• Сегодня: Суббота, Октябрь 21, 2017

 

Путешествие   28 июля 2017    591

Дорога вглубь Дагестана, по живописным долинам и затерянным в горах аулам

Дорога от границы вглубь Дагестана, по живописным долинам и затерянным в горах аулам

Кавказский участок: Дагестан — Чечня — Ингушетия — Северная Осетия — Южная Осетия — Кабардино-Балкария — Карачаево-Черкесия — Адыгея — Ставропольский край — Краснодарский край — Абхазия

Итак, миновав Дагестанский пост, мы въехали в «страшный и ужасный» Дагестан. Хорошей дорогой быстро прошли Кизляр и к закату были уже в Махачкале. Пополнив в городе запасы провизии и не выискивая достопримечательности, сразу направились к Каспийску, за которым, по оперативной информации, было отличное побережье. Уже затемно въехали на огромный песчаный пляж — отличное место для лагеря. Напрягали только снующие вдоль моря автомобили, но выбирать было поздно…

  


Суровый, но манящий Каспий

 

КАСПИЙ

Итак, наше первое утро в стране гор (кто не знает, «даг» переводится как гора), но горы отсюда далеко — миражами висят на горизонте, зато море — вот оно, плещется у ног. Поэтому первым делом купаться! Наплававшись и позавтракав, осмотрелись — вчера в темноте было не до того. Бесконечный песчаный пляж действительно очень хорош, но откуда столько мусора? Поначалу мы списали всё на находящиеся под боком большие города, но позже оказалось, что эта неприятная особенность вообще характерна для здешних мест. Что ж, надо поискать место почище и поуединённее, а уже потом приступать к самой интересной части маршрута — горам. Над головами регулярно барражируют военные вертолёты — видимо охраняют воздушное пространство близлежащего аэропорта, а далеко в море виден «исторический памятник» — испытательная станция морского оружия завода «Дагдизель». В советское время там испытывали торпеды, сейчас же руины громадного сооружения высятся в море как древний форт. Кстати, на самой территории «Дагдизеля» стоит ещё один интересный объект — экраноплан-ракетоносец «Лунь». Красивый советский военный проект, так и не получивший дальнейшего развития. Рассказывают, что его хвост виден с набережной Каспийска, но информации о возможности попасть к самой чудо-машине я не нашёл. А было бы здорово!

 

 

Горы вдоль долины реки Самур.
По одну сторону Россия, по другую — Азербайджан

 

Поискав в интернете информацию по Дагестанскому побережью, мы ничего не нашли (видимо место не слишком туристическое), а потому просто покатили вдоль моря — искать и познавать самостоятельно. Пройдя городок Избербаш, ушли с трассы и поехали непосредственно вдоль моря и виноградников, заглядывая во все уголки. Долго ничего достойного не попадалось — то техноген нефтедобывающего характера, то неудобный и замусоренный берег. Так и катались весь день, уже смирившись с тем, что выйдем к Дербенту, ничего не отыскав, но вдруг наткнулись на огромный пляж, притаившийся за заброшенными прудами и камышовыми чащами. Вывалившись из зарослей, мы реально удивились (и машины легковые стоят — значит, есть нормальная дорога). Прокатились туда-сюда и выбрали самую красивую часть — под скальной грядой. Рядом расположилась большая дагестанская компания — мужики в возрасте, знающие — будет интересно пообщаться.

