• Сегодня: Суббота, Ноябрь 25, 2017

 

Путешествие   22 сентября 2016    903

Культурные эффекты границы. Путешествие в Иран

Автомобиль давно стал одним из самых популярных предметов для исследователей современного общества и культуры. Даже новейший период экономической организации производства и потребления делят на «фордистский» и «постфордистский»

Фордизм, которым, как вы догадались, мы обязаны Генри Форду, сделал автомобиль массовым продуктом. Постфордизм – более современная система, согласно которой потребитель нуждается не только в функциональном средстве передвижения, но и в продукте, подчёркивающем его индивидуальность и статус, что выводит автомобиль далеко за рамки простого средства передвижения. Больше того, актуальная сегодня теория «общества переживаний», сформулированная немецким социологом культуры Герхардом Шульце, тоже берёт за отправную точку пример с автомобилем, а именно Mercedes-Benz Gela..ndewagen. В мотивации современного потребителя, согласно Шульце, должна была произойти серьёзная трансформация для того, чтобы машина, изначально разработанная под военные нужды, вдруг стала популярной в стране, в которой совершенно невозможно найти применение её внедорожным качествам. Кроме того, для культурологов интересен вопрос, как различаются смыслы, связанные с этой машиной в немецком и российском контексте.

 

Церковь Святой Троицы. Степанцеминда. Грузия._2

 

Дорога к церкви Святой Троицы. Степанцеминда.
Грузия. 2014 год

  

ФОТО 3. Мост Хаджу - излюбленное место вечернего отдыха для жителей. Город Исфахан. Иран_1

 

Мост Хаджу – излюбленное место вечернего
отдыха для жителей. Город Исфахан. Иран

  

И если в Германии выбор такого автомобиля обусловлен внутренней мотивацией, то в России он, напротив, продолжает быть символом внешнего, демонстративно предъявляемого статуса. При этом для немецкой молодежи самоидентичность, выстраиваемая с помощью Gela..ndewagen, будет скорее предметом иронических замечаний, тогда как «золотая молодежь» в России всё ещё выбирает его вполне серьёзно.

 

КУЛЬТУРОЛОГИЯ НА АВТОМОБИЛЕ

Но автомобиль не только находится в центре размышлений исследователей современной культуры, но и используется ими. Собственно, об одном таком способе его использования мы и хотели бы рассказать. Школа культурологии НИУ ВШЭ в течение пяти лет организует автомобильные культурологические экспедиции, которые объединены темой «Культурные эффекты границы». Они являются одним из вариантов научной практики студентов. Нам же интереснее понять, как использование автомобиля меняет формат экспедиции, какие у неё особенности и преимущества. Чтобы сделать рассказ более наглядным, мы проиллюстрируем его материалами экспедиции 2016 года, которая проходила по маршруту Москва – Ростов – Кавминводы – Северная Осетия – Грузия – Армения – Иран. К сожалению, въезд в Иран на собственных машинах затруднён из-за необходимости оформления таможенного взноса Carnet de Passages (в Иране стопроцентный налог на ввоз автомобилей). Поэтому машины пришлось оставить в Ереване, а по Ирану мы передвигались на автобусах, благо в стране прекрасно развит этот вид транспорта, а сами автобусы очень комфортны и вполне позволяют выспаться в пути, экономя ночное время и деньги на хостелы.

 

ОТКРЫТАЯ БИБЛИОТЕКА

Так что же принципиально меняет экспедиция на автомобилях? В современной философии есть понятие «книга мира», которое ввел Рене Декарт. Он имел в виду, что в какой-то момент надо отложить в сторону учёные книги и обратиться к живому опыту окружающего мира. И хотя большинство студентов-культурологов «Вышки» не являются московскими студентами, а съезжаются к нам со всей страны, наши экспедиции для них – возможность выйти за пределы книжно-кабинетной формы обучения, обратиться к той самой «книге мира». А теперь представьте, что мир – это не одна книга, а целая библиотека с множеством книг, упорядоченных видимыми и невидимыми границами. Тогда различие между традиционной экспедицией, не располагающей собственным транспортом, и экспедицией на автомобилях, да ещё и подготовленных для непростых дорожных условий, можно сравнить с двумя разными типами библиотек – с закрытым и открытым доступом к книгам. Когда вы идёте в библиотеку с закрытым доступом, вам заранее нужно знать, что вы хотите там найти. Но даже если вы дождались выдачи, не факт, что вам нужна была именно эта книга, возможно, надо было брать другую, стоящую на соседней полке. В библиотеке с открытым доступом, напротив, можно сразу охватить взглядом множество работ, о которых вы и не подозревали, когда входили в библиотеку. В традиционной экспедиции, ограниченной в транспортной мобильности, так или иначе, приходится двигаться из точки А в заранее намеченную точку Б. Даже если у вас много времени, вы в любом случае ограничены этим пунктиром. Автомобиль снимает все ограничения, расширяя спектр возможностей и предоставляя невероятные преимущества в мобильности и скорости – любой пункт по маршруту открыт для доступа. Иными словами, поисковые возможности сильно расширяются.

