• Сегодня: Вторник, Ноябрь 21, 2017

 

События   21 сентября 2014    229

Путешествие на Land Rover за Архангельск

Путешествие на Land Rover за АрхангельскРусский Север – удивительный край. Это целый мир с богатой историей и своеобразной культурой. Познакомившись с ним, можно узнать немало нового о своей стране, а значит, и о самом себе…

В летописях поморские города впервые упоминаются в Смутные времена. Однако еще в XII веке на территории от Кеми до Онеги и севернее нынешнего Архангельска вели свои промыслы и селились новгородцы. Туда – в Архангельск и далее на северо-восток, почти к самому устью реки Мезень – и направилась первая экспедиция Land Rover второго этапа серии «Открываем Россию».

Караван состоит из новеньких Land Rover Discovery IV с 3,0-литровыми дизелями и 8-ступенчатыми трансмиссиями. Впереди – паромные переправы, грейдеры и бездорожье, белые ночи и много-много ярких впечатлений!

 

Уходящая история.
Памятников деревянной архитектуры становится все меньше

Красным девицам.

Праздничные платья передавались по наследству

КРЕСТЬЯНСКИЕ УСАДЬБЫ
Поморы – народность, образовавшаяся в результате переселения на Север спасавшихся от Орды жителей центральной и южной Руси. Почти все переселенцы были православными, и первое, что они делали на новых землях, – ставили часовни и где возможно возводили церкви. Коренные северные народы принимали чужаков настороженно, но не враждебно: земли много, зверя, рыбы, грибов да ягод на всех хватит.

С бытом поморов мы познакомились достаточно подробно. есть музей деревянного зодчества «Малые Корелы». Именно так – «корелы», а не «карелы», как иногда пишут.

Здесь под открытым небом собрано 120 деревянных построек –церкви, часовни, колокольни, крестьянские усадьбы, мельницы, амбары… Поморские крестьянские усадьбы своими размерами, пожалуй, не уступят иным европейским замкам. Представьте себе двухэтажный рубленый дом – из бревен диаметром по полметра. К этому дому пристроен другой, на второй этаж которого ведет натуральный пандус шириной метров восемь. Это чтобы телегой, скажем, дрова завозить. Первый этаж и центральная часть дома холодные, неотапливаемые. Когда же заходишь в жилую половину, масштабы резко меняются. Комнаты тесные и почти без мебели. Спали на полатях – широких досках, устанавливаемых под потолком в специальные выемки. Бревна внутри стесаны, но в углах оставлен кругляк для пущей морозостойкости. Вообще северяне не очень жаловали пилу – топор древесину как бы закупоривает при тесе: в бревно проникает меньше влаги и здание дольше стоит. Кстати, пресловутые без единого гвоздя построенные дома и церкви были таковыми по одной простой причине – гвозди обходились больно дорого. Как только они пошли в массовое производство, ими вовсю стали пользоваться.

БИВНИ МАМОНТА
Из всех искусств-рукоделий Севера наиболее известное, конечно, – резьба по кости. Нам посчастливилось познакомиться с мастерами-костерезами и самим попробовать себя в деле. Да не где-нибудь, а в родном селе Михайло Ломоносова!

Кстати, попасть туда не так уж просто. Зимой – по зимнику, потом, в ледоход, только вертолетом, позднее – паромом. Музей Ломоносова мы, разумеется, посетили. Нам рассказали и про громоотводы, и про химическую лабораторию, и про основы русского стихосложения – все как полагается. Показали пруд, вырытый еще дядей Ломоносова – первым устроившим в этих краях рыбное хозяйство. Михайло такой же пруд вырыл у себя в Петербурге, когда уже стал академиком.

Искусство.
Резьба по кости требует филигранной отточенности движений

Кружево.
Такие украшения – отличительная особенность северного деревянного зодчества

К искусству резьбы по кости мы приобщились в местной артели. Запах там, надо сказать, стоит специфический. Как в стоматологическом кабинете, когда ты сидишь в кресле, а врач активно работает над твоим несчастным зубом бормашиной. Не слишком приятные ассоциации. Но такова специфика ремесла.

Кость мастера режут разную. И просто берцовые крупного рогатого, и рога, и моржовые клыки, и бивни мамонта. Как выяснилось, бивни мамонта не такой уж редкий материал. Из Якутии их везут в больших количествах, хотя стоят они недешево: килограмм – около 100 долларов. У каждого бивня мамонта, даже у самого маленького кусочка, свой собственный запах. Запах, которому больше десяти тысяч лет.

Образ жизни. В музее под открытым небом можно познакомиться с бытом поморов

РЕЧКИ И ВСТРЕЧКИ
Два полных дня мы провели в пыли грейдеров с перерывами на паромы. Пыль была невероятно плотная и мелкая, так что колонна из восьми автомобилей растягивалась на добрых полтора километра. Четырехваттные радиостанции от головы до хвоста доставали с трудом.

Лесовозы почему-то ездят непременно по двое. После того как разминешься с таким автопоездом, не видно не то что противотуманок идущей впереди машины, но и самой дороги. Сплошное молоко. И только слышишь из рации, как по каравану передают: «Встречка! Осторожно, встречка!»

У реки пыль оседает, и в ожидании парома можно немного размяться после напряженной «сотни» по грейдеру. Расстояния вроде небольшие, а устаешь.

Обязательная программа.
Никакое путешествие по  российской глубинке не обойдется без офф-роуда

По пути то тут, то там встречаются горькие напоминания об одной из самых мрачных страниц истории нашей страны.

Лагеря. Они здесь повсюду. Политические, уголовные, вперемежку. Черные кресты на местах казней. Мы ездили к шлюзам, строившимся когда-то заключенными. От деревянных конструкций осталась только опалубка, хотя и весьма солидная. Так вот, строители жили в карстовых воронках – их в лесу очень много. Мы сперва удивлялись: что это в такой глуши доски чуть не в каждой яме? После обожгла мысль: да это же не доски, это нары, или кровля, или дверь…

LAND ROVER И МЕЛЬНИЦА
Так мы добрались до села на берегу реки Мезень в 40 километрах от Белого моря. Место глухое – от большой земли его отрезает то половодьем, то распутицей. Потому, может, и сохранились в этом селе старинные дома и мельницы. Более того, мы увидели тут сарафаны и платья вековой давности. Бережно хранимые, передаваемые по наследству, от бабушки – внучке, эти предметы гардероба собирали по окрестным хуторам.

Но мы сюда приехали еще и для того, чтобы попытаться запустить старую ветряную мельницу. Зерно захватили с собой. Увы, что мы только не делали! И за крылья дергали, и домкратом ось поднимали! Чуть не развалили все сооружение, зацепив лебедку за станину поворотного бревна. Но тщетно. Наверное, не принято тут так, с кондачка да без благословения. Места здесь особые, северные, не простые. Каждый шаг, стежок и удар топора что-то да значат. Причудливо переплелись в местной культуре язычество и христианство. Понятно, что идолам никто не поклоняется, но и домового или банника стараются не обидеть. Может, и нам надо было невидимого хозяина мельницы как-то задобрить. Хлебушка дать. Ну, в другой раз.

Впереди еще четыре этапа экспедиции Land Rover «Открывая Россию» по местам, всем хорошо известным, но далеко не всем доступным. И как нынешняя поездка в Поморье, каждый этап откроет для нас маленький кусочек великой страны, чтобы мы вместе смогли составить огромную и неповторимую мозаику России.