Место оказалось в самом деле интересным. На уже упомянутом большом пляже бьёт горячий источник. Со слов местных, он известен с древних времён и по целебной силе не уступает лучшим кавказским водам! Неподалёку есть даже небольшой санаторий, построенный ещё в царские времена. О целебности воды судить не берусь, а вот попробовать её — дело святое. Тем более что за пару дней до нашего приезда источники благоустроили, разделив на два бассейна — погорячее и похолоднее. В горячий сразу даже и не залезть — надо привыкать, а настолько явно выраженный нефтяной аромат воды я не встречал больше нигде на Кавказе. Рядом с водными источниками находятся грязевые — раздолье для маленьких поросят. Кстати, на грязях есть забавный аттракцион — в главной купели нужно встать на пузырящуюся поверхность и песчаное дно начинает засасывать тебя в горячие недра. Поначалу страшно, но оказывается, не дойдя и до пояса движение прекращается — упираешься в камень. Но главное, конечно, море. Оно тёплое, у берега мелкое, с приятным для ног песком. Правда, благодаря этому песку и постоянно сопровождавшим нас волнам видимость под водой была нулевая — маска с ластами так и не пригодились. Впрочем, у Каспия есть и тёмная сторона, о которой нам поведали местные, — сильные подводные течения, с которыми не справляются даже подготовленные пловцы. К счастью, мы бултыхались недалеко и этой опасности не подвергались. Кстати, комары на Каспии тоже есть. Не в таком ужасающем количестве как на Волге, но придерживаться определённого расписания требуют.

 

 

Грязевые источники — раздолье для больших
и маленьких поросят

 

Общаясь с местными, мы всё лучше узнавали Дагестан. Оказалось, что это самый многонациональный регион России – более трёх десятков национальностей. И практически у каждой свой язык (только официальных языков четырнадцать). Позже мы убедились в том, что даже жители соседних кишлаков могут порой плохо понимать язык друг друга. Кроме того, при всём общем радушии иногда ощущается напряжение между некоторыми народностями — наверное, отголоски былых междоусобных войн. Так, одни могут не рекомендовать ехать на земли других, но, забегая вперёд, скажу — везде и всегда нас принимали как близких родственников и просили передать, что здесь не воюют и не убивают, что они мирные люди и всегда рады гостям. А сколько интересных мест нам советовали посмотреть — грядущий маршрут складывался сам собой. В общем, с каждым днём мне нравилось здесь всё больше!

 

КАСПИЙСКИЕ ВОРОТА

Через несколько дней погода начала портиться — поднялся ветер, заморосил дождь. И слава богу — стоять всё равно утомило. Попрощались с соседями и двинулись в путь. Кстати, соседи в это время заготавливали свежее мясо. Для хранения в отсутствие холодильников они приспособили шкуру только что разделанной козы и складывали туда куски мяса, хорошенько сдобренные солью, а оставшиеся части сушили на солнце. Мы направились вдоль моря, на юг, к Дербенту. Около посёлка Новокаякент осмотрели былые лечебницы и курорты (похоже, целебные воды тут повсюду). А уже совсем рядом с Дербентом по наводке наших каспийских друзей заглянули на ещё одни горячие источники. Здесь, видимо, проводили геологоразведку и случайно проткнули подземный водоём, вода из которого создала на поверхности небольшое озеро. На вкус она солоноватая, но не сильно, нырять можно с открытыми глазами (говорят, для зрения полезно). Место очень популярное — народу много.

 

 

Путь к горному озеру Зем-Зем не прост.
Порой это тропа по каменистым осыпям на приличном уклоне

 

А вот и Дербент. Своё древнее название «Каспийские ворота» он получил за то, что запирал узкий перешеек между морем и горами. Первым делом, конечно, едем на знаменитую крепость Нарын-кала. Впечатляющих размеров каменная постройка сейчас музей, попасть в который может любой желающий. Расположена она в нагорной части Дербента, и от неё как раз шли две крепостные стены к побережью, запирая перешеек. Раньше город располагался между стен, защищаемый ими с юга и севера. Сейчас он, конечно, разросся, и сохранившиеся участки стены теряются в современной застройке. Мы неторопливо прогулялись по цитадели, заглянули во все музеи, а потом начали прибывать шумные свадьбы, и пришлось спуститься вниз, в город. Прогулялись по городу, отведали дагестанских чуду — национальных пирогов с различными начинками — и уже затемно ещё раз поднялись на крепость — полюбоваться огнями ночного Дербента.

