• Сегодня: Суббота, Ноябрь 25, 2017

 

Путешествие   19 июня 2017    1 007

Краткий путеводитель по труднодоступной Грузии

Имея за плечами опыт автомобильных походов по Западному и Центральному Кавказу, объездив практически все доступные и недоступные ущелья Краснодарского края, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Ингушетии, мы решили взглянуть на уже знакомые горы с другой,
южной, стороны

И вот, собравшись и закинув всё нужное и ненужное в багажник верного, слегка подготовленного Nissan Patrol (лифт подвески Ironman — 2 дюйма, резина BFGoodrich КМ2 33 дюйма, лебёдка, шноркель), мы стартовали из Ставрополя. Трасса Е50 «Кавказ» до Верхнего Ларса ведёт через район Кавказских Минеральных Вод — территорию Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. Обычно загруженный осетинский пост ДПС в этот раз не задерживает нас надолго, и после Владикавказа узкая, в две полосы, дорога приводит к границе. Сама Военно-Грузинская дорога живописна в любое время года, особенно интересны поверхностные выходы минеральных вод уже на территории Грузии перед Крестовым перевалом (2 379 м) — первым по счёту перевалом Главного Кавказского хребта (ГКХ). А на спуске с Крестового перевала возвышается арка российско-грузинской дружбы, возведённая в 1983 году, к двухсотлетней годовщине Георгиевского трактата о присоединении Грузии к России. Этот памятник эпохи соцреализма по-своему уникален, и от него с высоты обрыва открывается великолепный вид на шумящую далеко внизу Белую Арагви. На ночлег можно остановиться в Гудаури. После более чем тридцатиградусной жары на равнинах и предгорьях так приятна прохлада на высоте 2 000 м. Вечером мы наблюдали редкое природное явление: с российской стороны на Крестовый перевал наползали и спускались в долину Арагви облака — невероятно красиво!

 

 

Поверхностные выходы
минеральных вод в районе Крестового перевала

 

 

Башня Лебайскари, Хевсурети

 

Дорога от Гудаури крутым серпантином спускается в долину Арагви и после нескольких небольших населённых пунктов выводит к Ананури, одному из самых загадочных и красивейших замков Грузии, находящемуся на берегу Жинвальского водохранилища.

В Жинвали, за плотиной, дорога уходит влево, в ущелье реки Пшавская Арагви, и долгое время идёт вдоль водохранилища. Её качество не впечатляет: разбитый асфальт, километров через двадцать сменяющийся более или менее ровной грунтовкой. За селением Барисахо та же река называется уже Хевсурская Арагви, что означает, что мы в Хевсуретии. А за селением Хахмати начинается подъём на перевал Датвис-Джаварисгеле, или Медвежий Крест — это уже наш второй перевал через ГКХ. Несмотря на высоту в 2 676 м, он не пугает крутыми обрывами, и узкая дорожка на травянистом склоне имеет места для разъезда встречного транспорта. На перевале установлен памятный знак с грузинскими крестами и колоколом. Тем не менее высота всё же чувствуется — быстро и без одышки заскочить на небольшой пригорок с памятным знаком не получается.

Примерно в пяти километрах за перевалом, уже в долине реки Аргун, дорога проходит мимо первой в нашем путешествии боевой башни — Лебайскари (считается, что среди множества подобных башен, разбросанных по всему Кавказу, она сохранилась лучше всего). Когда-то здесь был посёлок, но теперь от него остались только фундаменты. Здешние места не слишком популярны у туристов, поэтому к башне нет даже тропинки. Вход находится высоко от земли, а на нём выбит грузинский крест в круге и силуэт человека.

 

 

с. Шатили

 

 

Муцо — «мёртвый город»,
Хевсуретия

 

 

Алаверди, Кахетия

 

Дальнейший путь — вниз, по всё сужающемуся Аргунскому ущелью. Ещё около двадцати километров — и дорога приводит в Шатили, самое знаменитое селение Хевсуретии, которое наверняка запомнится комплексом оборонительных башен и своеобразной архитектурой домов, расположившихся на левом берегу Аргуна. Селение претендует на внесение в фонд всемирного наследия ЮНЕСКО (как и многие исторические объекты на территории Грузии). В переводе с чеченского «шатили» означает «страна ледников», да и до самой Чечни отсюда всего лишь пару километров. Сейчас люди живут в других домах, чуть выше по ущелью, в самом же архитектурном комплексе есть небольшой гостевой дом со стенами из каменной кладки, земляным и деревянным полом. Находясь в нём, ощущаешь атмосферу древнего жилья, но нам показалось, что там сыро и холодно, тем более что на другой стороне реки к услугам туристов небольшая турбаза в привычном советском стиле.

