• Сегодня: Среда, Октябрь 18, 2017

 

Внедорожники   13 июля 2014    453

Volkswagen Caddy. Четыре ведущих плюс кубометры полезного объема

Volkswagen Caddy. Четыре ведущих плюс кубометры полезного объемаАристотель сказал: «Кроме того, так как прекрасное – и живое существо, и всякий предмет – состоит из некоторых частей, то оно должно не только иметь эти части в стройном порядке, но и представлять не случайную величину».

Греческий философ помог нам понять стремление немцев к мере, и с его же помощью мы убедились, что в случае с Caddy германский гений этот принцип до конца не выдержал.

Все, что бы ни создавали немцы, можно измерить. Я не говорю об использовании рулетки. Хотя если вы попробуете подойти с ней к китайскому автомобилю, то цифры наверняка не сойдутся, а случись вам приложить ее к «французу», она упадет в один из миллионов маленьких кармашков и вы ее больше никогда не увидите. В американском автомобиле линейка самовоспламенится и исчезнет. А встретившись с японским, она захочет принять какую-нибудь более удобную форму, превратившись во что-то не совсем публичное вроде иллюстрации к хентай. Но сейчас речь о другом. Когда я сказал «измерить», то имел в виду занятие, которое так любили древние греки, чей день с самого утра начинался с подглядывания за рабами и с постижения сути вещей. Поэтому для теста VW Caddy я воспользуюсь помощью известного в те годы «измерителя» по фамилии Аристотель. В книге «Поэтика» он довольно простыми словами описал, что такое правильная трагедия. А поскольку немецким автомобилям отказать в правильности не может даже Басманный суд, такое сравнение вполне оправданно.

Офф-роуд.
Я бы не сказал, что ему не хватает хода подвески. С этим все в порядке

Аристотель сказал: «Целое – то, что имеет начало, середину и конец».

Насколько гениальным и близким к природе нужно быть, чтобы вот так выразиться. Сегодня эту фразу, не будь под ней подписи древнего философа, приняли бы за примитивный детский бред. Что, конечно же, характеризует нашу цивилизацию с самой неприглядной стороны. Между тем нет более верного определения для немецкой машины. Американский автомобиль начинается задолго до появления перед нашими глазами, когда его корпус затмевает солнечный диск на горизонте. Середина бесконечна, поскольку никто не мешает много лет использовать «американца» в качестве будки охранника в гаражном кооперативе, а конец случится, если цена нефти поднимется до 170 долларов за баррель, то есть тоже непонятно когда. Итальянская машина начинается, когда ее будущий владелец напевает под нос «Севильского цирюльника», середины у нее нет вообще, конец же наступает так скоро, что его легко перепутать с началом. И примерно так со всеми автомобилями, рожденными вне Германии. Они размазаны во времени и пространстве и слишком неконкретны. Только немецкий механизм начинается там, где его начало, продолжается в середине и заканчивается в нужное время с наступлением конца. VW Caddy отвечает этому целиком. Можно ходить вокруг него и приглядываться. Однако есть только то, что вы видите от бампера до бампера.

 

Аристотель сказал: «Начало есть то, что само, безусловно, не находится за другим, но за ним естественно находится или возникает что-нибудь другое».

VW Caddy начинается с внешности, и он красив настолько, насколько позволяют законы меры и приличия. Никаких японских экспериментов с эстетикой харакири и демонстрацией торчащих из порезанного живота кишок. Его привлекательность не переходит грань между девушкой и проституткой. А дизайнерский посыл остается в поле, где можно идеально дополнить функциональность, не уходя в сферу чистого искусства. Многие автопроизводители давно забыли это простое древнегреческое правило.   