МЕЧЕТЬ

Признаться, я не большой любитель городов и архитектурных изысков. Мне ближе натуральная, природная архитектура. И к югу от Дербента можно найти много чудесных мест. Берега здесь каменистые. Каменные плиты похоже не слишком твёрдые, потому что на них много современных «петроглифов».

А наш путь снова на юг, на самый-самый юг России. Трасса Кавказ, идущая к границе с Азербайджаном, отличная, и катимся мы шустро. Не доезжая границы, сворачиваем и вдоль реки Самур уходим в горы. Маршрут становится всё живописней, а горы всё выше. По руслу реки проходит российско-азербайджанская граница, о чём сообщают синие плакаты у дороги (мы встречали такие и на Каспийском побережье, они, что называется, примелькались). Позже это сыграет с нами злую шутку.

 

 

Цветы, скошенные луга, кристальный воздух.
Предгорья Кавказа ничем не хуже Альпийских склонов

 

Едем мы в эти края не просто так, а с целью взойти на гору Шалбуздаг, которая у мусульман считается священной. Религиозных целей мы не преследовали, но взойти на неё было интересно, тем более большую часть пути можно преодолеть на колёсах, что особенно важно для нашего разновозрастного экипажа. Один из путей к горе начинается от села Мискинджа. Поплутав по узким улочкам, мы оказались на нужной нам дорожке — она здесь одна и дальше не заблудишься. Поначалу обычная грунтовка довольно быстро забирает вверх, крутым серпантином петляя по склонам гор. Местами не только уклоны серьёзные, но и дорога с камнями. Каково же было наше удивление, когда на этой дороге мы встретили спускающиеся «жигули», в которых дед вёз бабушек с горы. Как он туда поднимался, осталось загадкой.

На машине удалось дойти почти до высоты три тысячи метров. В конце дороги стоянка местных УАЗов, курсирующих вверх-вниз с паломниками. Здесь же расположен небольшой мавзолей — Святилище Сулеймана, как говорят местные, могила святого, а рядом неработающая пока гостиница. Выше за скалами должна быть мечеть — самая высокогорная в Европе. Оставив машину, дальше идём пешком, но для начала нужно привести свою внешность в соответствие нормам ислама, о чём нас вежливо попросили.

От мавзолея к отметке 3 100 метров ведёт тропа, в конце которой не просто мечеть, а целый паломнический центр! Любой желающий может под залог паспорта получить матрац, тёплое одеяло и остаться здесь на ночь. В большой столовой всех бесплатно кормят. Удивительно, но всё это делается на пожертвования паломников (ящики для пожертвований стоят здесь же и на протяжении всей тропы).

Солнце уже окрашивает вершины предзакатными цветами, ненавязчиво, нараспев звучит молитва, и мы решаем полностью погрузиться в атмосферу красоты и спокойствия, оставшись в мечети до утра. Есть, правда, некоторые опасения за здоровье младших членов экипажа — как бы горная болезнь не одолела их неокрепшие организмы. Ведь мы в один момент взлетели с уровня моря на более чем трёхтысячную высоту. Для профилактики перед ужином идём прогуляться на близлежащие скалы. Побегали, полазили и даже родовую пирамидку для горных духов построили. Надеюсь, они смилостивятся и завтра пустят нас на Шалбуздаг!

 

 

Строения в горных аулах занимают всю условно ровную территорию.
Менее пригодная для стройки земля идёт под сенокос

 

 

Техника в горах не умирает никогда. Любой, даже выглядящий брошенным,
автомобиль завтра может быть снова поставлен на ход

 

 

Знаменитый Кала-Корейш

 

ГРЕХОМЕТР

Спокойствие и умиротворённость мечети растаяли сразу после полуночи — стали прибывать паломники. Топот, разговоры, пение — кажется, никто себя не ограничивал. Кое-как дотянув до утра, я сбежал прогуляться в предрассветную тьму. Мечеть разделена перегородкой на женскую и мужскую части, поэтому прекрасная половина экипажа как ни в чём ни бывало продолжала спать. Ну а я, чтобы чем-то себя занять, полез на скалы встречать рассвет. Сижу, жду. Вдалеке уже послышались голоса паломников, поднимающихся по соседней тропе, — считается, что к вершине надо выйти до рассвета.

