• Сегодня: Среда, Сентябрь 20, 2017

 

Технологии   21 октября 2013    265

Технологии. Адаптация к скорости

Технологии. Адаптация к скорости

Внедорожник и скорость – понятия изначально несовместные. Но рынок диктует свои законы, и медлительным проходимцам пришлось эволюционировать – так сказать, отказаться от жабр в пользу крыльев.

Добиваясь от внедорожника способности рвать всех на перекрестках, уверенно держать траекторию на вираже или меньше крениться, производитель неминуемо душит в нем внедорожные способности. Но таков сегодня спрос: езда становится динамичнее, дороги – лучше, а потенциальный владелец – амбициознее.

ШЕДЕВРЫ И РУДИМЕНТЫ
Сделать машину, могущую «и ползать, и летать», первыми смогли британцы Чарльз Спенсер Кинг, Дэвид Бэйч и Гордон Бешорд. Для этого им пришлось отказаться от листовых рессор, заменив их на пружины и продольные рычаги. Задний мост помимо этого оснастили А-образным качающимся рычагом – прямое заимствование из тогдашнего автоспорта. Мощный мотор V8 Buik, мягкая длинноходная подвеска – правда, зависимая, – постоянный полный привод с симметричным дифференциалом, комфортабельный салон… Список достижений прототипа Velar сегодня кажется банальным, но через два года, в 1970-м, «фермер во фраке» Range Rover Classic был выставлен в Лувре и стал предметом спекуляций на черном авторынке, открыв эру быстрых автомобилей повышенной проходимости. Справедливости ради надо отметить, что комфортные внедорожники появлялись и раньше, у компании Jeep, но из скоростных  Range Rover был все-таки первым.

В меру крепок. Оптимальное соотношение запаса прочности и массы Bantam BRC 40 позволяло его экипажу вынести на руках свой транспорт из топкого места

Спустя всего год после выхода Range Rover Валерий Семушкин и Петр Прусов принялись разрабатывать вездеход собственной конструкции для ВАЗа. В основу концепции заложили несущий кузов, аналогичный легковому, то есть без рамы, а только лишь с местными усилениями. Кроме того, запланировали независимую рычажную подвеску и дисковые тормоза спереди, постоянный полный привод и шарниры равных угловых скоростей Рцеппа в приводе передних колес. В условиях советской плановой экономики от фактического рождения ВАЗ-2121 «Нивы» в 1974-м до серийных машин прошло еще три года.

Эти два автомобиля, разные конструктивно, но подчиненные одной идее, определили весь ход дальнейшей эволюции скоростных вездеходов – причем, как это ни смешно, именно «Нива» конструктивно оказалась ближе к современным SUV и кроссоверам.

Судите сами: еще в ХХ веке многие модели в борьбе за скорость утратили неразрезной передний мост. Полезный в болоте, он был не способен отрабатывать мелкие неровности шоссе без переставки всего кузова. С появлением спереди двойных поперечных рычагов ушло в прошлое непрерывное подруливание. Тяжелый передний редуктор переселился на раму или двигатель, избавив от своей массы неподрессоренную часть. Кстати, сочетание независимой схемы спереди и моста сзади быстро оценили участники ралли-рейдов, чередующие быструю езду по относительно ровным участкам с  бездорожьем.

Ламинарный.
Заставить воздушный поток плавно обтекать угловатый кузов непросто. Но аэродинамика – прямой путь к скорости

Сегодня жесткая передняя балка сохранилась у считаных моделей-патриархов, в числе которых Mercedes-Benz Gelаndеwagen, Land Rover Defender, Toyota Land Cruiser 78 и  родимые UAZ Hunter и Patriot. Причем только у двух моделей из этого списка есть рессоры, да и то сзади: догадайтесь, у каких.

Другая проблема, над которой работают конструкторы быстрого внедорожника сегодня, – это его масса. Рецепт, знакомый из спорта, не правда ли? Сделав машину легче, мы автоматически получаем прирост динамики. Между прочим, первый широко известный джип, армейский Bantam BRC 40, ставший впоследствии Willys MB, как раз был весьма легок и для своего времени быстроходен. Кстати, он не отличался чемпионским запасом прочности. Однако причины предельного облегчения крылись вовсе не в погоне за спортивными качествами. Они были продиктованы жесткими военными условиями. Но факт – Willys до сих пор удивляет своей несерьезной рамой открытого профиля, отсутствием лишних деталей и предельным облегчением имеющихся. Это уже потом его наследники располнели, потяжелели и утратили способность порхать над колдобинами, как бабочка над цветами.

