• Сегодня: Вторник, Сентябрь 26, 2017

 

Новости   26 мая 2013    398

Волки и охота на них

Волки и охота на них

Волк – существо мифологизированное. Многое из удивительных рассказов о них правда, многое – клевета… У каждого брутального мужчины есть два сакральных предмета: колеса и ствол. Понятное дело, что колеса – внедорожные, а ствол – длинный.

При таких богатствах, конечно, безумно тянет на охоту — такую, чтобы можно было внукам рассказывать! На волка, например. Тем более что это едва ли не единственный зверь, которого можно бить круглый год без всяких лицензий. Сфотографироваться с окровавленным, оскаленным матерым самцом, выложить фотку в «Одноклассниках» и в кабинете повесить – в назидание подчиненным. Что ж… Волк так волк. Только, позвольте, сначала я познакомлю вас с вашей «мишенью».

Поборник традиций.  Ни одно животное на земле не блюдет так свято законы своей стаи, как волк – жестокий хищник с душой рыцаря

ВОЛК – НЕ СОБАКА!
После жарких споров зоологи все-таки признали одомашненную собаку подвидом волка.  Однако Canis lupus – вовсе не Canis lupus familiaris, это совершенно иной зверь. Правда, в биологическом плане они настолько близки, что даже образуют плодовитые гибриды. Могу привести такой пример видовых различий: собака после первой же течки (в возрасте одного года, а то и раньше) способна выполнять свои репродуктивные функции. Волки (что самцы, что самки) достигают половой зрелости только на четвертом году жизни. Если вы пощупаете собаку и ее дикого родственника, то сразу же поймете разницу: волчье тело – это стальные мышцы. Зверь способен бегом покрывать десятки километров, свечой взмывать на четырехметровую высоту, хватая пролетающую птицу, брать трехметровый забор с упитанным бараном, заброшенным на холку. Собаке такие подвиги не по плечу. В честном бою у нее нет шансов. «А как же волкодавы?» – спросите вы. Это условное название пастушьих собак. К слову, знаменитый ирландский волкодав квалифицируется как борзая и на волка не ходил лет 300. Задача крупного пса, охраняющего отару, – почуять волка, поднять тревогу и вступить в бой. Далее прибегает пастух и сам разбирается с хищником. Может быть, опытный кобель и даст достойный отпор переярку – молодому волку, – но с настоящим матерым ни одна собака не сладит, только свора, да и то не всякая. Мало того, волки очень любят собак – как продукт питания. В сезон охоты отбившиеся от хозяев собаки составляют едва ли не основную часть волчьего рациона. Вот почему собаки так панически боятся своих серых родичей – и этот страх закреплен в их генетической памяти.

Боеприпасы.  Картечь эффективна при выстреле с близкого расстояния, метров до 45, далее используют нарезное оружие

Кроме всего прочего, у волка совершенно иной склад ума, другая иерархия в стае, отличный язык поз, непохожая на собачью вокализация, иные поведенческие комплексы.

К примеру, как нападает собака? Шерсть дыбом, оскал зубов, лай, предупреждающие скачки и выпады… Волк – как индеец. Ни один мускул на его «лице»» не изменяется: тот же безразличный взгляд холодных голубых глаз – и вдруг… Стремительный бросок – и на жертве сжимается стальной «капкан» крепких клыков.

ВОЛК И ЧЕЛОВЕК
Ночь. Полнолуние. Волки гонятся за санями, страшно лязгая клыками, кони в мыле и ужасе, люди обречены! Такое бывает только в приключенческих романах и фильмах. На самом деле у волка крайняя степень антропофобии – боязни человека. Да, в былые времена, когда по всей земле лились реки крови и тела воинов не успевали хоронить, волки, познавшие вкус человечины, действительно осмеливались нападать на людей. Но подобного не происходит вот уже лет сто.

