, а не Евросоюза. Впрочем, обо всем по порядку, ведь до Бомарсунда еще добраться надо…

Огневые позиции.  
Такие стальные пулеметные точки вмуровывались в скалы

ФИНСКАЯ КАРЕЛИЯ
По Финляндии приятно путешествовать на машине, хотя сказать, что это уж очень красивая страна, было бы преувеличением. Скорее она любопытная и доброжелательная, в отличие от соседней Швеции, например, обитатели которой прохладно относятся к любым туристам. На их фоне финны – образец европейского радушия и гостеприимства, которые бросаются в глаза сразу после пересечения границы. И это впечатления вовсе не восхищенного новичка, впервые оказавшегося в этой стране, а даже наоборот – искушенного знатока, поскольку я бываю здесь каждый год уж лет пятнадцать, да и мои пути в Европу традиционно проходят, как правило, именно через таможенный пост в поселке Торфяновка. Кстати, Торфяновка вместе с Карелией отошли к нам после «Зимней войны» (как ее называют финны) 1939–1940 годов и так называемой «Войны-продолжения», в которой Финляндия до 1944 года выступала на стороне гитлеровской Германии. Но тогда, зимой 39-го, первыми на маленькую страну напали все-таки мы, и закончилось это достаточно печально. Советский Союз достиг своих целей, отодвинув границу подальше от Ленинграда, но цена была заплачена непомерная: по разным данным, от 150 тысяч до четверти миллиона погибших с нашей стороны. Финны потеряли около 26 тысяч.

Преимущества рельефа.  
Одна пушка над дорогой легко сдерживала целую танковую колонну

СУОМИ В ВОЙНЕ
Все знают о линии Маннергейма под Выборгом, которую так долго не могли взломать наступающие советские войска. Ее восхваляли и финны, чтобы поднять боевой дух своих солдат, и русские, чтобы приукрасить свои подвиги. Однако сам Маннергейм – бывший офицер русской армии, затем верховный главнокомандующий армией Финляндии, а впоследствии и ее президент – писал, что ничего выдающегося в ней не было. Как же так? Почему же многочисленная и оснащенная армия Советов с огромными танковыми корпусами терпела поражение за поражением?  Я не мог понять этого, пока сам не оказался в районе оборонительной линии Салпа (по-фински salpa – «затвор» или «засов»). Дело в том, что наше командование не учло особенностей рельефа местности в карельских лесах, в то время как финны использовали его на сто процентов. Танковые колонны могли двигаться только по немногочисленным лесным дорогам – слева и справа лес, валуны и скалы. А в скалах хитроумный Маннергейм устроил пушечные ДОТы, которые невозможно было взять ни с земли, ни с воздуха. Одно орудие легко противостояло целой танковой бригаде! Несколько таких сооружений можно увидеть рядом с Торфяновкой, музей-бункер есть в местечке Виролахти, а неподалеку в Миехиккяля находится Музей линии Салпа.

Линия Салпа.  
1200 км бетонированных окопов, траншей, подземных ходов, блиндажей и пушечных ДОТов

Линия Салпа, более мощная, чем линия Маннергейма, протянулась на 1200 километров вдоль советско-финской границы (как она сформировалась после «Зимней войны») от Финского залива до Ледовитого океана. Больше 700 бетонных пушечных и пулеметных ДОТов, около трех тысяч других фортификаций, километры пробитых в скалах пещер и траншей. Эта самая большая финская стройка началась сразу после завершения зимней кампании в 1940 году. По размаху и объему работ она сравнима, по мнению военных специалистов, с немецким Атлантическим валом или с линией Мажино во Франции. Сейчас ведутся активные работы по реставрации этого исторического объекта, с которым можно познакомиться уже в 20 пунктах вдоль восточной границы Финляндии. Для пеших туристов есть даже оборудованная 50-километровая историческая тропа, идущая мимо бункеров и блиндажей.

Трофейный янки из России.  
Американский танк Sherman M4A3. В Красной армии воевало 4252 таких танка. Этот служил мишенью на полигоне после войны

Свой среди чужих. Прототипы Т-34 Советская армия испытала на линии Маннергейма. А эти, уже серийные образцы воевали против нас…

Рынок выходного дня.  Новехонький, в масле, пистолет-пулемет «Суоми», прототип нашего ППШ, запросто можно купить за 100 евро

