• Сегодня: Суббота, Сентябрь 23, 2017

 

Путешествие   29 апреля 2017    648

Прошлой зимой нам так и не удалось добраться до полуострова Рыбачий

Прошлой зимой нам так и не удалось покорить самую северную точку европейской части России – полуостров Рыбачий. Тогда нас подвела техника. В этот раз мы подготовились лучше…

Первоначально идея добраться зимой до полуострова Рыбачий пришла не в мою джиперскую голову, а в куда более отмороженный мозг мотопутешественника Александра Варданянца. И вот прошлой зимой группа из четырёх внедорожников и двух мотоциклов эндуро отправилась покорять северные широты. Тогда мы сумели подняться на перевал, но дальше продвинуться не удалось из-за серьёзной поломки одного из внедорожников. Быстро восстановить его было невозможно и в итоге, мы остановились в нескольких метрах от финишной черты. Но всё же, как говорил мультгерой нашего детства, мы не привыкли отступать! И вот год спустя мы снова в точке старта в посёлке Титовка. Внедорожников снова четыре, мотоциклов по-прежнему два. Вот только это уже не эндуро, а полноприводные монстры на широких зубастых колёсах, словно сошедшие со страниц постапокалиптической фантастики… Раннее утро. Минус 38. Выдвигаемся на маршрут.

 

 

Группе хорошо подготовленных мужчин любое дело по плечу.
Тем более, что мы учли опыт прошлогодних неудач

 

От асфальта до Пьяного ручья идёт широкая, накатанная снегоходами дорога. Спущенные до давления в пол-атмосферы зимние шины наших внедорожников легко справляются с задачей двигаться вперёд не проваливаясь. Для мотоциклов колёсной формулы 2х2 здесь просто шоссе, и они вместе с прицепными санями давно умчались вдаль. А вот и знаменитая беседка у Пьяного ручья. Конец проторенной дороги и начало подъёма на перевал. Достаём заранее приготовленную бутылку самогона. Нет, во время движения мы никогда не пьём, и это не нам, а духам. Бурханить меня научили много лет назад на Байкале. Окропляю землю по четырём сторонам света и прошу у духов разрешения проехать.

 

 

ПЕРВЫЙ СНЕГ

Приступаем к подъёму. Мотоциклам с санями становится тяжелее, начинает подгорать сцепление. Связываем сани друг с другом и прицепляем к третьему внедорожнику в колонне. Так удобнее всего: первая машина натаптывает дорогу, вторая её страхует, третья тянет прицепы, а четвёртая за ними приглядывает и сообщает, если они перевернулись или что-то отвязалось. Подниматься надо осторожно, снег очень коварен. Стоит немного пробуксовать колесом – и оно сразу же зарывается, при этом плотность снега весьма высока и, как только колесо погружается в него даже на десять-пятнадцать сантиметров, сопротивление качению возрастает настолько, что двигаться вперёд уже невозможно. Приходится отходить назад и пытаться выбраться из образовавшейся колеи вбок. Может быть, это и не сверхсложно, но требует большого терпения и занимает много времени.

 

 

В этот раз на непростой маршрут с нами выдвинулась пара
самодельных полноприводных мотоциклов

 

Догоняем мотоциклистов. Из-за запредельной нагрузки на одном из «Архаров» (так называются самодельные мотоциклы) сгорело сцепление. И Саша Пикало, создатель этих удивительных машин, на сорокаградусном морозе с ловкостью иллюзиониста быстро его меняет.

Перед перевалом нам предстоит ещё одно испытание: переметённая полка – узкий карниз на склоне, полностью зашпатлёванный снегом. Сначала пробуем проехать не копая, но головную машину начинает стаскивать вбок и возникает реальная опасность переворота. Лебёдкой второй машины оттаскиваем её назад, достаём лопаты и приступаем к уборке снега с территории. Срубаем его у верхней части перемёта и перекидываем на нижнюю. Через некоторое время нам удаётся выровнять дорогу. Она состоит из рыхлого снега, но намять его при определённой сноровке не составляет труда. Главное, что поверхность ровная и машина не валится вбок, не уходит на диагональное вывешивание.

 

 

Начало пути к пьяному ручью – это хорошо накатанная дорога.
Но ближе к перевалу надо попросить духов разрешения проехать

 

 

Сразу за полкой перевал, к которому ведёт крутой подъём. Мотоциклы взбираются на него ходом, а вот нам на машинах приходится немного потоптаться. И наконец вот он – крест на седле перевала. На этот раз мы добрались до него всего за шесть часов, хотя снега в этом году гораздо больше, чем в прошлом.

ВТОРОЙ СНЕГ

За перевалом картина кардинально меняется. Снега по-прежнему много, но он не так прибит ветром и проходится совсем по-другому. Благодаря меньшей плотности он позволяет не только лёгкие пробуксовки, но и накапывать небольшую колею и двигаться в ней. Мы выдыхаем! Появляется надежда, что дальше пойдём чуть быстрее и кто-то из участников даже говорит об этом вслух. А делать так ни в коем случае нельзя. Удача – птица нервная, и её легко спугнуть неосторожным словом, что мы, собственно, и сделали. Начинаются подъёмы вдоль склонов гор. Они переметены и представляют собой сплошные уклоны без малейшего намёка на дорогу. Приходится снова расчехлять лопаты. Тактика прежняя: срывать часть перемёта, перекидывать снег, выравнивать его и сразу же трамбовать колёсами. В общей сложности на два уклона длиной по сотне метров каждый у нас ушло около десяти часов.

 

 

Удачу очень легко сглазить. Одно неосторожно сказанное слово,
и коварный снег готовит нам новые ловушки 

 

 

Замена сцепления при температуре – 400 ? Легко!
Мотоциклы-то сделаны своими руками!

