• Сегодня: Среда, Сентябрь 20, 2017

 

Путешествие   17 сентября 2007    203

МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ В ПУСТЫНЕ

МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ В ПУСТЫНЕ

Когда-то здесь кипела жизнь, жили мудрецы, которые читали и писали книги. Но потом пришли враги – сожгли книги, вырезали грамотных, остальных увели в рабство. Осталась лишь пустыня…

О гладкой, как шелковая свадебная ленточка на капоте одного из наших автомобилей, трассе Уральск – Индер, коварных солончаках и гигантских разломах-чинках на казахской части плато Устюрт написано уже много. Но на сей раз маршрут лежит в солнечный Узбекистан, а конкретнее, в самое его пекло – к южному берегу Аральского моря и красным пескам пустыни Кызылкум…

КУЛЬТУРНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Экспедиция наша была не только спортивно-приключенческой, но и научно-культурной. Во-первых, участники в нее подбирались исключительно культурные (с такими людьми намного приятнее переносить замкнутое социальное пространство автономного похода). Во-вторых, основной целью был поиск мало кому известных культурных артефактов домусульманской истории Центральной Азии, разбросанных по Кызылкумам. Ну и в-третьих, происходило отправление древней культурной традиции свадебных путешествий – Люба и Олег расписались за три дня до старта!

СПАСИТЕЛЬНЫЙ TOUAREG

На старт вышли три экипажа, не раз бывавших в разных переделках, в том числе и в казахской глуши, на отлично подготовленных LR Defender 110, Nissan Patrol Y60 и коротком Patrol 260. Случайных людей не было – даже у Любы, очаровательной блондинки, за плечами не одно внедорожное мероприятие. Впрочем, на этот раз за суетой сборов и подготовкой машин почему-то забыли (вероятно, от переизбытка опыта) озаботиться малостью – нотариально заверенной доверенностью на один из Patrol. Всплыло это упущение уже на казахской границе. Из России-то выехали, а в Казахстан не пускают! Неужели прощай, путешествие?

Ну, нет! Опыт подсказывал, что надо прежде немного потрепыхаться, пусть даже и в безнадежной ситуации. Пообещали казахским пограничникам в скором времени представить доверенность. Они, правда, как-то странно посмотрели, но с КПП под залог паспортов отпустили нас на нейтральную полосу. Что делать? Первым делом немного пива для снятия стресса – и за космические телефоны! Не прошло и восьми часов, как нужный документ был отправлен из Домодедово самолетом до Саратова. А дальше крутой саратовский парень Леонид на VW Touareg с цифрами 600 на номерах (больше ничего о нем не знаем, но безмерно благодарны!) сумел передать его нам! Пограничники, естественно, решили, что мы подделали бумагу…

УЗБЕКСКИЕ ПРОКОЛЫ

Второй сюрприз был того же свойства – у опытных путешественников с другого Patrol уже на казахско-узбекской границе не оказалось заграничных паспортов! В Казахстане они были не нужны, достаточно российского. Кстати, то же самое говорили и в посольстве Узбекистана в Москве: мол, безвизовый режим, все без проблем! Однако на далеком от консульства пограничном посту думали иначе. Тут уж никакая смекалка не помогла – это было выше наших сил… Расцеловались и двинулись в разные стороны – мы в Кызылкумы, а ребята на встречу с экспедицией клуба «4х4 Тур», которая неподалеку в Казахстане искала приключения на просторах полуострова Мангышлак. Через четыре часа команды встретились.

Ну и третья неожиданность для опытных путешественников. Первый прокол баллона на «дефе» случился на грейдере на границе с Узбекистаном – делать его там было негде. Второй – через полдня в степи (поставили запаску с капота). С утра следующего дня – еще сразу минус два колеса (один, правда, медленно травил) – наскочили на колючую проволоку в траве, ограждавшую бывший советский военный химический полигон. За предыдущие семь экспедиций на этой машине не было пробито ни одного колеса! Взяли с собой две штатные запаски. Все баллоны с камерами. Опыт подсказывал, что ничего случиться не может… В «ЗИПе» был ремкомплект для бескамерной резины, клей, но почему-то не оказалось ни одного бескамерного соска и походного вулканизатора.