Потенциал. Решение «в лоб» – многолитровый мотор от спорткара. Высокий крутящий полезен и на бездорожье, и на асфальте – для веселых стартов

Снижение массы хорошо и по внедорожной части. Легче машина – меньше давление на грунт, больше шансов не засесть. Тут в помощь два метода – интегрирование рамы в кузов и легкие сплавы. Про концепцию несущего кузова мы уже говорили, а насчет алюминия – речь вовсе не о внешних панелях стального по сути Defender, а о сугубо спортивных технологиях, таких как создание полностью алюминиевого монокока Range Rover. Технология дорогая и в смысле разработки, и для производства. Но это единственный эффективный способ, позволяющий понизить центр тяжести внедорожника, заставить его хорошо держать дорогу – и вдобавок установить многолитровый спортивный мотор, не переживая по поводу увеличения веса. Сравните: алюминиевый Range Rover 5.0 V8 Supercharged с мотором в  510 л. с. и стальной 400-сильный Nissan Patrol Y62 весят одинаково – 2.7 тонны. Но какая разница в управляемости и динамике!

Кстати, еще один логичный шаг в погоне за скоростью – мощные высокооборотные двигатели. Часто бензиновые, с турбиной, дополненные шустрым «автоматом». Порой это даже моторы от легковых спортивных моделей, лишь немного перенастроенные. То есть полная противоположность тому, с чем привыкли иметь дело настоящие джиперы. Трудно сказать, кто в недрах GMC в 1991 году принял решение выпустить на рынок сперва заряженный пикап Syklone, а вслед за ним – низко посаженный Blazer со сборной солянкой из американского блока и японской турбины под капотом. Тем не менее растущему классу поклонников быстрых внедорожников этот простоватый полноприводный забияка под именем Typhoon пришелся по душе.

Алюминиевые композиции активно вытесняют сталь из подвесок. Да что там – некоторые детали могут быть даже из магния

Сегодня гоночный мотор под капотом вездеходного полноформата – не редкость. Помимо уже упомянутого Supercharged для Range Rover назовем версии SRT у Jeep и Dodge и двигатель AMG 6.3 для Mercedes-Benz Gelandewagen. Впрочем, все перечисленное – скорее имиджевые продукты, чем автомобили для реальной жизни. Сидя, к примеру, за рулем трехтонного Mercedes-Benz Gelаndеwagen с пятисотсильным мотором под капотом, вжимаясь при ускорении в кожаное кресло, повисая на ремнях при торможении и ложась на боковое стекло при поворотах, невольно задумываешься: а не напрасно ли я заставляю мчаться на пределе разумного этот угловатый сейф?

ВЫРАСТИТЬ КИБОРГА
Гораздо более естественный и результативный путь – выращивание быстрого внедорожника из модели, которая изначально лучше приспособлена к динамичной езде.

Пример – Porsсhe Cayenne, использующий одинаковую с VW Touareg платформу, значительно более аэродинамичный кузов и собственную линейку моторов Porsche от 300 до 550 л. с. Само собой, Cayenne снабжен своей версией подвески, повторяющей «фольксвагеновский» аналог и даже заимствующей кое-что из него, но более легкой. И мощнейшие тормоза Porsche тут очень кстати. Результат более чем впечатляет. С одной стороны, топ-версии ощутимо превосходят Touareg на высоких скоростях, с другой – если и уступают ему в проходимости, то только из-за низкопрофильной резины, на которой эффект от снижения давления в покрышках проявляется слабее.

Другой пример – новый Range Rover Sport с его полностью алюминиевым несущим кузовом. Не менее комфортный и исключительно быстрый автомобиль, способный творить чудеса на бездорожье. Его сильные стороны – пневмоподвеска и электронная система регулирования тяги на бездорожье Terrain Response. Плюс электронно-регулируемые амортизаторы, серьезно меняющие характеристики подвески в зависимости от ситуации. Отметим, что набор из пневмоподвески, продвинутых амортизаторов и автоматики распределения крутящего момента стал сегодня необходимым практически для всех «волков в овечьей шкуре». Именно сильно развитая электронная компонента трансмиссии и подвески позволяет этим машинам одинаково хорошо приспосабливаться и к высоким скоростям, и к ползанию по бездорожью. Правда, она же сильно увеличивает цену такого суперавтомобиля, но на сегодняшний день это единственный способ сделать скоростную машину универсальной и комфортной.

Уникален. Единственный пример серийно выпускающегося супервнедорожника LM002 получился из помеси кроссовера и песчаного багги с мотором от морского катера

СКРЕСТИТЬ ЖЕРЕБЦА С НОСОРОГОМ
Есть и еще один, не рыночный способ построить нечто быстрое и полноприводное – спроектировать автомобиль с чистого листа, учтя специфику, для которой он предназначен, и используя все те же гоночные моторы.

Серийно такой автомобиль выпустили лишь однажды – речь о Lamborghini LM002. Этот сверхскоростной вездеход имел две версии – аскетичную военную и престижную гражданскую, ориентированную на богатых нефтяных торговцев с Востока. Но в любом случае LM002 был рассчитан на поездки по пескам, отчего получил весьма характерную внешность багги, огромные колеса и мотор V12 от Lambo Countach или Diablo. Желающим еще большей скорости шейхам мог быть поставлен двигатель 7.2 л от морского катера.

Интересно, что LM001 был изготовлен серией в 301 автомобиль, а благодаря дорожному просвету в 30 см, полному набору внедорожных атрибутов трансмиссии и мощному мотору он получил титулы и самого быстрого, и самого проходимого внедорожника на свете.