• Сегодня: Пятница, Декабрь 15, 2017

 

Путешествие 1 комментарий   21 ноября 2017    743      

Экспедиция УАЗ «Патриот» на север бывшей Османской империи

Весна в этом году выдалась холодной, редкие солнечные дни сменяли частые дожди и снегопады. Френды в Facebook устали считать, какой по счёту день февраля случился в апреле. В общем, очень хотелось солнца и тепла, поэтому просто бежать из Москвы в южном направлении казалось прекрасной идеей…

Не дожидаясь наступления майских праздников, мы всей семьёй погрузились в УАЗ и с утра пораньше встали на трассу М-4 «Дон», которая ведёт прямиком на юг. Наш «Патриот», как в игре «Морской бой», был немного ранен, но ещё не убит — в левой ступице переднего колеса вместо смазки была глина, успокаивающе позвякивала на ухабах верхняя трубка левого заднего амортизатора, и привычно, перегретая выпускным коллектором, соскакивала с форсунки трубка омывателя с водительской стороны. Зато на передних ступицах стояли новые хабы, наличие которых при попутном ветре обещало заметное снижение расхода топлива (возможно, и за счёт ухудшения управляемости на скорости больше 100 км/ч). Мы быстро добрались до Ростова и на уже следующий день пили в Адыгее авторское вино с местным, вероятнее всего тоже авторским, сыром. Употребление сыра и вина дало неожиданные результаты: мы решили доехать до грузинской границы и посмотреть, насколько велика там очередь. На КПП «Верхний Ларс» она оказалась никакой, поэтому ночевали мы уже в Тбилиси. Но и это ещё не всё. Судя по электронным картам, Грузия в районе Батуми граничит с Турцией, а виза в Турцию, как известно, не нужна. Поэтому теперь мы поехали посмотреть, велика ли очередь на пограничном КПП «Сарпи». Очень кстати около Кобулети нашлась заправка с недорогим, по грузинским меркам, пропаном (около 30 руб. за литр), и, наполнив баллоны под завязку, мы отправились смотреть на очередь. Скучающий грузинский пограничник на площадке перед постами пропуска сразу замахал нам руками, показывая, что нужно ехать дальше…. И примерно через сорок минут, купив по дороге страховку на машину (5 000 руб.), мы были в Турции (турецких лир у нас не было, поэтому страховку на турецкой стороне купили за рубли. Менять лиры заранее с грузинской стороны было не выгодно, т. к. курс ниже примерно на треть).

 

Историческое название местности на востоке Малой Азии на территории современной Турции, известное со времён античности и до наших дней. Знаменита чрезвычайно интересным ландшафтом вулканического происхождения, подземными городами, созданными в 1 тыс. до н. э. и обширными пещерными монастырями, ведущими свою историю со времён ранних христиан. Национальный парк Гёреме и пещерные поселения Каппадокии входят в список Всемирного наследия ЮНЕСКО

 

ТУРЦИЯ

В современных границах эта страна образовалось в результате Первой мировой войны, а основателем и первым президентом современного турецкого государства считается Мустафа Кемаль Ататюрк. Возглавив национальное движение после поражения Османской империи в мировой войне, он добился успеха, став президентом и проведя множество реформ, в том числе заменил прежний алфавит латинским и ввёл фамилии для всех жителей. В каждом здешнем доме до сих пор весит его портрет. Надо сказать, на территории современной Турции было множество цивилизаций. Исчезнувшие хетты, империя которых граничила с Египтом, постоянно пугая фараонов; Восточная римская империя (Византия) со столицей в городе Константинополе (бывший греческий Византий), просуществовавшая почти тысячу лет и разрушенная крестоносцами во время четвёртого крестового похода (1204 год). А через 250 лет после этого мелкие царства, на которые была расчленена Византия крестоносцами, были захвачены турками-османами. Константинополь был взят в 1453 году и переименован в Стамбул. Город стал столицей Османской империи, которая фактически просуществовала до окончания Первой мировой войны. Причём, в отличие от того же Египта, важнейшие артефакты культурного наследия которого находятся в европейских музеях, всё, что осталось от обеих империй хранится на территории страны. Правда, учитывая, что Турция имеет сильную экономику и живёт не только туризмом, многие исторические и природные объекты надо искать и посещать самостоятельно.