Борьба за еду.
Добычу волка может отобрать медведь, а в зимнюю бескормицу – матерый кабан-секач, не брезгующий в голодуху даже падалью

Волк прекрасно знает: стоит тронуть хоть одного двуногого и придут остальные, чтобы отомстить. А вот соседство с человеком они успешно используют. Автору этих строк приходилось встречать следы волков – а их очень просто отличить от собачьих – даже на окраинах Москвы. Да что там – прямо на обочине МКАД. Возможно, по ночам  они патрулируют оживленные трассы, подбирая сбитых собак, птиц и прочих животных. Биолог Олег Шумаков рассказывал, как наблюдал в бинокль стаю волков, трусившую по полю в город. Около первых же домов со зверями приключились мгновенные метаморфозы: хвосты закинулись за спину и свернулись в баранки, уши вмиг обвисли, как у обычных дворняг, и волки, обернувшись городскими собаками, разбежались обыскивать помойки. 

Волк – существо, удивительно приспособленное к своему скрытному образу жизни, но, как подобает пытливому интеллектуалу, крайне любопытное. Мне несколько раз удавалось замечать свежие отпечатки его лап рядом с тропой, где я недавно шел. То есть волк был рядом, разглядывал и изучал меня, а я ничего не замечал. Ни одна веточка не хрустнула!

Полиморфность.
Фразеологизм «серый волк» не совсем верен, окрас этих зверей варьирует от белого (зимний наряд тундрового волка) до черного цвета, включая разнообразные серые, бурые и рыжие оттенки

ВОЛЧЬИ ПОНЯТИЯ
Серая братва никогда не нарушает своих понятий. Например, вы набрели на волчье логово с щенками. Вы можете резать их на куски, рвать на части, но родители, наверняка наблюдающие за происходящим из-за кустов, не бросятся на защиту.  Великий принцип рациональности: репродуктивная пара должна сохранить себя, чтобы регулярно приносить приплод.

Некоторые жестокие промысловики пользовались этой слабостью. Найдя логово, каратели опутывали проволокой лапы волчат. Изуродованные звереныши не могли разбежаться, а родители вынуждены были их кормить. Когда щенки достигали зачетных размеров, охотники возвращались и добивали подросших волчат, чтобы получить за шкурки вознаграждение.

Впрочем, волки не ангелы и сами используют подобную тактику. В северных широтах при минус 50 °С убитая дичь через 15–20 минут превращается в лед, о который можно сломать клыки. Тогда стая волков намечает в оленьем стаде несколько самых слабых жертв и подгрызает им сухожилия ног. Несчастные копытные обречены на мучительную смерть: они понуро тащатся вслед за стадом, а у волков всегда готовые «живые консервы».

Инстинкт.  Ни один волк не бросится на защиту своего щенка, находящегося в логове, чем и пользуются некоторые охотники

Шкурный интерес.  Выделанная шкура волка стоит от 20 000 до 40 000 руб. при вознаграждении в 10 000 руб. за убитого зверя

С другой стороны, летом волки не чуждаются вегетарианской диеты. Они с удовольствием едят ягоды, грибы, коренья и плоды. Если в заброшенном саду вы встретите у яблони волчьи следы, будьте уверены, что именно на ней – самые сладкие яблоки. Проверено!

Есть у волков и морально-нравственные табу. Например, брат никогда не покусится на сестру, сын – на мать, а отец – на дочь! Инцест в волчьем обществе – нечто невозможное. Чего не скажешь о собаках.

Особая статья – волчье творчество. Они самозабвенно самовыражаются в пении. Это собаки воют на луну, а волки — из любви к искусству. Раньше ученые полагали, будто вой – это примитивная перекличка стай: обозначение границ своих угодий или призыв к спариванию. Все оказалось гораздо сложнее. В волчьем хоре можно выделить и сольные партии, и дуэты, и даже стройные хоровые фрагменты!

При этом стая непременно откликнется на вабу – подражание волчьему вою. Опытный вабильщик подносит к губам «горн» – им может служить стекло от керосиновой лампы –  и после непродолжительной переклички доложит: сколько всего голов в стае, сколько матерых, сколько переярков, сколько самок и т. д. Волки прекрасно знают, что раскрыли себя, но не откликнуться на вабу не могут! Они что – не понимают, что теперь люди знают, где их искать? Прекрасно понимают! Но не ответить не могут.