БРОНИРОВАННЫЕ ТРОФЕИ
До «Зимней войны» танковых войск у финнов не было. Ни одного! А после появились целые танковые соединения. Сейчас в городке Парола работает отличный танковый музей. Бронетехника – квинтэссенция мощи и проходимости, недостижимый для джиперов идеал и объект восхищения. У меня нет ни одного знакомого, который не побывал бы в нашем знаменитом музее в Кубинке. Он, конечно, значительно больше финского, но я бы не сказал, что он настолько же интереснее. Больше напоминает огромный склад образцов военной техники разных стран и народов (чем, собственно, и был до открытия широкой публике). Финская же коллекция – именно экспозиция, организованная по всем законам музейного дела и ориентированная на посетителей (с недавнего времени и на русскоязычных). Подробнейшие пояснения к каждому экспонату выполнены с учетом исторических интересов и патриотических чувств. Впасть же в стрессовое состояние тут есть от чего! Посудите сами: львиная доля всех экспонатов – это танки и броневики, произведенные в Советском Союзе. Тяжело смотреть на привычные с детства, лежащие в основе русского мужского сознания силуэты Т-34 с фашистскими свастиками на бортах. Семь таких танков были захвачены в ходе «Войны-продолжения» и сражались на стороне врага. Зимой 1939–1940 годов финны захватили в качестве трофеев несколько сотен танков Т-26. Из них 114 были в отличном боевом состоянии и составили костяк танковых сил фашистской Финляндии. Со свастиками стоят в музее и другие образцы героической советской техники: разведывательный танк Т-70М, самоходка ИСУ-152, тяжелый КВ-1, экзотический Т-50 и совсем малоизвестные широкой публике БТ (быстроходные танки) 5, 7 и 42. Есть даже  уникальные Т-28. Их сохранилось в мире всего пять штук – четыре находятся в Финляндии и лишь один в России. А еще в Парола выставлены огнеметные танки и вооруженные пулеметами пушечные тягачи вроде «Комсомольца», а также советские, американские и немецкие бронеавтомобили.

После войны финнам запретили иметь подлодки – эта единственная избежала утилизации и стала музеем в некогда  русской крепости


ЧЕТЫРЕХКОЛЕСНОЕ РЕТРО

Любят в Скандинавии и гражданскую автомобильную экзотику. Чуть ли не на каждом частном автосервисе можно встретить одну-две находящиеся на восстановлении раритетные модели. Много автомобильных музеев. Два из них находятся неподалеку от Тампере и вписаны в живописнейшие ландшафты. В огромном выставочно-рекреационном комплексе «Автодеревня Mobilia» собрана отличная коллекция раллийных машин, в которой есть даже наши «Победы» и «Москвичи 412», активно участвовавшие в 60–70-х годах в международных соревнованиях. И «Москвич 401», какое-то время бывший лидером продаж на финском рынке. В Финляндии чрезвычайно популярны старые  автомобили, особенно американские красавцы-«дредноуты» 50–60-х годов, которые во множестве встречаются на улицах городов. По выходным устраивают парады и выставки этих машин. Думаю, что в Финляндии их сохранилось даже больше, чем в самой Америке. А вот внедорожная техника не очень популярна в этой стране. Это тем более странно, так как огромное количество дорог не имеет твердого покрытия, особенно на севере и за Полярным кругом.


ПУТЕШЕСТВЕННИКУ НА ЗАМЕТКУ
При внешней флегматичности финские таможенники работают очень четко, поэтому не рекомендую везти лишний алкоголь (который на границе в магазине беспошлинной торговли раза в три дешевле, чем в самой стране) или топливо – там оно стоит приблизительно 65 руб. за литр. Кстати, еще о спиртном. В отличных ресторанах на паромах лучше с ним не перебарщивать – наутро при высадке очень часто проводится тотальный полицейский алкогольный контроль водителей. Автомобиль следует тщательно проверить и подготовить еще дома. Финские сервисы довольно дорогие, да и быстро починиться на них, особенно если требуется замена запчастей, не получится. Если будете проезжать мимо городка Лохья (Lohja) в 40 км от Хельсинки, загляните в Музей горного дела. Он расположен на глубине 100 метров в старых шахтах – гарантированы полтора часа любопытных туристических ощущений, первым из которых будет спуск в шахту по скользким деревянным ступеням в полумраке среди скалистой породы и текущей воды. А по Аландским островам лучше всего путешествовать на… велосипеде. Расстояния между достопримечательностями там небольшие, и скорость только вредит полноте впечатлений. Возвращаясь обратно, будьте готовы к досмотру автомобиля на российской границе в отдельном боксе и с выгрузкой всех вещей. Несмотря на общее упрощение режима в последнее время, нас почему-то постоянно досматривают по полной!


