• Сегодня: Четверг, Июль 27, 2017

 

Путешествие   27 июня 2013    279

Пересечение с востока на запад Полярного Урала

Пересечение с востока на запад Полярного Урала

Целью нашей поездки было пересечение с востока на запад Полярного Урала – суровой горной системы шириной более 125 километров, расположенной за Полярным кругом. Маршрут проложили из Салехарда в Воркуту через горные хребты и три границы – географическую между Европой и Азией, административную Ямало-Ненецкого автономного округа с Республикой Коми и временную «межу» часовых поясов.

НА ВОСТОЧНЫХ СКЛОНАХ
Москва, Кострома, Киров, Пермь, Ивдель, Югорск… На пятый день пути въезжаем в Салехард. Это единственный город в мире, находящийся строго на Полярном круге. Когда-то здесь творили историю и город, основанный русскими казаками в далеком 1595 году, был форпостом  первооткрывателей Сибири. А в неприметном местечке Березово свои  последние годы жизни провел сподвижник Петра Великого светлейший князь Александр Меншиков. Были здесь и другие знаменитые узники – князь Долгоруков и граф Остерман. Не обошли эти края и раскольники-староверы, декабристы, а позже и революционеры. Сейчас же в связи с бурным освоением газовых месторождений Ямала Салехард переживает второе рождение. На улицах дорогие иномарки, ведется современное строительство. Но нам некогда задерживаться, впереди самое сложное и интересное – Трансуральский переход.


ЗАБЫТАЯ ДОРОГА

Внимательно изучая карты Генерального штаба СССР, можно заметить тоненькую прерывистую линию, начинающуюся в районе Воркуты и ведущую в самое сердце Полярного Урала. В 40–50-е годы ХХ столетия здесь существовал молибденовый рудник. Говорят, что именно по этому «пунктиру» через перевал и десятки километров горной тундры заключенные возили в тачках руду в Воркуту. На самом деле это не более чем легенда, поскольку была еще одна трасса, связывающая рудник с железнодорожной станцией на ветке Чум – Лабытнанги, по которой и доставляли подводами руду. Давно уже нет ни того рудника, ни поселка, а некогда капитальная дорога превратилась в направление. Никто о ней не вспоминал много лет, но нынешней зимой здесь разведали и разметили зимник, по которому прошло несколько колон тяжелой техники. Этим путем нам и предстоит пересечь Полярный Урал. Машины, правда, у нас «гражданские»…

Полярный Урал. Здесь нет отвесных пиков – горные склоны больше напоминают арктическую тундру

В СЕРДЦЕ ГОР
Миновали Лабытнанги и поселок Харп – последний оплот цивилизации. Медленно поднимаемся вверх по долине реки Собь. Заметенная колея от грузовика, прошедшего здесь за несколько дней до до нас, да следы зверья – вот, пожалуй, и все, что представляет собой эта «дорога». Иногда встречаются вешки, значит, движемся правильно. Нам нужно обогнуть горный массив Рай-Из и выйти к ветке железной дороги Воркута  – Лабытнанги. Температура – минус 22 градуса, ветер – 9 метров в секунду. По меркам здешних мест это мягкие погодные условия. Встречаются переметы и наледи – «слоеные пироги» из некрепкого льда и воды. Провалиться в такую яму при температуре ниже 20 градусов дело не из приятных. Некоторые наледи объехать не удается из-за слишком крутого склона и приходится пересекать их по воде. А несколько горных ручьев форсируем вброд – неожиданное приключение для зимы. Все чаще в руках у штурманов появляются лопаты, мы расчехлили лебедки. День в этих широтах короткий, быстро темнеет. Какое-то время еще продолжаем отчаянные попытки двигаться вперед, однако холод, темнота и усталость берут свое – пора спать.

Борьба с переметами.
Одно неверное движение педалью газа – и машина вязнет в снегу

…Утром распогодилось, и вокруг из тумана начали проступать горные хребты. Поднимаемся на Эстатинский перевал. Тактика отработана, движемся уверенно. Место лидера занимает то тяжелая Toyota, то легкий UAZ. Если первая машина подсаживается, следующий экипаж лебедкой сдергивает ее назад. Труднее других приходится бензиновому UAZ Patriot. Маленький момент на низах в наших условиях это почти приговор. Стоит нажать на педаль газа чуть сильнее – и машина начинает съезжать вниз. Но вот зимник немного поворачивает и выходит на склон без снега, который  ветер сдул в тундру. Практически по голым камням быстро поднимаемся на перевал. Ого, более 500 метров! А навстречу… медленно карабкается колонна грузовиков. Пожелав друг другу удачи, разъезжаемся каждый в свою сторону.