В общем-то мелочи. В обычных условиях. Но здесь на ремонт ушло шесть часов под хорошим солнышком. А через три дня разорвали сучком саксаула колесо и на Patrol…

СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ

В Подмосковье и сухой бак – ерунда. В степи же немного не так! За месяц до нас в этих местах два таможенника на военном полноприводном «КАМАЗе» погнались за легкой добычей – контрабандистами на джипе. Думали заправиться через 160 км в геологоразведочной экспедиции, которая, как назло, к этому моменту куда-то переместилась. В итоге оба погибли. Просто кончилась солярка, а пешком в пустыне по убийственной жаре далеко не уйдешь… Эту историю рассказал старый казах в поселке Комсомольск-на-Устюрте (на севере Узбекистана живут в основном казахи), продавший нам камеры от «УАЗа». Он никак не мог понять, как мы здесь оказались. Ведь там, откуда мы приехали, нет жизни, огромные расстояния, никаких ориентиров и воды.

Рассказал старик и про полигон, который сильно осложнил в 50–70-х годах жизнь местного населения. Повымирали сайгаки, исчезли лисы и волки, даже передвигаться по степи стало опасно – охрана стреляла без предупреждения. Поговаривали, что для опытов специально отлавливали кочевников. Людям было сказано, что солдаты строят опреснитель для аральской воды, а за лишние вопросы обещали сажать. Потом и рыбы не стало в Арале. А раньше каждый день брали одного-двух осетров (правда, икру выбрасывали – не знали, что с ней можно что-то делать!)…

Местные заброшенные военные объекты, которые мы видели, вызывают целую гамму противоречивых чувств. Это и гордость за историю страны, и детское восхищение могучим оружием, и трепет от прикосновения к тайнам. На химическом полигоне (а может, и еще каком, кто его сейчас знает – рядом печально знаменитый остров Возрождения с безжизненными корпусами фабрики по производству советского бактериологического оружия) доминирует чувство страха – кругом ощущается запах смерти. Возможно, он исходит от груды проржавевших бочек с высыпающимся белым порошком или от клеток с сиденьями, в изобилии разбросанных по степи. Вид их столь ужасно однозначен, что для фантазии не остается места – клетки явно предназначались для подопытных смертников.

СТРЕЛЯЛИ…

Тяжела для настоящего джипера и картина с целой колонной (насчитали 28 штук) покалеченных ГАЗ-69. Вернувшись в Москву, мы обратились к специалистам-взрывотехникам из Экспертно-криминалистического центра МВД, которым показали снимки убитых машин. Проанализировав характер повреждений, эксперты почти однозначно заключили: на полигоне проводились бомбометание, стрельба реактивными гранатометами и огнеметами… Происходило это 25 лет назад.

Да, похоже, что Устюрт в его узбекском варианте не менее мрачное и опасное место, чем казахский.

УЮТНЫЕ КЫЗЫЛКУМЫ

Намного интереснее и приятнее оказались весенние и вполне мирные Кызылкумы. Температура не превышала 35 градусов в тени. В иных местах вся пустыня до горизонта ярко-красная от маков. Дорожки приятно мягкие в отличие от жуткой степной трясучки Устюрта. Кызылкумы очень похожи на степь, только холмистую и песчаную. Впрочем, классические барханы без растительности, как на картинках в учебниках географии, встречаются редко. Зато много цветов, птиц и сусликов, которые могут сотни метров бежать по колее перед автомобилем. Та же история и с сайгаками. Они способны мчаться со скоростью до 50 километров в час, но не долго – около минуты. Затем скорость падает втрое, и только окончательно выдохшись, животное отчаянно кидается в сторону под 90 градусов.

Кстати, опять же в отличие от плато Устюрт пустыня достаточно населена. Через каждые 30–40 километров обязательно попадаются один-два домика с гостеприимными жителями. Здесь люди добрались до воды. Колодцы метров по двадцать глубиной, поэтому у каждого сооружена бензиновая лебедка для поднятия бадей с водой.

