• Сегодня: Воскресенье, Февраль 18, 2018

 

События   31 октября 2007    74

Евротриал 2007

Евротриал 2007

В этом году российская сборная приняла участие в Евротриале. Как это было? Вот вам рассказ участника событий. Гора в Сан-Марино одна, и вся независимая карликовая страна на ней умещается. На северном склоне горы – мотокроссовая трасса. Кстати, именно на ней проводился этап Чемпионата мира по мотокроссу.

По приезде нам как дебютантам отвели лучшее место – в тенечке. Приятно – особенно если учитывать, что жара стояла неимоверная.

На следующий день – регистрация, административные и технические проверки. Очередь, но все очень хорошо организовано. Итальянские техконтролеры дотошно всматривались в машины, и три наших экипажа допуска сначала не получили. У «Викинга» Юрия Самодурова оказался неправильно смонтированным выключатель «массы», у аппарата Дмитрия Ситникова нашли трещину в лобовом стекле и заставили стекло удалить, а Сергея Щетинина, заявившегося в стандартный класс на Gelandewagen, заставили изготовить расширители крыльев, которые по правилам в этом классе должны наличествовать. Поскольку штатные расширители Сергей оставил дома, он просто изготовил их из картона и прозрачного скотча. Такой вариант техконтролеров вполне удовлетворил.

ПЕРВАЯ КРОВЬ

На Евротриал нас приехало 12 экипажей на одиннадцати машинах. Двое собирались выступать на одном автомобиле – это Юрий Самодуров и Владимир Казак. Они-то и открыли счет потерь. В первой же секции Самодуров не смог преодолеть коварно выкопанную итальянским экскаватором яму. Поменявшись местами, экипаж продолжил атаку. За главным рулем – уже Казак. Вспомнив, как он это делал в Твери на своем фиолетовом «УАЗе», Володя дает полный газ и, выбрав самую невероятную траекторию, бросается в атаку. Увы, мосты от «лапландера» к столь агрессивной езде оказались непривычными. Большое плечо на скручивание, слабая балка – мост просто лопнул пополам в районе левого поворотного кулака. Вот так сразу два экипажа выбыли из борьбы, не успев в нее вступить. А в это время во второй секции блистал Виталий Гавинский, которому удалось пройти ее без штрафных очков. Посмотрев, насколько легко соперники преодолевают препятствия во второй секции, я занял в нее очередь.

ТРИАЛ ПО-АНГЛИЙСКИ

Все было гладко до тех пор, пока препятствия не начали проходить бравые английские триалисты. Первый же промодифайд, лихо проскочив двое ворот, устремляется к последним, установленным на довольно крутом склоне. Они там стояли подряд: ворота с желтенькими флажками – для модифицированного класса, то есть для меня, – на самом верху. Чуть ниже и под углом – с черными флажками для промодифайда. И еще ниже, но наискосок – красные, для прототипов. Так вот, этот бравый перец, в один прием выставившись для атаки, ка-а-ак прыгнет! Тапка в пол, мощный мотор, зубастые колеса. От рывка машина приседает, передние колеса взмывают в воздух. Свечка! Как вы думаете, что произошло после этого? Нет, пилот дал газу! Аппарат задними колесами забежал на горку и выполнил классическое сальто в воздухе, этакий «бэкфлип». И встал опять на задние колеса! Но удар при этом получился такой, что согнуло рычаги задней подвески, и машина так и осталась стоять свечкой на заднем борту. Минутную тишину взорвал шквал аплодисментов, судьи помогли машине вернуть горизонтальное положение, после чего экипаж секцию покинул. С этого момента третьи ворота брать стало намного сложнее, ибо «акробат» не только посмешил публику, но и подрыл своими задними колесами грунт так, что образовался вертикальный уступ. Третьи ворота стали почти непреодолимыми. После там попрыгали еще двое англичан, и уступ стал еще выше. На горке крутизной около сорока градусов в ее нижней части получилась стенка. Однако делать нечего, ехать все равно надо – стартую! Первые ворота – просто канава по диагонали. Проходим без блокировок. Затем надо запрыгнуть на горочку и развернуться. Не вписываемся – не хватает угла поворота передних колес. А до меня тут Jeep Wrangler итальянский легко вписался, несмотря на большую длину базы. Ничего не поделаешь, приходится сдавать задним ходом, получая 5 очков штрафа. Ну да ладно, обратно через канаву и, подоткнув блокировки, лезем в горку. Доехав до уступа, мой «пырзик» (модифицированный Jeep CJ) начинает скакать на задних колесах. Это пробуксовка. Пробую несколько раз, но безуспешно – слишком высок уступ, слишком сыпуч грунт. Остается одно – взять еще левее и, пустив левые колеса по неразрытому подъему, доехать до ворот, сбив бампером вешку. Что я с успехом и проделал, набрав еще 25 очков штрафа… В следующей секции произошло несчастье с Виталием Гавинским – действующим чемпионом России. На крутом спуске он притормозил, передние колеса заблокировались на скользком грунте, покрытом травой, после чего внезапно зацепились за небольшую канавку. Автомобиль перевернулся. Рука Виталия попала в руль и одновременно ударилась о боковую защитную дугу. Двойной перелом – пилота увезли в больницу. Таким образом, гонка, еще толком не начавшись, лишила нас двух сильнейших экипажей на самых подготовленных в своих классах машинах из нашей команды. Сергей Щетинин на «гелике» тоже опрокинул машину набок, но, слава богу, обошлось без травм и повреждений техники. Веселая трасса Сан-Марино порадовала сходами не только русскую команду. Столько «ушей» на джип-триале я не видел за все соревнования в своей жизни, вместе взятые! Поражало даже не то, что многие опрокидывались, а то, сколько раз машины переворачивались за один прием. Двое десятикратных – это даже в ралли редкость!