НА СЕВЕР
Перед нами тундра. Без конца и без края. Спускаем давление в колесах ниже 0.5 атмосферы, иначе машины не едут. Но опять незадача – снег набивается между диском и шиной, отжимает ее. Чуть зазевался, упустил момент, и колесо разбортировалось. Время от времени останавливаемся и греем диски паяльной лампой. Снег плавится, и какое-то время можно опять двигаться вперед. Есть здесь и другая опасность. Под снегом много острых камней, и вот уже на один из Patriot приходится ставить запаску. Зато по промерзшим до дна озерам можно прохватить с ветерком! Странно, но лед на морозе абсолютно не скользкий. Он хрустально чист и прозрачен. Коренные местные жители – ханты, коми и ненцы – зимой получают из него воду. Пилят большими кубами и складывают в «поленницы» возле дома, а затем откалывают куски поменьше и топят.

Холодает!
В сильный мороз дым из труб уже не струится вверх, а окутывает поселки плотным кольцом

НОЧНЫЕ КРАСКИ
…Позади еще один день на маршруте. Останавливаемся на ровной площадке, готовим ужин. Можно разобрать фотографии, сделать записи в дневнике, поработать с навигацией на завтра и просто попить чая, разглядывая через лобовое стекло Млечный Путь.  А в это время над нами медленно разгорается северное сияние. Яркие сполохи холодного огня простираются от горизонта до горизонта. Ощущение такое, словно мистический дирижер управляет невидимым нам оркестром. Безумная красота!

Утром видимость сократилась до нескольких метров. Пока не замело, надо выбираться. Стартуем довольно уверенно, но сугробы становятся все больше и машины вязнут. У ненцев снег обозначается десятью разными словами. Он бывает мокрый и сухой, рыхлый и наст, замерзший и спрессованный до плотности бетона или пухлый, как песок. И к каждому нужно найти свой подход. Если свежий и мягкий, то перемет штурмуем ходом на третьей пониженной передаче. Если же ветер успел его отшлифовать, пробивать бесполезно и переезжать надо поверху. Такой метод движения северные водители нарекли «топтанием» зимника. Сцепление – газ – тормоз, снова сцепление и т. д. Качаем машины, по сантиметрам «топчем» зимник. Это требует полного единения с машиной и виртуозной работы педалями. Перегазовал – колеса провернутся, и вместо ровной поверхности окажешься в яме. Начинай все сначала!

С пересечением границы Европы и Азии меняются не только пейзажи за окном автомобиля, но и ритм жизни. Время здесь течет по-другому…

Ненцы. Быт и жизненный уклад этого народа не меняются тысячелетиями

БЕЛЫЙ ПЛЕН
Пространство и время на Севере подчинены собственным законам. Расстояние здесь принято измерять не километрами, а временем.
– Сколько от Воркуты до Салехарда?
– Может, неделя, может, две, от погоды зависит, –  услышишь в ответ от местного водителя.
Вот и сейчас – 700 метров «топтали» часа четыре, а затем несколько километров пролетели за пару минут. Но скорость движения падает. Усилившийся ветер поднял вверх миллиарды мелких частичек снега, начинается низовая пурга. В небе ярко светит солнце, а в двух метрах над землей нулевая видимость. Штурманы вынуждены идти впереди машин, показывая дорогу. Есть такой термин – жесткость погоды. Каждый метр в секунду скорости ветра добавляет 2–3 градуса мороза в ощущениях человека. Минус 20 при 17 м/с воспринимаются так, словно на улице минус 36–38 градусов. Возрастает риск переохлаждения и обморожения, так что утепляемся, надеваем защитные очки и маски. Ураган беснуется настолько сильно, что, открывая дверцу автомобиля, приходится ее толкать обеими руками. Как же быстро вчерашняя умиротворяющая красота перевоплотилась в жестокого и коварного противника! Принимаем решение остановиться. Проще переждать пургу, чем бессмысленно спорить с силами природы.

Зимник.
Только такая техника может уверенно передвигаться по глубокому снегу

Несмотря на светлое еще время суток, устраиваемся спать, хоть это непросто: машины качает из стороны в сторону и кажется, что еще немного – и очередной порыв опрокинет их.