 

 

Поначалу мотоциклы с санями на прицепе не испытывали проблем.
Эксперимент в стиле 2х2 только начинался

 

В конце концов выходим на голец. Его вершина завалена каменными глыбами, и мы снова идём по уклону. Достаём якорь и начинаем лебедиться за снег в перецепку вокруг вершины. Здесь дуют сильные ветра, и снег, утрамбованный до состояния бетона, хорошо держит якорь. За гольцом – памятник солдату и мальчику. Дальше – ровная твёрдая дорога, по которой четыре оставшихся километра до полуострова Средний мы проносимся на бешеной скорости в 20 км/ч.

Вот и Средний. Дальше – открытая дорога на Рыбачий. Самая сложная часть пути позади. Она заняла у нас без малого двадцать часов.

Наступает утро. Мы завтракаем и ложимся спать. Впереди – несколько часов тусклого дня без солнца. Из-за отсутствия тени снег сливается в однородную массу, колеи не видно и ехать очень тяжело. Поэтому по зимникам ездят только по темноте, когда дорогу хорошо видно в свете фар. Так поступаем и мы. А оставшиеся до наступления темноты часы мы используем с большей пользой – потратив их на сон.

 

 

С занесённой снегом полки машина легко может свалиться.
Значит – тросы в руки
и медленным ходом
под непрерывный вой лебёдки…

 

 

На прохождение снежного перевала мы потратили 20 часов

 

 

Достижение технического прогресса в виде лебёдки здесь хорошо сочетается с древней,
но очень эффективной… уборкой снега с пути при помощи лопаты

 

 

ТРЕТИЙ СНЕГ

Полуостров Средний пролетаем по накатанной снегоходами дороге вдоль Мотовского залива Баренцева моря и как-то незаметно оказываемся на Рыбачьем. Снега здесь немного, и он лёгкий как пух. Идём по целине ходом, замедляясь только при прохождении ручьёв. Одни аккуратно переползаем, ломая лёд, из других выходим на лебёдках, третьи проезжаем по узеньким мостикам, которые предварительно очищаем от снега, чтобы промахнувшись не свалиться. Над нами, переливаясь всеми цветами радуги, полыхает северное сияние, постепенно расползаясь по тёмному небу. А мы забираемся всё дальше на север и выезжаем к ручью Червяной. На сегодня объявлено штормовое предупреждение и уже начинает дуть. Машем на прощанье свету маяка на другом берегу и встаём на обратный путь.

А ветер между тем усиливается. Колею от идущей в нескольких метрах впереди машины мгновенно заметает. Когда мы вышли на Средний, дуло так, что стокилограммовые сани-прицепы сметало с дороги как пушинки и они, переворачиваясь, волоклись сбоку. Из машины с наветренной стороны не выйти – ветер не даёт открыть дверь. Дорогу переметает на глазах. Начинаем пробивать перемёты, но пока отходишь назад для следующей попытки, то, что только что пробил, заносит снегом. На дорогу до места вчерашней ночёвки, которую ещё недавно мы пролетели за полчаса, уходит уйма времени. Но мы добрались! Ветер раскачивает машины и несёт мимо нас тонны снега. Выходить при таком ветре на перевал нет никакого смысла. Принимаем решение переждать и пургуем двое суток, предаваясь гастрономическим излишествам и сну. А когда шторм успокаивается, продолжаем движение.

 

  

 

На пути обратно – снова коварная полка,
сэнд-траки и много-много ручного труда

 

ЧЕТВЁРТЫЙ СНЕГ

Вопреки моим опасениям выкопанные нами дорожки не замело. Наоборот, весь снег с гор выдуло, а тот, что остался, стал твёрдым как камень. Натрамбованные нашими колёсами колеи теперь выступают из снега вверх, а на прокопанных полках колеи замело. Попробовали заново натоптать их колёсами, но куда там – снежный монолит не поддавался, оказавшись в колее более плотным, чем вокруг. Машины начало стаскивать по склону. Пришлось прямо под колёсами выкапывать новую колею, чтобы зафиксировать внедорожники. И если наверху снега не стало, то в низинах его оказалось в избытке. Перед перевалом появились перемёты в несколько метров высотой. Прокопать их мы были не в силах. Что делать – сняли с машин сенд-траки, снова достали якорь и начали карабкаться вверх на перемёты. Как ни странно, это получилось. И через несколько часов мы снова стояли на перевале.

 

 

Как это часто бывает, спуск оказался более сложным, чем подъём. Кругом всё те же перемёты, дорога от них волнами, как сплошной бархан. Машины то и дело проваливаются или сползают на диагональное вывешивание. Копаем и лебедимся, лебедимся и копаем. И так несколько часов. Накопившаяся усталость уже не уходит. Сознание спряталось где-то внутри черепной коробки и наблюдает за происходящим со стороны. Ты просто механически совершаешь привычные движения: нажимаешь на педали, поворачиваешь руль или перекладываешь лопатой снег из межколейки в колею. Как только машина останавливается и штурман идёт копать – проваливаешься в забытье. Потом он возвращается в машину, передаёт тебе вахту бодрствования, а сам тут же погружается в тяжёлую дремоту. Но так или иначе колонна упрямо движется вперёд. Вот и конец спуска – Пьяный ручей, снегоходная дорога до Титовки, пограничный кордон и асфальт.

Впереди несколько часов сна, затем две тысячи километров пути до дома – сначала в пурге, потом в ледяном дожде. И лишь много позже, уже по возвращении, приходит осознание того, что мы всё-таки дошли. Смогли осуществить свою давнюю мечту и доехать до Рыбачьего в самый разгар зимы.

 

     

 

Четыре снега позади.
нас сдувал ураганный ветер, но мы дошли!