 

Гора Гейазан. Азербайджан. Вид со стороны Армении_5

 

 Гора Гейазан. Азербайджан. Вид со стороны Армении

 

ФОТО 6. Надгробья 13-17 вв. из провинции Восточный Азербайджан. Музей Азербайджана. Город Тебриз. Иран._3

 

Надгробья 13-17 вв. из провинции Восточный Азербайджан.
Музей Азербайджана. Город Тебриз. Иран

  

ФОТО 5.  Старое кладбище езидов. Село Рья Таза. Армения._4

 

 Старое кладбище езидов. Село Рья Таза. Армения

 

НЕОЖИДАННЫЕ ОТКРЫТИЯ

Самый, пожалуй, интересный момент заключается в том, что автомобильная экспедиция всегда чревата неожиданными находками. Например, в этом году в Ереван мы направились по дороге, идущей через Спитак, и, проезжая одну из деревень, заметили странные фигуры из камня, разбросанные по зеленому полю. Развернулись, остановились и стали осматривать. Оказалось, мы проезжали деревню, где живут езиды, а фигуры – надгробья древнего кладбища. Как выяснилось уже по возвращению, попавшийся нам вариант хотя и был зафиксирован ранее, но является весьма редким: надгробья были в виде лошадей. Конечно, после знакомства со столь необычным древним кладбищем мы отправились осмотреть и новое, которое было организовано тоже необычно – в виде фамильных склепов разной конструкции. Выйдя таким образом на непредвиденную тему, мы, приехав в Ереван, долго беседовали о езидах, их истории и положении в современной Армении с ереванскими коллегами-исследователями. Позже, в Музее Азербайджана в иранском Тебризе, мы смогли увидеть один из вариантов подобной культуры надгробий (XIII–XVII вв.), только здесь фигурировали уже не лошади, а бараны. Тем самым нам открылась тема тотемизма в религии, исторически тесно связанной с зороастризмом, для знакомства с которым мы ехали в Иран. Нам не только удалось посетить храмы зороастрийцев в Тегеране и Йезде и священный Храм огня в оазисе Чак-Чак («кап-кап» на фарси), но также поговорить с членами зороастрийских общин в этих городах.

 

Храм Огня. Оазис Чак-Чак. Провинция Йезд, Иран._7

 

Храм Огня. Оазис Чак-Чак. Провинция Йезд, Иран

  

ФОТО 7. Молитва в Зороастрийском Храме огня. Оазис Чак-Чак. Провинция Йезд, Иран._6

 

 Молитва в Зороастрийском Храме огня.
Оазис Чак-Чак. Провинция Йезд, Иран

  

СЕМИНАР НА КОЛЁСАХ

Экспедиция на автомобилях, как правило, состоит из длинных перегонов. И в этом тоже есть свой плюс, поскольку салон автомобиля превращается в компактный workshop, пространство для семинаров и общения. На таких перегонах удобно обсуждать исследования участников – неспешно и в деталях. Можно читать вслух работы и книги, связанные с тематикой исследований и маршрутом экспедиции. Или воспользоваться тематической аудиокнигой, которая знакомит с местной культурой. Например, в прошлом году наша экспедиция проходила через Калмыкию, и оказалось, что калмыцкий народный эпос «Джангар» существует в очень выразительном исполнении Армена Джигарханяна. Остаётся надеяться, что по мере развития внутренних путешествий каждый регион страны сможет предложить путешественникам свой собственный аудиоландшафт местной истории. Все эти моменты превращают автомобиль в место постоянной групповой работы, что невозможно в большинстве других условий.