 

 

Смена цветов вулканического туфа на восточных склонах
Розовой долины собирает туристов на закате

 

Когда проходишь первую границу, всегда немного нервничаешь — мало ли что забыл выложить из машины. На вторую смотришь как на пустую формальность и потерю времени… После нашего перехода выяснилось, что тут совсем не понимают по-русски, а по-английски говорят примерно как у нас во Владикавказе. От границы с Грузией вдоль турецкого берега Чёрного моря идёт автобан в две полосы в каждую сторону с отбойником посередине. Ни мелких выбоин, ни колейности нет. Ограничение — 110 км/ч. По дороге до Трабзона мы насчитали больше десятка туннелей. Вообще, дела с дорогами в Турции обстоят очень хорошо — даже наш УАЗ перестал скрипеть и расход приблизился к заявленному производителем. На следующий день мы от нечего делать специально считали все ямки и выбоины на дороге. Получилось, что почти на 700 км пути мы обнаружили всего четыре мелких выбоины и один ремонт, а визуально дорога напоминала автобан из рекламы немецких премиальных брендов.

На заправке нам пришлось сделать небольшую остановку, чтобы выгулять детей, «поменять памперсы» и составить дальнейшие планы. Кстати, мы были серьёзно озадачены стоимостью топлива: дизель — 73 руб., бензин — 83, Газ (LPG) — 42 (переходник на газовых заправках такой же, как и у нас). Поэтому, ясное дело, ездили только на газу и немного на бензине, залитом ещё в Москве.

В общем, мы решили ночевать в Трабзоне, потому что город портовый и с гостиницами проблем быть не должно.

 

 

Внутри этих каменных «грибов» квартиры в несколько этажей.
Некоторые до сих пор обитаемы

 

Трабзон — старое название Трапезунд. Был основан на территории Колхиды выходцами из Синопа в 756 году до н. э. Успел побывать столицей греческого государства Великих Комнинов, известного как Трапезундская империя. Много памятников архитектуры всех эпох, сохранились древние крепостные стены, некоторые из которых до сих пор используются по прямому назначению. Город расположен на склоне горы, поэтому большинство развязок многоуровневые и в них легко запутаться.

Все отели ближе к морю больше похожи на наши общаги с ценами за койко-место. Заведения, в которых можно поселиться с детьми, находятся на уровне старого города и выше. Цены за ночлег везде примерно одинаковые. Вся еда и банкоматы сосредоточены в старом городе, парковка, как в Москве, или запрещена, или платная, поэтому пришлось отправить машину на второй круг, а самому идти снимать наличные в банкомате на улице.

Получив деньги, поехали искать еду и ночлег. Памятуя, что на Востоке не принято суетиться, мы несмотря на позднее время решили сначала поужинать, а уж потом заниматься жильём. Первый турецкий ужин прошёл без проблем, тем более что из путешествий по оазисам Египта я привёз пару полезных слов: «кофта» или «кюфта» (это не винтажный аксессуар, время от времени входящий в моду, а вкусная еда) и «кебаб». Здесь они тоже прекрасно сработали. Ребёнку заказали салат. Кстати, салат по-турецки звучит так же, как и по-русски. Основное затруднение в том, что в местах, где можно нормально поесть, описание блюд в меню на турецком, поэтому хорошо, когда меню с картинками и в них можно просто потыкать пальцем. Это воспринимается абсолютно нормально — местные понимают проблему языкового барьера и помогают её решить к обоюдной выгоде. Например, в Кайсери, чтобы уточнить заказ, мне предложили указывать пальцем на картинки на стенах и окнах заведения.