ЗАДОМ НАПЕРЕД

Второй день стал настоящим кошмаром для российской команды, привыкшей ездить по строгим правилам. Организаторы приняли гениальное решение – заставить всех участников проходить ворота в обратном порядке и в неправильном направлении. Часть ворот тоже переставили, номера ворот поменяли. Получился дополнительный ребус, который предстояло разгадать. Кроме того, поработавший ночью экскаватор накопал ям, добавив рыхлого грунта и построив несколько дополнительных почти вертикальных стенок. При внимательном рассмотрении оказалось, что все секции стали заметно сложнее. Особенно привлекали внимание прессы восьмая и пятая секции – там для модифицированного класса курсовые ворота стояли так, что почти каждая третья машина летела кувырком. Интересно, что для прототипов курсовые ворота стояли менее радикально. И кузовные машины прыгали на задних колесах, танцевали собачий вальс, крутились в фуэте, вздымая тучи пыли. Столько радости зрителям и прессе!

Подошла и моя очередь прыгать на стену. Взяв первые, относительно простые ворота, направляю машину по единственной траектории вверх. Не хватает длины базы, два метра – это слишком мало для таких упражнений. Передние колеса задираются вверх и влево, приходится отступить. Толпа при этом беснуется, все хотят крови, моей крови. Врешь, русских горками не напугать! Вторая попытка: мягко, но сильно разгоняю машину, двигатель ревет на оборотах максимального крутящего момента. Левая нога чуть придерживает педаль тормоза, препятствуя срыву в бесполезную пробуксовку. Двигаемся. Руль влево-вправо, нащупывая колесами максимальный зацеп. Скорость неуклонно падает. Еще метр, и все. Не хватило начального момента. Мотор бы помощнее, мелькает мысль. В этот момент машина начинает соскальзывать вниз. Колеса крутятся вперед, автомобиль летит назад. Во время приземления, как только задние колеса прочно упрутся в грунт, их вращение перевернет и опрокинет машину назад. Падаем! Толпа издает восхищенный вздох. Но нам не привыкать – все это проходили еще в Пущинских триалах. Подтыкаю заднюю передачу еще в полете. Рухнув на задние колеса, мой джип замирает в свечке. И в этот момент… глохнет мотор. Мгновенно выжимаю сцепление, и вместо так ожидаемых толпой зрителей «ушей» ставлю машину на колеса. Однако секцию пройти не удалось. В другой секции, потратив кучу сил и пройдя все без единого касания, не укладываюсь в контрольное время – не хватает буквально секунды. Причем свисток судьи раздался, когда передние колеса уже пересекли финишный створ. Честно говоря, я сначала даже подумал, что это была шутка. Оказалось – нет. Ровно одна секунда превышения лимита времени. Обидно. Но самой заколдованной для меня была третья секция. Именно в ней у меня и в первый, и во второй день не работала исправная вроде бы передняя блокировка. В итоге казавшийся несложным подъем, покрытый рыхлым грунтом, оказался просто непреодолимым. А в четвертой секции не удалось вырулить в первые ворота. Тривиально не хватало угла поворота передних колес. И передом пробовал, и задом. И по разным траекториям. Чувствую, уже не хватает времени – надо выезжать. Вот так, четыре секции из восьми во второй день пройти нормально не удалось. Остальные члены команды выступали по-разному, но в целом примерно в том же духе. Кто-то не вписывался в радиус и сбивал вешки «чужого» класса, получая максимальный штраф, кто-то путался в правилах, проезжая по привычке ворота в правильном направлении. Удачно выступить удалось экипажу Антона Филимонова – Алексея Луцкого, вошедшему в двадцатку, и экипажу Дмитрия и Сергея Лысаковых, занявшему 22-е место в своем классе. Очки в команду по правилам Евротриала приносят лучшие 27 экипажей в каждом классе. У нас в очковую зону попали только двое, но и их результата было достаточно для того, чтобы Россия в командном зачете не стала последней.

НАЗАД, В БУДУЩЕЕ!

Оказавшись в непривычных для себя условиях, впервые в чужой стране, в чудовищную жару, российская сборная смогла показать ровно тот результат, на который была готова в таких условиях. Совершенно очевидно, что нам нужно больше тренироваться на разных поверхностях, работать над улучшением не только проходимости, но и маневренности наших машин. В следующем году Евротриал будет проходить на юге Норвегии. Организаторы обещают камни, скалы, лес и… болота!


Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

Отправить другу