Название Шалбуздаг связывают то ли с именем Шах-аль-Бурзы, жившего на местных склонах и боровшегося с хазарами, то ли с фразой из турецкого языка «гора покрытая льдом», хотя льда и снега на ней немного, по крайней мере, сейчас. С солнцем поднялись и мои девочки. Быстренько позавтракав и проконсультировавшись по маршруту, мы выдвинулись в путь. Подняться хотелось если уж не на вершину, то хотя бы до святого озера Зем-Зем, расположенного под огромной скалой. Тропа, как и положено, широкая у мечети, по мере подъёма сужается и всё круче забирает вверх, появляются сыпучие участки. С детьми трудно! Одолев примерно половину пути до озера, младшая группа сдаётся — не помогают ни уговоры, ни приманки в виде сладких «даров горы». Да и спускающиеся вниз люди подтверждают — это только начало, впереди значительно сложнее. Принимаем решение разделиться — младшая с мамой спускаются, а мы со старшей попробуем подняться выше. Тропа и правда всё круче и сыпучей, но в награду всё более масштабные панорамы. Интересно, что на одном из привалов мы обнаружили камушек с чётким оттиском морской ракушки. И это на высоте порядка 3 500 метров!

 

 

Башни Дагестана выполняли сторожевую, оборонительную функции. Аул Кубачи

 

Всеми правдами и неправдами, но до озера мы дошли. Озеро Зем-Зем по размеру небольшое, питает его родник, бьющий из под огромной скалы. Вода холодная, прозрачная… Отличная! А всё дно усеяно монетами. Будь это обычное озеро — не удержался бы и искупался после такого подъёма, но здесь остерёгся оскорбить присутствующих своим недостойным поведением в святом месте. Тем более что считающуюся чудодейственной воду источника набирают, чтобы забрать с собой. Что больше всего поразило, так это бабули, не только забирающиеся по тропе, но ещё и спускающиеся вниз с десятком литров воды. Дай бог нам в их годы такое здоровье!

От озера тропа уходит ещё выше — грех не пойти дальше, если уж сюда забрались. Кстати, следующий участок пути был даже проще тропы до озера, но не менее живописный! Шли и разглядывали существ, будто застывших в скалах: вот не то волк, не то бегемот на краю обрыва, а вот загадочные письмена на вертикальной скале величиной с небоскрёб. Обнаружили даже огромный, неподъёмный валун, стоящий на маленьких камушках — ни дать ни взять наши северные сейды (священные объекты североевропейских народов). А за всем этим, задумчиво подперев рукой голову, смотрит каменный страж. Может, это и есть те самые «хозяева» — горные духи, по поверьям, заведующие лавинами, селями и прочими стихиями? Говорят, на Шалбуздаге духам гор поклонялись задолго до распространения ислама.

 

 

Паломничество на Шалбуздаг
популярно и у приезжих, и у местных

 

 

Ни один завоеватель не проходил мимо Дагестана,
поэтому мемориалов тут достаточно

 

Ещё немного поскакав по перевальчикам и прижимам, тропа привела к конечной точке — небольшому плато со странными волнообразными камнями (опять морское прошлое?). На вершине множество камней, повязанных ленточками, а кругом — простор и красота! Фотографии не способны передать и малой толики этой потрясающей картины! Это, конечно, не вершина горы, но выше без специальной подготовки всё равно не забраться. Тут уже лежит снег, и похоже он не растает до зимы. Здесь же мы обнаружили и явно религиозные объекты — нечто похожее на захоронение с каменным забором и множеством лент. А рядом сложенный из камней домик, тоже увитый ленточками. Солнце пригревает, ветер насвистывает свою мелодию — прилёг на разогретых камешках и даже прикорнул. Уже позже мы узнали, что здесь есть так называемое Мерило грехов, или Грехометр — узкий проход между двумя скалами. Говорят, даже самый тощий грешник обречён в нём застрять, в то время как даже тучный праведник свободно проходит. Может, оно и к лучшему, что я не знал об этом…