ПО СЛЕДАМ КАРАВАНОВ

Координаты нескольких крепостей у нас были, но крайне приблизительные: что-то увидели на космических снимках в Google, какие-то подсказки обнаружили в материалах советских археологических экспедиций 30-х годов прошлого века. Ученые предполагают, что в пустыне находится около тысячи городов-крепостей. Найдено же на сегодня чуть больше ста. Они скрыты вдали от современных дорог и поселений, в так называемой зоне древнего орошения. Возможно, пастухи-кочевники знают о расположении этих величественных памятников истории, но хранят тайны пустыни.

У нас же поначалу все складывалось как-то совсем «бескультурно». Несколько дней тупо двигались через пески, зачастую почти без дорог. Несколько раз ошибались. Например, из космоса отчетливо виден объект правильной формы на окраине пустыни. Едем, пробираясь сквозь заросли саксаула, перелезаем через древние высохшие каналы. И ничего не находим! Совсем ничего либо практически незаметные с земли остатки старинных ирригационных сооружений. Однажды целый день потратили на поиск отчетливо читаемой на экране компьютера крепости на берегу живописного озера в пустыне. Причем координаты ее положения почти совпадали с описаниями археологов. Сделали километров сорок по ослиным тропам – в результате уткнулись в забор… современной насосной станции.

Бывало, окончательно теряли дорогу. После весенних паводков Амударья разветвляется на множество проток, которые полностью меняют ландшафт. Обозначенное на карте основное русло в действительности переезжается как по асфальту, но зато непреодолимая водная преграда возникает там, где должны быть бескрайние пески. Свою лепту вносит и постоянное, еще с доисторических времен строительство все новых и новых каналов. После дня пути можно легко оказаться возле разрушенного моста через один из таких арыков. И до него и после на многие десятки километров вполне сносное заброшенное шоссе. Но реку-то не перепрыгнешь! Вообще карты в тех краях достаточно бесполезная вещь. Редкие аборигены не говорят ни на каком языке, кроме собственного. Названия на старых «километровках» в местной транскрипции звучат совершенно невообразимым образом. А GPS-навигаторы часто были полезны лишь для того, чтобы понять, что здесь мы уже ехали. И так несколько дней подряд…

ЧЕТВЕРТЫЙ ВЕК ДО НАШЕЙ ЭРЫ

Неожиданно посреди безжизненной пустыни на небольшом скалистом возвышении отрогов хребта Султанувайс как на ладони появились грандиозные и отлично сохранившиеся стены Джанпык Кала – крепости IV века до нашей эры. Яркое солнце, до горизонта ни одной души, и мы у стен древнего, малоисследованного археологами и абсолютно нетронутого туристами города с дворцом! Под ногами черепки античной посуды, какие раньше видели только в музеях. Монументальные, метров по 15–20 высотой, двухметровой толщины стены с бойницами, потайные ходы, ажурные арки перекрытий очень наглядно демонстрировали силу и развитость античной цивилизации Центральной Азии, о которой археологам и историкам известно крайне мало. Судя по развитой сети древних каналов за крепостью, это был когда-то цветущий край!

Позже мы побывали и в храме зороастрийцев, поклонников огня, и увидели поистине грандиозные, сравнимые с египетскими пирамидами крепости Топрак Калу и Аяз Калу, и еще много других. Нанесли их местоположение на карту (может, археологам пригодится?). Однако первая находка после нескольких недель дикости и бездорожья была шоком для всех от осознания величия культурного совершенства древней цивилизации.

Вот такая получилась у нас весной 2007 года научно-культурная экспедиция, или по-узбекски – Ilmiy-Madaniy Ekspidittsiyasi.

В своей жизни мы проехали много тысяч километров, много проедем еще, но, уверен, Любе и Олегу уже есть что рассказать своим детям. Например, где и как они провели свой медовый месяц…

Информационная и моральная поддержка

экспедиции – журнал 4×4 Club

и клуб «4х4 Тур»