• Сегодня: Среда, Декабрь 13, 2017

 

Путешествие 1 комментарий   1 октября 2014    492      

Запредельное по сложности путешествие к Командорским островам на гидроциклах

Запредельное по сложности путешествие к Командорским островам на гидроциклахКамчатку с Чукоткой называют краем русской земли. Но это не совсем правильно: есть территория России и за этим краем. В частности, Командорские острова, названные в честь капитана-командора Витуса Беринга, обретшего там вечный приют. Туда, за край земли, мы и отправились на гидроциклах.

Я стою на берегу Авачинской бухты и любуюсь возвышающимся над городом вулканом. Да, Камчатка – странное место, очень странное. Вроде бы не самое гостеприимное, но совершенно завораживающее.

Время раннее, бухта – как зеркало. Никакого волнения. Как раз то, что нам нужно. По рации докладываю о нашем скором выходе пограничникам, получаю добро. Осмотр участников похода, минутная готовность, взмах руки в сторону Тихого океана… Старт! Мы мчимся мимо Петропавловска по самой середине бухты.

ВДОЛЬ КАМЧАТКИ НА СЕВЕР
Вокруг словно декорации кино про пиратов. Когда видишь все это, что называется, в полном 3D, впечатления получаешь сильнейшие. А сколько кругом живности! Касатки, котики, морские львы – не с высокого борта корабля, а прямо тут, рукой можно дотянуться!

Пункт первой ночевки через 215 километров на рыбзаводе в устье реки Жупаново. Медведей здесь – как бродячих собак на окраине райцентра, а оружия у нас нет. Но обошлось без неожиданностей.

На следующий день нам предстояло пройти 422 километра до Усть-Камчатска.



Столица Командоров. Все население, порядка 700 человек русских, алеутов и русских 
креолов, проживает в селе Никольское, расположенном на о. Беринга

Первые 70 км шли в сплошном тумане. На берегу бухты Ольга странное зрелище – корабль посреди леса. Выяснилось, что это результат цунами 1957 года. Здесь был поселок, довольно большой. Все смыло. А баржу унесло в глубь суши почти на полкилометра. Так она и стоит.

Отсюда до Усть-Камчатска около 300 километров. По берегу и километров на пять в море пелена густого тумана. В воде – сплошные заросли морской капусты. Когда забивает решетку водомета, приходится снимать шлем, жилет и прыгать в море – освобождаться от водорослей.

Наконец мы у цели. Входим в русло реки Камчатка и поднимаемся километров на пять. В поселке нам пришлось задержаться на четыре дня: выяснилось, что пограничники в Петропавловске неправильно оформили документы. Потребовалось время, чтобы уладить все формальности. В результате наш сторож стал похож на кочегара: каждую ночь он жег покрышки и стучал железной трубой, отгоняя медведей, которые лезли к гидроциклам со всех сторон. Звери вполне могли сломать пластик и порвать сиденья.

Лишь 3 августа нам удалось покинуть материк. Отмахав 100 километров по открытому морю, входим в плотный туман. До острова Беринга еще 180. Скорость упала, волны 2–3 метра.



Возле Петропавловска-Камчатского. Вход в Авачинскую бухту, на которой и
расположилась столица Камчатского края, охраняют скалы необыкновенной формы

Страшно? Конечно. Но страх – полезный психологический инструмент, обостряющий реакцию, убыстряющий рефлексы.

При входе в 12-мильную береговую зону звоню «по спутнику» на островную заставу и сообщаю наши координаты. И, конечно же, набираю номер Сергея Леонидовича Пасенюка. Этот легендарный человек – художник, писатель, поэт, яхтсмен – приютит нас на острове.

ПОСЛЕДНИЙ БЕРЕГ КОМАНДОРА
Мы дошли, и общий пробег составил 917 километров.  Нас  встречали все жители села Никольское – единственного на Командорах. Было очень приятно! Местные понимают, что значит прийти сюда морем.

Разместились, как и все туристы, в сарае у Леонидыча. Это не просто сарай, а настоящий музей. Множество любопытных, порой забавных вещиц и, конечно, рисунки Сергея.

Сам Сергей – просто кладезь житейской мудрости. Всегда полон энтузиазма, всегда заряжен энергией. Он очень многое повидал и пережил. Общение с ним – истинное наслаждение.

Но мы еще не достигли главной цели нашего путешествия. Поскольку у нас серия экспедиций, связанных с именем Беринга, то мы просто обязаны посетить бухту Командор, чтобы отдать дань уважения великому первооткрывателю. Попасть туда можно только по берегу, поэтому мы фрахтуем вездеход и ждем отлива.

В ноябре 1741 года пакетбот Беринга «Святой апостол Петр», пройдя через гряду рифов, оказался в сравнительно тихой гавани. Здесь же встали на зимовку. Моряков косила цинга. Погибли 19 членов экипажа, среди них – капитан-командор Витус Беринг. Весной выжившие построили из обломков своего пакетбота небольшое судно и добрались до Камчатки. На месте последнего пристанища Витуса Беринга стоит железный крест высотой 3,5 метра. На чугунной доске надпись: «1681–1741. Великому мореплавателю капитан-командору Витусу Берингу от жителей Камчатки».

