• Сегодня: Воскресенье, Май 28, 2017
Путешествие   10 декабря 2016    1 067

Подробный рассказ о том, как провести группу из двух десятков машин по протяжённому маршруту

Кольский полуостров находится не так уж далеко от Центрального региона и имеет хорошие дороги, по которым можно быстро добраться до красивейших мест природы и памятников истории. Немало там и дорог труднопроходимых, ведущих к ещё более красивым местам и памятникам. В общем на Кольском есть всё для того, чтобы стать настоящей Меккой внедорожного туризма. Собственно, он давно ею стал, и только совсем ленивый не съездил на своём внедорожнике в Хибины или к Терскому берегу. А на полуострове Рыбачий так и вовсе на въезде пора ставить турникет, учитывая количество ежегодно прибывающих туда туристов. К чему это я? Да к тому, что рассказами о достопримечательностях Кольского полуострова сегодня никого не удивишь, и я даже не стану пытаться этого делать. Речь пойдёт совсем о другом. Написать этот материал меня побудили комментарии в социальных сетях, куда я недавно выложил фото с Полярного круга с незатейливой подписью «наша дружная компания из двадцати машин…». В течение нескольких дней множество знакомых и незнакомых мне людей написали о том, что провести столь большую группу по такому длинному маршруту без срыва сроков, изменений утверждённого направления и беспрестанной ругани тяжело даже теоретически, а на практике совершенно невозможно. Наибольшую пикантность этим комментариям придавал тот факт, что большинство из них появилось после того, как мы благополучно прошли весь запланированный маршрут и точно в срок вернулись домой. Но даже когда я сообщил, что всё в целом прошло штатно, люди не перестали спорить и доказывать, что это невозможно. И раз уж, как выяснилось, мы рождены, чтоб сказку сделать былью, я решил написать о том, как именно нужно организовывать движение в колонне и лагерный быт, чтобы невозможное стало возможным.

 

BB6A0644_2

BB6A0855_1  BB6A0843_0

 

Начнём с трассы. На перегонах колонна из двадцати машин при движении со скоростью 90 км/ч и отсутствии попутного транспорта растягивается примерно на полтора километра. Как только начинаются обгоны тихоходов или внутри колонны активные участники движения обходят более медленных, расстояние от головной до замыкающей машины увеличивается до нескольких километров. Но это совершенно не означает, что нарушается общая организация движения группы. Потому что вся колонна изначально разбита на звёздочки, как в нашем советско-октябрятском детстве. И у каждой такой звёздочки есть свой вожатый, в задачи которого входит следить за тем, чтобы его группа не растягивалась, информировать по рации о расстоянии до встречных машин при обгонах и в целом поддерживать порядок в отдельно взятом коллективе из пяти автомобилей. При этом головная машина ведёт постоянный радиообмен с замыкающей и при необходимости с вожатыми звёздочек. Остальные участники колонны выходят в эфир только в случае форс-мажора. Потому что если каждый из двадцати экипажей будет непрерывно трещать в тангенту на общечеловеческие темы, то с действительно важной информацией пробиться в эфир будет уже невозможно, поэтому об организации движения можно забыть. Второй важнейший момент – это порядок движения. Он должен быть неизменным на всём протяжении маршрута, чтобы каждый из водителей в колонне чётко знал, какая машина идёт перед ним и какая – за ним. Терять кого-либо при манёврах и перестроениях недопустимо.

 

BB6A0876_6

BB6A0743_5

 

При движении по бездорожью работают те же правила. Каждая звёздочка абсолютно самодостаточна и преодолевает препятствия самостоятельно. А пройдя их, двигается дальше, не дожидаясь пока брод или глубокие колеи пройдёт вся колонна. Для этого в состав каждой группы входят как подготовленные внедорожники с опытными экипажами, так и стандартные машины с начинающими пилотами. Таким образом, первые опекают вторых. Стоит ли говорить, что командиры звёздочек должны в равной степени обладать как внедорожным опытом, так и способностями руководителя?

 

BB6A0684_9

BB6A0511_4

 

«Ну, это очевидно, – скажете вы, – а что делать, если, например, кто-то сломался?» Бывает и такое. Когда мы шли по Терскому берегу, в одном из внедорожников развалился подшипник ролика-натяжителя. На месте поломки с ним остались ещё две машины – опытный механик, вызвавшийся помочь в ремонте, и замыкающий. Остальная колонна продолжила движение, и во время долгой остановки лагерем на берегу Белого моря, рядом с устьем реки Кузомень, закончившая ремонт группа догнала основную колонну, и машины заняли свои места согласно штатному расписанию.

«Хорошо, – скажете вы, – а если на месте поломку устранить нельзя, тогда что – стоп машина?» Да нет, случалось и такое. В районе Ревды, уже в другом внедорожнике, порвался передний сальник коленвала. На следующий день, пока группа карабкалась на перевал Геологов, две машины (одна – буксир на жёсткой сцепке, вторая – для страховки) оттащили сломавшегося в Мурманск, где довольно быстро произвели необходимый ремонт. Так что и эта ситуация нисколько не задержала движение по маршруту.

 

BB6A0802_8  BB6A0791_7

BB6A0607_11

 

Куда большую трудность для группы представляет организация лагеря. Особенно это сложно в условиях Кольского полуострова, где каменистый рельеф и тайга очень затрудняют размещение такого количества людей и машин в одном месте. Поэтому каждый вечер при разбивке лагеря происходил один и тот же ритуал, который я называю «Тетрис». Выбрав подходящее место, мне прежде всего нужно было определить, где будет находиться полевая кухня, тент и столы, после чего всё свободное пространство вокруг забивалось машинами. Причём иногда их приходилось загонять друг за другом в узкие просветы между деревьями. Для того чтобы всё проходило гладко, требовалось только одно – дис-цип-ли-на. А с этим у нас всегда полный порядок! Никто не лез без очереди, не пытался самостоятельно выбрать место и перегородить проезд остальным. Поэтому за десять – пятнадцать минут вытянувшаяся на просёлке длиннохвостая автомобильная змея благополучно размещалась вокруг небольшой поляны со столовой в центре.

 

         BB6A0410_10 

 

А дальше начиналась обычная лагерная суета, но и она должна быть чётко организована. В каждом экипаже из двух человек (а таких, как правило, большинство) один отвечал за хозяйственные нужды. Он шёл к ответственному за весь лагерь и узнавал, что именно ему нужно делать. И сразу же вовлекался в работу – расставлял столы, чистил грибы и овощи, резал салаты, в общем, делал то, что было поручено. Туристические трудящиеся массы при грамотном руководстве – великая сила, поэтому проходило не больше получаса после разбивки лагеря, а коллектив уже сидел за накрытыми столами, потребляя закуски в ожидании горячих блюд, весело шкворчащих в двух больших казанах на мощных газовых горелках. При этом хочу отметить, группа не разбивалась на отдельные кучки и не сидела угрюмо и разрозненно за маленькими столиками у своих машин. Все столы выстраивались в ряд, и три десятка человек ужинали и общались в едином пространстве. А утром всё повторялось в обратной последовательности – сначала быстро готовился завтрак, потом складывался лагерь, а затем из леса начинали друг за другом выезжать машины, чтобы построиться, заняв своё место в колонне, и продолжить намеченный маршрут. Так миновали две недели и пять тысяч километров пути. Весело, дружно, гуськом за горизонт. Без ссор, обид и отставаний от графика.

Ну что, мои дорогие, по-прежнему не верите, что такое возможно?