• Сегодня: Четверг, Февраль 22, 2018

 

Путешествия   5 мая 2014    1 065

Экстремальная поездка к мысу Челюскина на двух «Егерях» – ГАЗ 33081

Экстремальная поездка к мысу Челюскина на двух «Егерях» – ГАЗ 33081Последний автомобиль побывал на мысе Челюскин ровно 70 лет назад. Им был ГАЗ-АА-НАМИ-1. Чтобы повторить это достижение, нам пришлось преодолеть  более 4000 км зимников,  3000 км снежной целины, а общая протяженность экспедиции составила порядка 11 000 км.

Рассматриваю карту с нашим треком… И какой черт меня туда занес? Сюда нет дорог, а «сухопутный» маршрут проходит по руслам рек и дрейфующим прибрежным льдам Северного Ледовитого океана. Сказанная перед стартом хатангскими дальнобойщиками фраза: «пацаны погибать поехали», сегодня, когда все уже позади, шуткой совсем не кажутся…

ПО ЦЕЛИНЕ
Началом основного маршрута мы обозначили Хатангу, потому что дальше дорог нет в принципе. Ни постоянных, ни временных, ни летних, ни зимних. Никаких. К водам открытого Карского моря азимут вел нас через озеро Таймыр. «Водно-ледовое» направление выбрали из-за сильно изрезанного берегового рельефа, лишь местами подходящего для движения автомобилей. Поверхность озера тоже не была гладкой. Избегая трещин и торосов, мы стали прижиматься к берегу, где столкнулись с твердыми, как бетон, застругами. Не заметили их и сразу поплатились разбортированными колесами (за весь поход пришлось «переобуваться» двадцать раз). Такие препятствия не страшны накачанным шинам, но на них машины не едут по снежной целине. Пришлось передвигаться очень аккуратно, буквально крадучись.

Добрались до реки Нижняя Таймыра. Вот где нереальной красоты пейзажи! Сочетание горного ущелья и своенравной бурной реки. Ее характер проявлялся на каждом метре пути – вздыбленный лед танцевал под колесами вперемешку с трещинами шириной по несколько метров и с такими же огромными провалами. Эмоций добавлял сильный ветер, поднимающий снежную пыль и снижающий видимость до нуля.

Лед реки Кыстыхта.
Где-то между Норильском и Волочанкой, в районе села Катырык

ПРИМЕЧАНИЕ ОТ РЕДАКЦИИ
Мыс Челюскин, или Восточно-Северный, – северная оконечность полуострова Таймыр и крайняя северная точка материковой Евразии – был достигнут впервые участником Второй камчатской (Великой северной) экспедиции штурманом С. И. Челюскиным вместе с казаками Фофановым и Гороховым в 1742 году. К 100-летию экспедиции был переименован Русским географическим обществом в мыс Челюскин. Сейчас здесь находится полярная метеостанция, где зимуют несколько человек.

Слаженная команда, взаимовыручка, позитивный настрой и юмор – залог успеха любой экспедиции

СНЕГ И ВЕТЕР
Каждый день снег был разным, но можно выделить несколько основных его видов. Наиболее прочный – серого цвета – это старый и самый твердый наст вперемешку с песком, занесенным откуда-то издалека. По крепости он как камень, и мы постоянно лавировали в поисках таких серых пятен. Когда белый цвет начинал в них преобладать, то двигаться становилось сложнее. Почти нулевое давление в шинах, вторая-третья пониженная, где-то «подтаптываешь» – хоть и медленно, но едешь. Такого снега там основная масса. Еще встречался ослепительно белый свежий пухляк. В нем сразу тонешь и выбраться очень тяжело. Граница же между настом и пухляком практически незаметна. Старались объезжать такие места, но зачастую приходилось работать лопатами, прокапывая проезд для машин. На 200–500 метров уходило по несколько часов. В горах еще сложнее. Все впадины забиты мягким снегом – уходишь в него по бампер или ниже, и все… А бывало и так – оставляешь вечером машину в сугробе, а утром она возвышается над голыми камнями на снежных «пеньках». Ветер постарался!

Утренняя разминка.
В один из дней пришлось перебортировать четыре колеса!

Водные процедуры.
Карское море, 30 км от берега, глубина 160 м, толщина льда 70 см

Дары озера Таймыр.
Рыбацкий склад и голец на 20 кг

Радушный прием.
Строганина по-таймырски

ПЕЩЕРА МИДДЕНДОРФА
В один из вечеров, когда мы уже без сил остановились на ночевку, выяснилось, что находимся возле знаменитой пещеры Миддендорфа. В 1740 году в ней укрывался заболевший Харитон Лаптев, в 1842-м – Александр Миддендорф, а в 1929-м она приютила исследователя Таймыра Н. Н. Урванцева. Он-то и назвал в своих отчетах пещеру именем предшественника. В 1992 году в ней двое суток пережидали пургу участники транстаймырской лыжной экспедиции. То, что мы тоже нашли ее, стало добрым знаком, но нисколько не уменьшало сложностей, которые ждали нас впереди.

В ЛЕДЯНЫХ ТИСКАХ
На Карском море торосы были выше машин! Приходилось прокладывать путь ледорубами, а кое-где и бензопилой. Шли в зоне трещин на удалении примерно в километр от берега. Торосы то вынуждали нас прижиматься к нему, то выталкивали дальше в море. Держали на всякий случай под рукой все документы, несколько банок тушенки, теплые сухие вещи, спутниковый телефон. И не закрывали двери, чтобы можно было выскочить из машин в опасный момент.