На впадении правого притока Аргуна, реки Андаки, обычным шлагбаумом заканчивается Грузия. Дальше, буквально через несколько сотен метров — граница, за которой начинается Россия, а точнее, как мы уже говорили, Чечня. Тут же на скальном мысу над рекой находится комплекс погребальных сооружений, состоящий из нескольких каменных гробниц. Особо впечатлительным туристам посещение не рекомендуется. Внутренняя часть помещений состоит из каменных скамей, а небольшое окошко закрыто металлической решёткой. Внутри всё усыпано человеческими останками — костями и черепами, полуистлевшей одеждой. В каждом таком склепе находятся останки десяти-пятнадцати человек. Самих же склепов, в том числе полностью замурованных камнем, не больше шести. Когда-то в этих местах была эпидемия чумы, из-за которой погибло очень много людей. Больные, для того чтобы не заразить остальных, уходили умирать в эти могильники. Интересно, что и дальше по долине реки Аргун, но уже на российской стороне, находится похожее массовое захоронение — Цой-Педе. Более того, есть они и в Осетии (Даргавс, Дзивгис), и в Ингушетии (Джейрахский р-н).

После некрополя основная дорога уходит правее, в долину реки Андаки. Километров через пять она приводит к подножью горы, рядом с которым находится древний город Муцо. В путеводителях по Грузии он называется «мёртвым городом» и представляет собой заброшенное селение на довольно высоком склоне горы Муцостави. Подняться в город можно по крутой тропинке, а чтобы добраться до руин дальней башни, нужно пройти более 300 м почти по вертикали. Нас встречают полуразрушенные дома, узкие проходы и похожее на уже виденное захоронение в склепе. Правда, это выглядит несколько кинематографично: человеческие черепа намеренно выложены на стенки склепа, на обозрение туристам, которых здесь не так уж много. За Муцо дорога заканчивается постом грузинских пограничников и шлагбаумом, и мы возвращаемся в Шатили. Вечер можно провести в изучении лабиринтов древнего города с посещением храма на вершине холма. Некоторые старинные помещения производят впечатление жилых и даже закрыты на замки, а какие-то открыты для посещения.

 

 

Интернациональная
компания, Омало, Тушетия

 

В «отеле» мы познакомились с соседями — молодой, совсем не говорящей по-русски парой из Израиля, общение с которой происходит на ломаном английском. Вместе мы сытно ужинаем простой, но вкусной едой, приготовленной хозяйкой: варёная баранина, хачапури, салат, сыр, а нашим израильтянам достаются «кошерные» макароны с помидорами. Утром после небольшого дождя и завтрака выезжаем. Наша сегодняшняя цель — Тушетия. На спуске с перевала попадаем в облако, да такое, что дороги не видно и в десяти метрах, но скоро выныриваем из него и держим курс на Жинвали.

Между Жинвали и Тианети-Ахметой в Алазанской долине на самых свежих картах указана дорога «с покрытием». На самом деле она только строится и на отдельных участках представляет собой горную либо полевую грунтовку. Впрочем, «Патрулю» качество покрытия безразлично, а местные здесь, что называется, «на шестёрках ездят». По дороге указатель на ещё одну достопримечательность — полуразрушенную крепость на вершине лесистого холма Кветера. Внутри крепости — церковь, неплохо сохранившиеся постройки и… никого нет. Путь до Ахметы прошёл без особых затруднений, но отсутствие в этом районе приличных заправок вынудило сделать крюк до Телави. Заправившись до полного, мы поехали в сторону селения Пшавели, откуда начинается единственная дорога в Омало. Справа от дороги —красивейший храмовый комплекс Алаверди, главный и самый почитаемый храм Кахетии.

 

 

Храм в с. Шенако, Тушетия

 

Хороший асфальт дороги постепенно сменяется сначала ровной, а затем каменистой грунтовкой. Ущелье заканчивается крутым серпантинным подъёмом на третий перевал через Главный Кавказский хребет — Абано, или Банский (2 926 м). Надо сказать, что об опасности этой дороги нас неоднократно предупреждали грузины, но, имея многолетний опыт поездок в горах, я не придал этому особого значения, а зря. Подъём на перевал представляет собой узкую дорожку, без каких-либо ограждений, с крутыми подъёмами и «шпильками» на 180 %, чуть ли не километровыми обрывами, на которых разъезд со встречным транспортом возможен только в определённых местах. При этом дорога густо заставлена памятными знаками, установленными в месте гибели кого-либо из родственников.