КРЕПОСТЬ-ГЕРОЙ

Но вернемся к военной тематике поездки. В море в десяти минутах хода от Хельсинки расположена грандиозная шведская крепость Свеаборг, по-фински – Суоменлина. Ее построили на семи маленьких скалистых островах для защиты с моря, но в начале XIX века она была завоевана русской армией и стала частью Русской империи, как, впрочем, и вся Финляндия. Сейчас это отличное место отдыха на целый день, а раньше здесь располагалась военно-морская база с казармами, сухими доками, матросской школой и маленьким обслуживающим ее городком внутри крепостных стен. И теперь там вполне нормальная жизнь: есть супермаркет, концертный зал, библиотека, военно-морская академия и даже тюрьма облегченного режима, заключенные которой поддерживают крепость в надлежащем порядке. Но главным образом это, конечно же, музей-парк с отлично сохранившимися огромными российскими пушками на монументальных шведских укреплениях. За день легкой прогулки можно обойти все бастионы, кафе и музеи. Один из них особенно впечатляет. Это боевая подводная лодка «Весико», построенная в 30-х годах и торпедировавшая во время войны наше торговое судно «Выборг». Кроме меня посетителей не было, так что удалось побродить по чреву субмарины в одиночестве. Поражаешься мужеству моряков. И даже не экипажа этой лодки, а всех подводников тех лет. Какие-либо человеческие условия существования отсутствовали полностью! Спать приходилось в обнимку с торпедным аппаратом или с грохочущим дизелем, а отправлять естественные надобности – только по личному разрешению командира корабля.

Линия обороны.  
Могучая крепостная артиллерия  образца 1876 года, изготовленная на Пермском сталепушечном заводе

Все проходит.  
Боевая крепость превратилась в живописный городок с  музеями, библиотеками, концертными залами и даже настоящей тюрьмой

Крепость Свеаборг героически выстояла перед натиском англо-французской армады летом 1855 года в ходе Крымской войны. Массированная бомбардировка продолжалась два дня и закончилась незначительными повреждениями стен. Несколько кораблей были потоплены оборонительным огнем, а остальные отступили. Очевидно, русские военачальники учли трагический урок годовой давности, когда неприятель захватил и взорвал мощнейшее оборонительное сооружение русских на Балтике – крепость Бомарсунд.

ЗАБЫТАЯ БИТВА
Вот мы и добрались до Аландских островов, более ста лет находившихся в составе Российской империи. Буквально сразу после их перехода к России было принято решение о строительстве системы оборонительных сооружений – основного форта-крепости и двенадцати  башен на скалах над проливами. Однако по разным причинам строительство началось только в 1832 году. Башни представляли собой многоэтажные пушечные ДОТы 42 метров в диаметре и 14 в высоту. Сам форт, который строили 12 лет, стал самым большим зданием на островах и походил на небольшой город. До Крымской войны успели возвести всего три башни, контролировавшие подходы с моря, да и то сильно просчитались. Когда возводили первую (Notvikstornet), русские инженеры были уверены, что ее пушки полностью закроют проход по единственному, по их мнению, проливу, ведущему к форту.  Но в августе 1854 года новые паровые военные корабли прошли по другому, более узкому проливу на юго-востоке от Бомарсунда и нанесли сокрушительный удар. Этот момент и запечатлел Айвазовский. Через четыре дня все было кончено – слишком неравны оказались силы: 2200 оборонявшихся против 12-тысячного англо-французского контингента. И слишком серьезными оказались технические просчеты – крепость не была достроена, основной форт возведен в низине, а вокруг на стратегически важных высотах расположилась артиллерия неприятеля. И с боеготовностью возникли проблемы. Говорят, что в критический момент порох в арсеналах оказался подмоченным. Сразу после захвата крепости ее взорвали. Но на оставшихся руинах и фрагментах стен и сейчас видны страшные следы боя. Возле развалин установлен информационный стенд, на котором есть такой лаконичный абзац: «Башню Notvikstornet строили пять лет, она была оснащена двумя десятками пушек. Британская батарея из мешков с песком, оснащенная тремя пушками, строилась в течение 48 часов, и ей потребовалось всего десять часов для того, чтобы завладеть массивной башней». К своему стыду, до прочтения той маленькой заметки о продаже картины Айвазовского, давшей идею этому путешествию, я ничего не знал о битве за Бомарсунд – раньше в школе о поражениях русской армии не рассказывали…

Старые стены.  
Руины одной из трех достроенных к Крымской войне оборонительных башен. Всего их должно было быть 12

Остатки крепости.  
Это все, что сохранилось от трехкилометровой стены основного форта

Участники боя.  
Именно этими ядрами накрыли крепость с господствующих высот английские артиллеристы

Железные гиганты.  
Расчет такой пушки составлял от 8 до 10 человек

Музей у крепости.  
Экспозиция выстроена с большим почтением к трагедии русского оружия