Тонем!
В Карском море в 25 км от берега – попытка взять трещину на абордаж

«Избушка 5 звезд».
Этот уютный кунг стал нашим домом на два месяца

Торосы очень обманчивы. Приближаешься, например, к явно непроходимой стене высотой в пять-шесть метров. Ну, думаешь, приехали… Однако оглядишься с крыши – там есть «полянка», там «островок»… Крутишься, крутишься по лабиринту и в итоге даже без ледорубов проходишь. Но случалось, попадали в «рубилово» на практически ровном поле. Вроде маленькие из снега торчат торосики, а это метровые льды вздыбились и их пухляком замело. По ним даже ногами пройти невозможно!

Встречались и такие места, где тонкий лед и торосы практически зажимали караван в тиски. Чтобы выдержать траекторию, копали тоннели метров двадцать длиной. Хорошо, что торосы были старыми и хорошо промерзшими. Если лед обдут, весь в инее, то, значит, он надежен – так мы тогда считали… Наивные! По возвращении увидел распечатку ледовой обстановки того района. Толщина льда, где мы шли, была около 70 см. С учетом его хрупкости из-за морской соли это совсем немного. Мало того, обратный трек с ювелирной точностью повторил границу 30-сантиметровых льдов! Прошли на грани фола, повезло…

В море даже лед соленый, поэтому нужно иметь запас пресной воды или хотя бы запас пресного льда

УЧИТЕ МАТЧАСТЬ!
Сомнений в отношении команды у меня не было никогда. Получилось ведь 70 лет назад – и мы справимся. Но выдержит ли техника? Однако не зря существовали когда-то кружки «Умелые руки»! Автомобили ГАЗ «Егерь» оказались благодатной почвой для самодеятельного творчества. «Мелочовки» было не много, а очень много. Каждый день что-то откуда-то текло. От тряски и нагрузок, от брака, а то и просто из-за «гениального» конструктива снег под машинами постоянно окрашивался разноцветными пятнами. Пришлось много ремонтировать детали, которые были установлены абсолютно новыми перед стартом. Благо это нас почти не тормозило, а на некоторые поломки можно было закрыть глаза до возвращения или хорошей погоды. Крупная техническая неприятность произошла всего одна, но она едва не поставила экспедицию под угрозу срыва. Сразу скажу, что это случилось по нашей вине. Коробка загудела давно. Надеялись на поддержку завода, но когда стало ясно, что ГАЗ ничем не поможет, у нас уже не было ни времени, ни денег на «капиталку». И вот за 200 км от мыса Челюскин развалился подшипник на первичном валу КПП…

Пещера Миддендорфа.
Спасительное для многих путешественников убежище находится в самом северном в мире горном массиве Бырранга

ЛЕТАЮЩАЯ «ТЕХНИЧКА»
Еще перед стартом в Хатанге мы познакомились с Юрой Ждановым – главным вертолетчиком Таймыра. Узнав о маршруте, он отправил нас в храм. Послушались совета и расстались, обменявшись телефонами. По дикому совпадению у Юры планировалось три рейса подряд на остров Большевик к золотоискателям – первые и последние полеты в сторону Челюскина на ближайший год. Не надеясь ни на что, набираем его номер и сбивчиво объясняем ситуацию… Коробка, мол, денег нет, если сможет попутно… Договорить он не дал: «Это Север, ребята. Никто вас не бросит». Начинаем судорожно названивать друзьям… Все вроде получается, но ясно, что мы находимся совсем не на пути следования вертолета, а в паре сотен километров в стороне. До рейса еще неделя, поэтому связываем машины жесткой сцепкой…

Третий день стал самым трудным. Бились от рассвета и до заката, а проползти всего лишь 12 км. Стало понятно: еще немного – и «порвем» второй автомобиль. На льду слишком тяжелое торошение, а берег в каньонах, забитых пухляком. Останавливаемся ждать чуда в 130 км от цели.

Cпасены! Спасибо Юрию Жданову (Хатанга) и Александру Понеделко (Красноярск) за доставку КПП!

От «газона» и до заката.
А до основной цели еще копать… 300 км!

Теперь мы умеем строить иглу – жилища из снежных кирпичей. Ищите их на свежих космоснимках Google!

Вертолет появился неожиданно. Юра даже обороты двигателя не стал сбрасывать. Два крепких мужика вытолкнули коробку, и дверь мгновенно захлопнулась. Или вид у нас был не очень, или по нашим рожам пилотам показалось, что мы сейчас бросимся в салон и вытолкать обратно нас уже не получится, улетели тут же!

А на мыс Челюскин мы все-таки приехали! Путь к нему занял чуть более месяца. И это не только наша победа, но и всех, кто нам помогал!

Граница неприкосновенна!
Пограничный столбик мыса Челюскин

Рабочие будни.
Современные челюскинцы – гидролог и зам. чальника метеостанции

Команда экспедиции «Русский рейс – 2013» на мыс Челюскин: Александр Еликов (он же Ёлкин, руководитель), Дмитрий Кулик, Оксана Чернова, Алексей Веретенин, Ирина Мороз, Алексей Тузов и два автомобиля ГАЗ 33081 «Егерь».


Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

Отправить другу