К полуночи ветер поутих, видимость улучшилась и… можно ехать! Это еще одна из особенностей Севера. Если день без солнца, то небо сливается с белой тундрой и горизонт размывается. Автомобиль будто плывет в молоке, и управлять им очень трудно. Ночью же контрастность повышается и четче видны очертания рельефа. Потому по зимнику удобнее передвигаться ночью, а днем отдыхать. А зрелище за окном феерическое! Снежные заряды скачут в пучках света, огоньки фар мелькают во тьме, исполняя замысловатый танец. Каким-то чудом нам удалось до рассвета пройти почти 60 километров. И пурга вдруг прекратилась. Точно не было ни ее вовсе, ни безумной ночной гонки. Может, это тундра испытывала нас на прочность?

Деревня на Оби. Сюда нет дорог, здесь нет сотовой связи, есть лишь тишина, звенящая от мороза


ВОРКУТА!

Впереди показался автомобиль. Удивительным был не столько сам факт его присутствия в тундре и даже не то, что он двигался курсом, перпендикулярным нашему. Неожиданной была его скорость. Мозг за несколько последних дней уже отвык быстро обрабатывать информацию, но когда сомнения улетучились, стало ясно – впереди дорога. А это означало, что наш 250-километровый бросок через горы и тундру завершен и через несколько километров мы выйдем к цивилизации. Теперь понятно, какие чувства испытывают пересекающие океаны мореплаватели, когда они видят долгожданный берег. Впереди действительно была Воркута, некогда большой шахтерский город в Арктике, отрезанный от внешнего мира полным отсутствием автомобильных дорог. 

ДОМОЙ
Обратный путь тоже не был простым. Наличие в Воркуте железной дороги лишило город необходимости строительства не только летних, но и зимних трасс. Отправляясь в отпуск на своих автомобилях, жители города грузят их на железнодорожные платформы. Лишь строительство нитки газопровода Бованенково – Ухта немного изменило ситуацию. Распутывая сложное макраме технологических зимников, а временами и просто двигаясь вдоль трассы будущего газопровода, мы покатили на юг. Снова потянулись километры белых дорог. Спуски, подъемы, опять спуски… После Абези тундра закончилась, и начался реликтовый лес, где раньше хозяйничали только медведи и лоси. Сейчас здесь ревут моторы, а экскаваторы грызут мороженую землю. Еще раз пересекаем Полярный круг, теперь уже с севера на юг, и в Печоре выходим на финишную прямую до дома. Здесь уже можно накачать колеса… 

Провалился в ручей. Где тяжелый грузовик идет с большим трудом, наши легкие внедорожники чувствуют себя вполне уверенно



Спортивно-краеведческая экспедиция «Белые дороги – 2013»

7000 км, 12 субъектов Российской Федерации, 16 дней. Автомобили: две Toyota Land Cruiser 105 и два UAZ Patriot (дизельный и бензиновый). Резина зимняя: на TLC – 285Х75R16, на УАЗ – 265Х75. Специальная подготовка: усиленные подвески, лебедки, на дизельных автомобилях предпусковые подогреватели топлива, салоны переделаны в двухместные для удобной ночевки.

ПУТЕШЕСТВЕННИКАМ НА ЗАМЕТКУ
Собираясь в путешествие зимой на Север, не стоит забивать машину ящиками с антигелем для дизельного топлива – на 100% солярка там будет зимняя. Но имеет смысл взять масло для двухтактных двигателей. Зимнее топливо, особенно «Арктика», очень сухое, и для смазки ТНВД просто добавьте в бак граммов 200 масла при заправке. На маршруте старайтесь всегда иметь удвоенный запас топлива, так как в небольших деревнях АЗС работают только с понедельника по пятницу и с 9.00 до 18.00 часов! А если неожиданно застанет пурга, то надо быть готовым простоять, не глуша двигатель, несколько дней в ожидании погоды, а затем и еще несколько, пока дорогу не прочистят. В тундре абсолютно необходимы солнцезащитные очки! И купите обычный наружный бытовой термометр – в современных автомобилях электронные показывают температуру всего до минус 35. Обязательно заранее надо продумать быт в автомобиле. При минус 30 и ниже вам вряд ли понадобятся стол, стулья и пятилитровая кастрюля на всех. Еду придется готовить, сидя на передних сиденьях, а значит, кухня должна быть маленькой, легкой и удобной.