Дорога вниз прошла ожидаемо быстрее. Но местами спуск по осыпям оказывался труднее подъёма. И как здесь бабушки с водой ходят? Интересно, что на большей части пути слышна мусульманская мелодичная молитва из мечети. Настолько приятная и ненавязчивая, что, кажется, помогает идти. На Шалбуздаге есть древний обычай — во время восхождения делиться всем, что взял с собой. Многие для этого несут мешочки с подарками.

Вниз спустились к вечеру, утомлённые, но довольные. Паломники по большей части уже разъехались, вновь стало спокойно и тихо. Поразмыслив, не выезжаем в ночь, а остаёмся до утра. Хозяева, узнав, кто мы и откуда, даже взяли у нас интервью. Говорят, в последнее время сюда всё чаще заглядывают из других регионов страны и даже из-за рубежа. Ночью вновь прибыли паломники — новые и с новыми силами. На этот раз отрывалась женская половина. За тоненькой перегородкой громко солировала какая-то бабуля, а ей вторили несколько десятков голосов. Пришлось поглубже зарыться в одеяло и вновь «тянуть» до утра.

 

 

Посёлок на краю обрыва.
Тут и правда поверишь в то, что у земли есть край

 

АВИАСТРОИТЕЛЬ

Утром меня уверяли, что ночью всё было тихо, без песен и плясок. Что это были за завывания, так и осталось загадкой. В любом случае с рассветом, даже не позавтракав, устремляемся на спуск. А паломники всё идут и идут. По дороге натужно урча ползут машины — нескончаемый поток на Шалбуздаг!

Пройдя большую часть спуска, у дороги обнаруживаем небольшую пасеку и веранду. Отличное место для завтрака, тем более рядом бьёт чистый родник. Но выясняется, что так считаем не только мы — поблизости устроили привал туристы из Воронежа. Идут пешком на Шалбуздаг. Ох, и долгая же их ожидает дорога — на машине устаёшь, а тут пешком. Чуть позже приезжает и хозяин пасеки — отличный мужик. Много разговариваем о регионе, о нравах, и, как всегда, он перекраивает наши дальнейшие планы. Во-первых, оказывается, в соседнем селении с чудным названием Ахты есть энтузиаст, собственноручно собравший вертолёт. Найти, говорят, несложно — его все знают! А во-вторых, речь у нас зашла о соседнем ущелье и ауле в его верховьях — Куруш. С Куруша, оказывается, тоже ходят на Шалбуздаг, и вроде бы тропа там даже короче. Куруш — знаменитое место, самое высокогорное селение Европы и самое южное во всей России! Как не заехать?!

Спустились в Мискинджу и хорошей асфальтированной дорогой шустро дошли до Ахты. Основной вариант перевода названия Ахты — «родной аул». Как нам и обещали, мы быстро нашли брата местного авиастроителя. Казалось бы, с чем у нас ассоциируется Дагестан и особенно его отдалённые горные районы? С чем угодно, только не с мастерами, строящими летательные аппараты. И они их не просто строят, а ещё и патенты на отдельные узлы получают. Пообщались интересно, жаль только что сама винтокрылая машина в это время была в Каспийске. Уж коли было суждено нам побывать в Ахты, то нельзя было проехать мимо места, которое знаменито с давних пор. Недалеко в ауле Курукал есть горячие серные источники — бани, как их здесь называют. Обустроены и облагорожены они ещё со времён присоединения к Российской империи. Причём местные советуют ехать в район Хамам, там на берегу реки Ахтычай выше остальных находятся самые горячие и самые целебные из них. Другие источники — Жини — расположены ниже и более прохладные. Что ж, если пробовать, так по полной программе! И несмотря на полуденную жару отправляемся на горячий Хамам. Здесь несколько источников, над которыми возведены небольшие здания: «солдатские», «мужские», «женские» и «офицерские». Мы заняли самые звучные — «офицерские». К сожалению, возникло ощущение, что с царских времён ремонт в них не производился, а вода оказалась настолько горячей, что в неразбавленной ванне, казалось, можно было свариться! Потом мы ещё долго отходили в тени деревьев на территории курорта. Кстати, выскочив из бани в шортах, я был подвергнут общественному порицанию и отправлен обратно, приводить себя в порядок.