Не игрушка
Не стоит превращать волчонка в домашнего любимца, в отличие от собаки он повзрослеет только на четвертом году жизни, вот  тогда и начнутся неприятные сюрпризы

ОХОТА НА ВОЛКА
Охота на волка – едва ли не самая трудоемкая и сложная, она требует слаженных действий многих людей и колоссального опыта организаторов. Взять стаю можно, только когда она залегает на дневку. Как правило, это хорошо укрытое место с прекрасным обзором. Волки-дозорные чуют опасность на расстоянии более километра, поэтому, как только начинается «оклад», звери тут же снимаются и уходят. Выбирая дорогу к отступлению, они никогда не пойдут туда, где появляются незнакомые предметы: автомобильная покрышка, чей-то автомобиль или квадроцикл. Поэтому задача второй группы – обложить стаю, отрезав пути к отступлению. Как правило, это делают при помощи нескольких снегоходов. За каждым из них санки с установленными на них катушками. С них разматывается прочная веревка с флажками, которая опутывает деревья и кусты, преграждая путь животным. Матерый волк, конечно, может перемахнуть через флажки, часть молодых последует за ним, а наиболее нервные переярки не найдут в себе силы преодолеть психологический барьер и останутся в окружении. Кстати, волки пошли под флажки совсем недавно – не прошло и нескольких сотен лет…

Опытные охотники не раз рассказывали мне, что мало кто может понять, каким непостижимым, сверхъестественным чутьем волки чуют «слабое звено» в окружении – неопытного новичка, хлебнувшего лишнего, или просто слишком нервного стрелка, и непременно уходят через эту крохотную брешь.

Второй способ охоты – с вертолета. Это дает возможность гнать волков по открытой местности и расстреливать их с безопасной дистанции.

Раньше волков травили сворами борзых, верхом на лошадях. Сегодня эта охотничья культура практически утрачена. Есть еще один способ – капканы у привады, но из-за низкой эффективности его используются крайне редко.

Генетическая память.
В жилах таких ездовых пород собак, как хаски и маламуты, течет волчья кровь, поэтому они редко лают, зато частенько воют

НЕ ЗА ТО ВОЛКА БЬЮТ, ЧТО СЕР…
В Европе волков почти не осталось. Чуть-чуть – в Скандинавии, несколько сотен голов – в Альпах, крохотная локальная популяция – в Пиринеях. Ну еще, правда, есть пока волк на Украине, в Белоруссии и Европейской части России. На Британских островах последнего волка пристрелили еще в семнадцатом веке, в Пруссии и Австро-Венгрии – в восемнадцатом. У нас волка били, бьют и будут бить до тех пор, пока не искоренятся воровство и лукавство. В советские времена на волков списывали такие огромные потери в скотоводстве, что войну «серому врагу народа» объявляли на самом высоком уровне. Напрасно многие  авторитетные ученые, такие как профессора С. Корытин и Д. Бибиков, пытались объяснить, что волк необходим природе и его опасность – дремучее заблуждение! Просто он стал «удобной лазейкой для оправдания собственной нерадивости и бесхозяйственности». Ученых не слушали. Сделать волков крайними было выгодно слишком многим.

В этом году в Якутии власти заявили, что именно волки, не в меру расплодившиеся, нанесли этому региону ущерб в 150 000 000 руб. Выделены средства на кампанию по отстрелу, установлена премия – 10 000 руб. за каждую голову. По разным оценкам, на территории Якутии проживает от 3000 до 4000 волков, численность которых решено довести до «нормативных» 500. Непонятно, правда, кто установил эти рамки…

Иллюстрации:
1. ©Depositphotos/Ilya Andriyanov. 2. ©Depositphotos/Dave Rossiter. 3. ©Depositphotos/Andrey Nekrasov. 4. ©Depositphotos/Armin Dombrowski. 5. ©Depositphotos/PRILL Mediendesign & Fotografie GmbH. 6-7. ©Depositphotos/ Irantzu Arbaizagoitia Viguri. 8. ©Depositphotos/Eduard Kyslynskyy. 9. ©Depositphotos/Sam D Cruz.