 

 

Мы планировали пробег по стране больше 2 000 км.
Учитывая цены на топливо, даже при разрешённых 110 км/ч мы старались
не разгоняться быстрее 95 км/ч. В итоге средний расход составил 13,5 л газа на 100 км

 

В сотне метров от кафе, в котором мы ужинали, находился отель, уже не слишком напоминавший ночлежку, хотя и цену там объявили 2 700 рублей за ночь. Но детям пора было спать, другой ночлег искать уже поздно, да и лень, поэтому, оставив их резвиться в лобби, я стал неспешно торговаться. В итоге после получаса «самой последней цены» и ещё нескольких раз «самой-самой последней цены» удалось переночевать в отличном номере за 1 900 рублей. Для уточнения условий проживания моего английского уже не хватало, и человек на ресепшене сказал, что у него есть русская гёрлфренд, он позвонит ей и она всё переведёт. Через минуту я услышал в трубке мужской баритон с нотками баса…

 

 

Многоэтажный каменный «домик» природного происхождения.
Наверное это самые древние небоскрёбы

 

Утром мы отправились вглубь страны — в сторону Каппадокии. И тут нас ожидало ещё одно открытие — в Турции есть горы. По дороге, поднимаясь от моря, мы взяли два перевала, каждый из которых превышал 2 000 метров. Наверху местами ещё лежал снег, хотя дорога по-прежнему напоминала немецкий автобан, только туннелей стало меньше, чем вдоль побережья. Быстрые смены климатических зон в горах и замечательные виды делали путь нескучным. По дороге несколько раз попадались группы туристов с рюкзаками, как у нас на Кавказе. Позже я специально узнавал — в Турции нет закона, запрещающего палаточные лагеря.

 

 

Внутри этой скалы пещерный монастырь. Часть скалы откололась
после землетрясения и некоторые помещения впервые увидели солнечный свет

 

Наш пробег по стране должен был превысить 2 000 км, но, держа в уме цены на топливо, даже при разрешённых 110 км/ч мы старались ограничивать скорость 95 км/ч. В итоге средний расход составил 13,5 л газа на 100 км пути. Кстати, решение не гонять оказалось правильным — штрафы за превышение в Турции, мягко говоря, стимулируют соблюдать ПДД. Превышение измеряется в процентах от разрешённой скорости на конкретном участке. До 10 % — не тарифицируются, от 10 до 30 % — штраф около 3 000 рублей, свыше 30 % — около 6 000. Если заплатить штраф на месте или в течение первых 15 дней — скидка 25 %. На пикапы действуют те же ограничения скорости, что и на грузовики. Полиция перекрывает дорогу и проверяет всех подряд. Камеру контроля скорости ставят обычно метров за 500. Самое неприятное, на что можно попасть, — это использование антирадара. Штраф за ввоз — 60 000–100 000 рублей, штраф за применение — 35 000–55 000 рублей. Так что радар-детектор лучше оставить дома.

За всё время поездки по Турции пообщаться с полицией толком не получалось — увидев иностранные номера, махали рукой, мол, проезжай. Остановили всего один раз и попросили документы. Пока я вынимал их из куртки, попутно пытаясь понять, чего от нас хотят, полицейский обошёл машину, посмотрел на номер и спросил:
— Руси?
— Да, — ответил я.

После этого он отворачиваясь отмахнулся от протянутых документов и знаками показал, что можно ехать дальше.

 

 

Бетонные многоэтажки Каппадокии уступают каменным
в привлекательности, хотя несравнимо моложе

 

 

Каппадокия — историческое название местности на территории современной Турции (часть земель районов Невшехир, Кайсери, Аксарай и Нигде), известное со времён античности. Примечательно оно чрезвычайно интересным ландшафтом вулканического происхождения, подземными городами, созданными примерно за тысячу лет до н. э., и обширными пещерными монастырями, ведущими свою историю со времён ранних христиан. Туристический центр Каппадокии — посёлок Гёреме, в котором отлично развита туристическая инфраструктура, многие знают английский, да и найти русскоговорящего тоже проблем не составляет. Многие отели в Гёреме устроены в бывших пещерных домах. Про себя мы называли их ППТ — посёлок пещерного типа. Цены на все услуги и товары в туристических местах значительно выше.