 

 

От Астрахани до Махачкалы ведёт шоссе,
поражающее видами на горные долины

 

Интересно, что с Ахты теоретически можно проехать дальше, вглубь Дагестана: через Рутульский район в Чародинский. Но в реальности проезжая дорога существует лишь чуть дальше Рутула, и на тот момент я не нашёл ни одного свидетельства, что на неподготовленной машине можно пройти в Чародинский район с этой стороны. В Ахты узнали, что после недавней автокатастрофы дорога на Рутул активно расширяется (даже видео показали, как скалы взрывают). Но что там за Рутулом — непонятно. Хотя, честно говоря, мы особо и не рвались дальше – ведь за нашими спинами осталось манящее селение Куруш. Местные много про него рассказывали, мол, находится даже выше Шалбуздагской мечети (напомню, высота — около 3 100 м), что дорога туда чуть ли не автобан и там даже проводятся международные фестивали альпинизма. Дорога действительно неплохая и начинается от расположенного на трассе аула Усухчай. Виды с дороги отличные, а кульминация — впечатляющая скальная стена горы Ерыдаг. По дороге встречаем очередной знак «Пограничная зона», но внимания не обращаем — они тут реально на каждом шагу.

Куруш, конечно, впечатлил — живописнейшее селение в окружении потрясающих гор! На самой верхней его улочке беспристрастный навигатор показал чуть менее 2600 м. А улочки здесь это что-то — на некоторых без понижающей передачи не тронешься! И как здесь живут люди, что их держит? Даже сейчас, в разгар лета, условия очень суровые, а что творится зимой? Газа нет, леса нет, отапливают похоже преимущественно кизяком (сушёный навоз) — из него же здесь все заборы. Понятно, в древние времена, когда ни один завоеватель не проходил мимо территории современного Дагестана, чтобы выжить приходилось буквально вгрызаться в отвесные скалы. Но сейчас… Под впечатлением от Куруша покатили дальше — искать лагерь альпинистов, который, по словам местных жителей, действует постоянно. Но отъехав совсем недалеко, повстречали машину с пограничниками. Кто такие? Пропуска есть? Порекомендовали добровольно сдаваться на заставу. Звучало убедительно, и мы поспешили исполнить рекомендацию. На заставе нас приняли вежливо и сказали, что мы правильно сделали, что приехали. Связались с центром, уточнили нашу ситуацию. Честно говоря, я ожидал получить разрешение на пребывание в погранзоне, а получил протокол и предупреждение. Как я понял, и подъём на Шалбуздаг, и даже пребывание в Ахтынском районе требуют получения разрешения — такого мы больше нигде на нашем пути не встречали. Пока торчали на заставе, стемнело. На ночь встали здесь же, у стен заставы, рядом с палаточным лагерем. Это и был искомый лагерь альпинистов, только не гражданский, а армейский… В лагере жили военные, проходящие подготовку в горах. Утром следующего дня мы общались с инструкторами из Махачкалы, которые то ли в шутку, то ли всерьёз приглашали нас на маршрут, но у нас предписание покинуть погранзону. Спускаясь вниз, мы нашли то самое место, где проводят фестивали альпинизма, но об этом, как и о многих других интересных точках на карте Дагестана, стоит рассказать отдельно, что мы и сделаем в ближайших номерах журнала.  

 

 

Горы и водопады неразлучны.
Каждая речушка образует глубокое и живописное ущелье