Здравствуй, Тушетия! Облачность, сильный ветер и надвигающаяся ночь не позволяют задерживаться на перевале. Движемся вниз по крутому серпантину, тормозя двигателем, на 2-й в автомате. Наконец после небольшого грязевого участка дорога выводит в село Омало, которое расположено на широком горном плато. Не без труда, уже в сумерках, находим заказанный гостевой дом, но для того, чтобы туда попасть, нужно сначала спуститься в соседнее ущелье, а затем подняться вверх, на широкую лесную поляну (высота больше 2 000 м). Район Омало находится на слиянии трёх рек — Пирикительская, Тушетская и Хисос-Алазани, которые вместе образуют Андийское Койсу (бассейн Каспийского моря). Именно здесь, в Омало, родина Мимино — тут грузинский сокол Валико Мизандари парковал и пристёгивал к бревну свой Ми-2. Кстати, в несколько кадров фильма попали боевые башни селения.

 

 

Вид на г. Шхара со стороны минеральных источников,
р-н Ушгули, Сванетия

 

 

На спуске с пер. Абано, Тушетия

 

Утром, как это часто бывает в горах при хорошей погоде, — солнце и видимость «миллион на миллион». Наша цель — башенный комплекс в селении Дартло. Неплохая укатанная дорожка сначала через альпийские луга, а затем через красивый сосновый лес, мимо водопада, спускается в долину реки Пирикительская Алазани. Через реку перекинут мост.

На другой стороне ущелья видны дела рук человеческих — террасы для земледелия и отдельные строения. Сколько же труда вложено в этот склон горы! По Тушетскому хребту проходит граница России и Грузии, на севере Тушетии находится Чечня, а на востоке — Дагестан, то есть теоретически для того, чтобы вернуться домой, нужно просто перейти через хребет. Правда, высоты здесь нешуточные — есть вершины свыше 4 000 м. На въезде в Дартло попадаем на христианскую церемонию, проводимую священниками в полуразрушенной церкви. Церемония с явными языческими корнями — женщины стоят за стенами храма. Башни, строения и дома в Дартло, как, впрочем, и во всей Тушетии, отличаются необычной архитектурой: крыша сделана из плоских плит какого-то местного камня, выглядит очень красиво и надёжно. Обратный путь — через лес, чистый и хвойный, как в северной части России, и альпийские луга. Можно остановиться и собрать земляники, черники и грибов, ну или букет из разнообразных цветов. Наш следующий пункт назначения — башенный комплекс Кесело. Говорят, что он был построен ещё во времена нашествия монголов, спасая местных жителей от завоевателей. Дорога от гостевого дома спускается в ущелье и поднимается по серпантину с другой стороны. Селение из семи боевых башен и стоящих под ними домов расположено на вершине горы; чтобы добраться до него, нужно пешком забраться по крутому травянистому склону на высоту свыше 100 м.

 

 

Спуск с перевала Абано, Тушетия

 

С высоты плато Омало открываются такие виды, что невольно начинаешь напевать «Чита-грита…» К сожалению, фотографии не могут передать высоты гор и глубины ущелий (перепады высот в Тушетии составляют 500–700 м), а также чистоту и прозрачность горного воздуха. В районе Омало можно посетить и селение Шенако, в котором неплохо сохранилась церковь Святой Троицы (1843).

Путь на базу, как и путь домой, всегда кажется короче. За ужином с чачей принимаем участие в импровизированном международном конкурсе национальной песни вместе с соседями по гостевому дому: ребятами из Латвии (они здесь в рамках пробега вокруг Чёрного моря на стареньких «Явах» — Old Moto Adventure), находящимися на отдыхе грузинами (Заза с семьёй) и туристами из Чехии. Совершенно непонятно, как латыши проехали в этот высокогорный район на своих гружёных мотоциклах (говорят, кое-где шли пешком, толкая их перед собой). Надо сказать, в Тушетии машин с «чужими» (не грузинскими) номерами мы не видели, но пешие иностранные туристы иногда попадаются.

 

 

Въезд в Местиа, Сванетия

 

Третьим этапом нашего путешествия стала Сванетия, путь к которой начался с долгого асфальтового перегона в Местиа. После Зугдиди живописная дорога поднимается вдоль Джварского водохранилища. Обязательно остановитесь — красивейшие места! Хорошая бетонированная и асфальтированная горная дорога приводит нас в Местийский муниципалитет, знаменитый сванскими башнями с характерным арочным узором. Вообще, Сванетия славится своей самобытной архитектурой и в древности каменные башни высотой от 10 до 25 м стояли почти у каждого дома. Они использовались как жилые и сторожевые одновременно, что вполне объяснимо, если вспомнить, какое количество нашествий и междоусобных войн пережила эта земля.