Несколько дней на Командорах пролетели быстро. Пора возвращаться. Погода – слегка штормит. Ветер несильный, 8–10 м/с, и в бухте достаточно тихо. Но невооруженным глазом виден мощный белый накат на остров Арий Камень. На душе тревожно. 350 километров по штормовому океану никто из нас еще не ходил. Да и бензина может не хватить.

Местные провожают. Тоже переживают.

БИТВА СО СТИХИЕЙ
…Эти строки я пишу, сидя в избушке Кроноцкого заповедника. Мы почти в раю после четырнадцати часов сущего ада.

Волны дали нам прикурить по полной с самого начала, еще у острова Беринга. У меня хороший вестибулярный аппарат, но все равно мутило. Ощущения сюрреалистичные, порой казалось, что это все сон и происходит не со мной.

Скорость упала до 20 км/ч. Океан играл нами, как хотел. Внезапно гидроцикл обрушивается вниз, голова будто всерьез готова оторваться. Опасно!

Самое неприятное – когда неожиданная крутая волна на полном ходу подбрасывает тебя вверх, затем бьет поперечная волна и ты обрушиваешься в распадок, причем боком. Удар! Кажется, вот-вот вырвет мотор, но Yamahа – машина крепкая.

И опять – взлет, пустота. В точке приземления волна уходит вниз – и снова удар в позвоночник.

Один из наших отстал от группы. До берега километров 150, туман, волны. Мы потратили минут сорок на поиски. Помогли рация и GPS.

НО ВОТ НАКОНЕЦ И ЗЕМЛЯ-Я-Я-Я!
Никогда еще я так не радовался, увидев берег! Силы удвоились, мы надавили на газ. И что? А ничего. Ракурс и расстояние не меняются долго. Идешь и идешь, а горы все так же далеки.

Возникли проблемы с топливом. Наш потолок по пробегу примерно 330 километров, но из-за шторма километраж значительно увеличился. В надежде на меньшие волны взяли ближе к берегу. Надежды не оправдались. Запищали сигнализаторы аварийного остатка топлива – «попрошайки», а идти еще 30 километров. Мы сливаем граммы, делимся, стараемся не тормозить. Заходим в бухту Ольга за живительным топливом. Мой гидроцикл с момента включения «попрошайки» одолел более 20 километров по сильной волне! Бензина хватило впритык. Один гидроцикл километра три все же тянули на тросе.

Солнце садится. Метрах в ста пятидесяти от нас на берег выходят два огромных медведя. Накатом гидроциклы выбросило на сушу, столкнуть в море не успеем. Легкая паника: что делать? Медведи приближаются. На наше счастье подъехал егерь на квадроцикле и пальнул в воздух. Косолапые развернулись. Заправляемся и заходим в речку рядом с домом егеря.

Все сошлись на том, что более серьезного перехода у нас пока в жизни не было. Поверьте, триста пятьдесят километров – это много даже по спокойной воде, а в шторм да в открытом море – чистый экстрим.

Остров Беринга. В этом месте в 1741 году были похоронены командор Витус Беринг
и пять матросов его судна «Святой Петр», потерпевшего здесь крушение

ГОП-СТОП ПО-КАМЧАТСКИ
Утром решили не идти в Петропавловск, а ночевать на базе, на реке Жупаново. Река за ночь прилично обмелела, так что запакованные «по самый руль» гидроциклы еле тащим по донышку к морю.

На океане лишь мелкое волнение, и 140 километров до рыбзавода Жупаново проходим на одном дыхании. На море по нашим теперешним меркам штиль. После вчерашнего волнения нынешние 50 км/ч – просто огромная скорость. Туман, ничего не видно, но мы идем кратчайшим путем с мыса на мыс.

Поднимаемся 6 километров по реке Жупаново. Тут жилой домик с баней и кухней. Словно встречая нас, огромный медведь переплыл с острова на нашу сторону.

А поутру мы не нашли наши гидроциклы. Вообще ни одного! Мы в шоке. Все восемь машин исчезли! И, главное, место-то совсем тихое. Ни волн, ни ветра! Угнали?! Мы прочесываем берег, упираемся в медведя. Просто нет слов! Мы на острове с медведем и без техники!

Все машины обнаружились в шести километрах на противоположной стороне реки, на самом выходе в море. Вечером, предвидя ночной отлив, мы столкнули гидроциклы подальше в реку, стянув их в одну связку. Финишная веревка как-то отвязалась и обеспечила нам «бодрое» утро.

Выход в море из реки Жупаново поверг в шок. Волны – верные 6–8 метров. Снимать на камеру страшно, в любой момент накроет или перевернет боковым ударом. Пронесло… Километров через 15 стихло. Так что возвращение получилось довольно ласковым. Полпути берег был скрыт густым и таинственным туманом.

Опасные, скалистые, хмурые берега. Не хотел бы я здесь оказаться в шторм.

Медленно, но верно на горизонте прорисовываются ворота в Авачинскую бухту. Финиш!


  • ANDREY

    ребята просто супер.нет слов.где можно посмотреть фото.видео?.где имена? где фамилии? родина должна знать своих героев. молодцы.здорово