 

ВНЕДОРОЖНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Наконец, о внедорожных моментах наших культурологических экспедиций. Конечно, для нас они не являются самоцелью, но редкая поездка обходится без них. Всегда найдётся место, в которое придётся добираться в сложных дорожных условиях. Например, во время путешествия в Грузию по Военно-Грузинской дороге удобно заночевать в Степанцминде, чтобы полюбоваться видом на Казбек и окружающими горами. А если утром постараться успеть к храму Святой Троицы, расположенному над посёлком, то автомобиль с хорошими внедорожными характеристиками очень пригодится. В этом году дорога к церкви просохла, а в 2014-м, когда экспедиция также пролегала по Грузии, задача для нашего Nissan Navara оказалась не такой уж простой. Кстати, ситуация в этих местах часто осложняется ещё и тем, что можно попасть на волну встречного движения, когда придётся разъезжаться с колонной Mitsubishi Delica – эти автомобили предпочитают все местные экскурсоводы. Кроме того, острые углы серпантина на подъёме далеко не всегда позволяли пикапу вписаться в поворот с первого захода.

  

ФОТО 9. Бештаугорская кольцевая дорога. Построена в 1927 году. Окрестности города Железноводск. Ставропольский край_10

 

Бештаугорская кольцевая дорога. Построена в 1927 году.
Окрестности города Железноводск. Ставропольский край

  

Город Йезд. Иран_8

 

 Малая архитектурная форма. Горд Йезд. Ира

  

Бензоколонка. Город Йезд. Иран_9

 

Бензоколонка. Город Йезд. Иран

  

Неожиданно самым сильным внедорожным приключением этого года оказалась поездка по кольцевой дороге вокруг горы Бештау – самой большой горы-лакколита на Кавказских Минеральных Водах. Дорога, неясно для каких целей, была построена в 1927 году и в сухую погоду не представляет никаких сложностей, кроме нескольких слепых поворотов и необходимости разъезжаться со встречными автомобилями. А вот после дождей дорога, особенно с северной стороны, покрывается слоем предательской грязи, на которой машина с шоссейной резиной становится неуправляемой. При этом у дороги нет даже колеи, и на некоторых участках намытая сверху грязь вместе с автомобилем плавно устремляется в сторону обрыва. Но оба наших автомобиля – Nissan Pathfinder, доработанный в химкинском «Автоспеццентре», и Land Rover Discovery Sport – без особых приключений справились с этой непростой задачей. С сожалением приходится констатировать, что тропинки, склоны и поляны горы Бештау, как и других окружающих гор, сегодня безжалостно разбиваются любителями погонять на эндуро и квадроциклах. Мы видели это сами, и об этом нам с горечью рассказывал один из служителей восстановленного на восточном склоне Бештау Второафонского мужского монастыря, который вышел открыть шлагбаум, защищающий от такого рода покатушек. Это тем более досадно, что кавминводские горы и без того нещадно – как снаружи, так и изнутри – эксплуатировались в советский период, многие из них обезображены или, как гора Кинжал, почти полностью уничтожены. При этом из-за множества эндемичных растений гора Бештау давно объявлена природным памятником, и разрушение её покрова – варварство в чистом виде. Впрочем, нельзя не отметить, что за последние годы наметилась медленная, но верная эволюция культурного обращения с природой. Приезжие и туристы всё чаще убирают за собой, да и местные любители отдыха нередко берут с собой лишний мешок для мусора. Если тенденция сохранится, то рано или поздно и здешний мотоспорт войдет в цивилизованные рамки.

  

ФОТО 1. Город Йезд, старая часть. Иран._12

 

 Город Йезд, старая часть. Иран

  

ФОТО 4. Художница, расписывающая посуду. Исфахан. Иран_11

 

Художница, расписывающая посуду. Исфахан. Иран

  

ЭПИЛОГ

Непосредственно иранская часть экспедиция со всеми переездами заняла у нас около восьми дней. С маршрутом определились заранее, ещё в Москве, в том числе, из-за необходимости пользоваться автобусами для передвижения по Ирану. В итоге, остановились на Тебризе, Тегеране, Исфахане и Йезде. Кстати, Тегеран удивил больше всего, хотя и не оправдал ожиданий большинства студентов, представлявших себе восточный город из «Тысячи и одной ночи»: центральная часть производит впечатление огромного рынка, где улицы делятся по коммерческой специализации: спорт, компьютеры, бытовая техника и т. д. Нам посчастливилось жить на улице, целиком посвященной домкратам и автомобильным покрышкам. Вообще же, сам город очень разный: центральная и северная его части – будто из разных времён. Конечной точкой маршрута был Йезд, город в пустыне, в котором фанаты «Звёздных войн» сразу же узнают Тотуин. Обратно возвращаться пришлось на перекладных: из Йезда в Тегеран, где мы пересели на автобус до Еревана, откуда на своих машинах выдвинулись обратно в Грузию, а оттуда в Москву.