На следующий день мы планируем попасть в Ушгули —самое высокогорное село Грузии с постоянно проживающим населением, расположенное на южных отрогах горы Шхара, на высоте 2 200 м (архитектурный комплекс села является памятником всемирного наследия ЮНЕСКО). Асфальт переходит в грунтовку, серпантином поднимающуюся на Сванетский хребет. На спуске с хребта второстепенная грунтовка приводит в село Цвирми, в котором находится христианский храм X века — церковь Спасителя.

 

 

Медвежий Крест, Хевсуретия

 

 

Водопад на спуске к Шатили, Хевсуретия

 

Дальше основная дорога спускается к селу Ботреши, пересекает по мосту реку и выводит к знаменитой «Башне любви», находящейся в частных владениях семьи из общины Ипари. По легенде, её построил отец для своей потерявшей возлюбленного дочери, которая и провела в ней всю оставшуюся жизнь. Впрочем, башня была окружена таким количеством стоящих «Делик» и фотографирующихся туристов, что мы проехали её без остановки. Как говорится, в другой раз. Пыльная грунтовка заканчивается в Ушгули. В селении стоит посетить средневековую церковь Девы Марии (по-свански — Ламария). Туристов в шортах не пускают. Почти незаметная грязноватая дорожка сворачивает от храма в сторону ледника горы Шхара (5 068 м) и выводит к минеральному источнику. Здесь мы встретили земляков — группу российских альпинистов на «Делике» с краснодарскими номерами. Они приехали, чтобы подняться на вершину.

С перевала Удыр на Сванетском хребте можно свернуть на новую грунтовую дорогу в сторону вершины горы Тетнульд (4 851 м) — самой высокой горы на территории Грузии. Здесь, на северных отрогах, открыт новый горнолыжный курорт «Тетнульди» — хорошая альтернатива Гудаури.

В этот день, как ни жаль, наше путешествие закончилось, а вместе с ним и отпуск. Можно было закруглить обратный маршрут через посёлок Лентехи, но в связи с недостатком времени мы выбрали путь по асфальту, через Зугдиди и Кутаиси. Нас сопровождала тридцатиградусная жара, но кондиционер вполне справлялся, а турбодизель помогал динамично двигаться на затяжных подъёмах. Единственная дорога на Черноморское побережье от Тбилиси через Кутаиси сильно загружена, обилие транзитного транспорта и фур (из Армении и Азербайджана) существенно затрудняет движение, снижая среднюю скорость. После спуска с Крестового перевала мы попадаем в трёхчасовую пробку на российской границе (воскресенье, вечер). Что ж, здравствуй, родина! 

 

 

Район Омало находится на слиянии трёх рек — Пирикительская, Тушетская и
Хисос-Алазани, которые вместе образуют Андийское Койсу. Именно здесь, в Омало,
родина Мимино — тут грузинский сокол Валико Мизандари парковал
и пристёгивал к бревну свой Ми-2

 

 

Небольшие итоги и впечатления от поездки

Горная Грузия — очень красивая страна, радушные и гостеприимные жители, приемлемые (особенно до повышения валютного курса) цены на жильё и вкусная еда. В памяти навсегда останутся труднодоступные высокогорные районы — Тушетия и Хевсуретия, с красивейшей природой и небольшим количеством туристов. Самый распространённый транспорт в горах — праворульные Mitsubishi Delica, бензиновые и дизельные в старом кузове, а также коротыши типа Pajero IO. У полиции и спасателей — достаточно свежие Toyota LC 70-й серии и пикапы Hilux. УАЗ встречается редко. Манера езды грузин, с моей точки зрения, совершенно не соответствует распространённому мнению о «горячих джигитах». Наоборот, в основном они ездят аккуратно, берегут подвеску, в узких местах вежливо останавливаются, уступая дорогу и строго соблюдая правило «едущий вниз пропускает того, кто едет вверх». Подготовленных к бездорожью машин крайне мало, местные даже М/Т резину ставят редко — обходятся обычной дорожной или в крайнем случае А/Т. Архитектура храмов, склепов, боевых и жилых башен в северной части горной Грузии похожа на аналогичные объекты на территории России (в Карачаево-Черкесии, Северной Осетии, Ингушетии и Чечне), что говорит об общей тысячелетней истории. Вход практически везде бесплатный и свободный. Так что путешествовать по этой удивительной стране можно и нужно. Особенно она понравится любителям гор. А в наших планах уже есть несколько новых маршрутов по Горной Грузии…