Аристотель сказал: «Середина – то, что следует за другим и за ним другое. Поэтому хорошо составленные фабулы должны начинаться не откуда попало и не где попало кончаться…»

Несмотря на задорный внешний вид «каблучка», его передняя часть смотрится казенно и невесело

Офф-роуд.
Я бы не сказал, что ему не хватает хода подвески. С этим все в порядке

VW Caddy имеет в своей «середине» шасси с передней независимой подвеской и задним неразрезным мостом. Шестиступенчатую коробку передач, в нашем случае механическую (хотя доступна и DSG), и дизельный двухлитровый мотор мощностью 170 лошадиных сил. Удивительно, насколько это шасси «серединное». Передняя подвеска в меру жесткая. Она не может позволить себе лишней мягкости, поскольку для машины с высоким центром тяжести это было бы неправильно. Цельный задний мост, как ему и положено, подскакивает на «лежачих полицейских», но не сотрясает всю конструкцию. Руль замечательно вписывается в рамки достаточности. Термины «искусственный», «вязкий» и даже словосочетание «вкусное» рулевое управление» здесь неприменимы. Звук мотора располагается в самой середине диапазона. Его не сравнить язвительно с феном, но и нельзя похвалить за «смачность» или «задорность». То же самое с реакцией коробки передач и с усилием на педалях тормоза, газа и сцепления. Я бы не сказал, что их не заметно, что было бы идеалом. Скорее они проявляют себя ровно настолько, чтобы быть «на своем месте», не более.

 

Все для груза.
Этот автомобиль предлагает любые варианты для перевозок

Аристотель сказал: «Конец, напротив, то, что по своей природе находится за другим <…>, а за ним нет ничего другого».

Заканчивается VW Caddy будкой грузового отсека, где при желании можно разместить в полный рост горшки с деревьями. Именно «каблук» поставит точку в ваших рассуждениях о возможной покупке этой машины. Задняя часть задает тон всему. Она заставляет производителя использовать жесткие рессоры в подвеске, она ограничивает ваше хулиганство на дороге высоким центром тяжести и заметной парусностью, и она делает тесным второй ряд сидений. Правда, сиденья можно снять и оставить в гараже. Но тогда в пустом кузове надо будет все время что-то возить, а VW Caddy вроде как создан для отдыха. Если за вашими размышлениями о габаритных грузах ничего не стоит, то советую обратить внимание на более гражданские кроссоверы. Несмотря на новую семейную концепцию, придуманную маркетологами VW, этот Caddy остался грузовым транспортом. Вряд ли обычный потребитель захочет из-за какой-то оригинальности мириться с нелепостями коммерческого «каблука», так и не превратившимися в семейные достоинства.

Трансформация. Заднюю часть салона можно варьировать по своему желанию под любой груз


 
Для семейного использования этот автомобиль нужно сделать комфортнее и безопаснее. О чем я говорю? Да просто засмотрелся на переднюю панель тестовой машины. Вижу довольно низко расположенный мультимедийный экран и никак не могу отделаться от вопроса: «Если я везу семью, что для меня важно?» Мало того что мне предлагают перевозить дорогих мне людей на трясучей зависимой задней подвеске и все время волноваться, не забросит ли ее на полметра в сторону на большой скорости при попадании на российские асфальтовые волны. Так еще при этом настаивают, чтобы я, переключая по просьбе детей радиостанцию, полностью оторвал взгляд от дороги! Допустим, безопасность традиционно не важна в России. Но проходимость-то наверняка нужна. А с таким длинным и низким передним бампером на офф-роуде Caddy мало на что способен. Зачем терпеть все это, если можно найти автомобиль с более низким центром тяжести, с независимой задней подвеской, комфортным задним рядом и хорошей геометрической проходимостью?


ТЕХНИЧЕСКИЕ ПОДРОБНОСТИ
Тестовый экземпляр Caddy 4Motion имеет несущий кузов и оснащен двухлитровым дизельным четырехцилиндровым мотором мощностью 110 л. с. с системой сommon rail и турбонаддувом. Коробка передач механическая шестиступенчатая. Задний мост неразрезной на рессорах. Из полезных опций – ассистент Hill Start Assistant, препятствующий скатыванию назад на уклоне. К сожалению, проходимость Caddy сильно ограниченна, прежде всего геометрически. Дорожный просвет при полной загрузке составляет всего 156 мм. Угол въезда асфальтовый (значение производитель не указывает). Кроме того, полный привод Caddy подключается с помощью муфты Haldex, склонной к быстрому перегреву под нагрузкой. Динамика «каблучка» с этим мотором скромная — почти 13 с до сотни.