Приехав в Гёреме, я первым делом заглянул в центр информирования туристов, потому что кемпинга, на который мы рассчитывали, на схеме не было. Терпеливо выслушав все предложения экскурсий и размещения в местных отелях с ценами в евро, я объяснил, что с нами меленький ребёнок в возрасте разрушителя и возить его на экскурсии в автобусе будет проблемой не только для нас, но и для окружающих. После этого сотрудник центра молча протянул мне адрес ближайшего кемпинга.

 

 

Надо сказать, сам кемпинг немного перевернул мои представления о том, что обозначает это понятие. Это был кемпинг-аквапарк! Цена проживания — 5 евро в день со взрослого. В эту цену входит: стоянка машины на огороженной территории, душ, туалет, стиральная машина, кухня с плитами, wi-fi и розетки 220 В в лобби с кондиционером. Место для палаток — на газоне. В центре кемпинга был бассейн с водными горками. В общем, условия проживания как на даче, только территория, где дети могут побегать, значительно больше.

Буквально в нескольких десятках метров от ворот кемпинга начинались жилища одного из кварталов гигантского пещерного города. Ближайшие из них были заняты под хозяйственную деятельность, но, пройдя по тропе до следующей скалы, можно было полазить по заброшенным пещерным таунхаусам или забраться наверх, чтобы сделать фотографии окрестностей. В нескольких сотнях метров от нас были видны руины пещерного монастыря в отдельно стоящей скале размером с пятиэтажный дом. Вообще, долина выглядела как осколок другой планеты, случайно попавший на Землю. Утром в палатке меня разбудил необычно громкий звук газовой горелки. Судя по солнцу, которое ещё не вышло из-за края долины, для завтрака было рановато, но шум продолжался, то прекращаясь, то возникая с новой силой. Вспоминая разные турецкие слова, я вылез из палатки, поёживаясь от утренней прохлады. Вокруг всё было так же, как вечером: зеленела трава, тихо стояли кусты, за которыми торчала горка аквапарка, на дороге рядом с палатками спал наш УАЗ с запотевшими стёклами, за забором всё также торчали инопланетные скалы из вулканического туфа с дырками окон и дверей пещерных квартир… Снова послышался рёв газовой горелки, но почему-то сверху. Я поднял голову и увидел в нескольких метрах от кроны ближайшего дерева огромный воздушный шар. Дальше ещё один, и ещё один, и ещё… В небе долины Гёреме, насколько хватало глаз, парили десятки огромных воздушных шаров, пролетая прямо над кемпингом.

 

 

В Турции много черепах. Здесь даже водится занесённый в
Красную книгу редкий водоплавающий вид Caretta caretta

 

Лучшие снимки долины получаются на восходе и закате, когда солнце светит не вертикально, а снижается к горизонту, но самые лучшие — с воздушного шара на восходе. Весь день меня не покидала идея полетать, но пассажиры нашего УАЗа сказали, что сначала нужно вернуть их домой, а уж потом летать.

Днём мы колесили по долинам в окрестностях Гёреме. Большинство пещерных поселений выдолблено в обрывах и отдельно стоящих скалах. Скалы с квартирами внутри часто похожи на нераскрывшиеся зонтичные грибы, а местами на гигантские лингамы. Особенно хорошо это заметно в долине, названной местными Долиной любви. Скалы характерной формы достигают здесь 15–20 метров в высоту. Все интересные места в районе Гёреме сосредоточены на относительно небольшом расстоянии друг от друга, за день мы побывали везде, куда только можно было забраться с маленьким ребёнком. Безусловно, нам очень пригодились возможности УАЗа. Большинство подъездов к достопримечательностям и точкам обзора в долинах закрыты запрещающими знаками и надписями на турецком. Конечно, можно было сделать вид, что турецкого мы не знаем, и это была бы правда, но конфликтовать с местным населением не хотелось, тем более OpenStreetMaps предлагал альтернативные дорожки. В итоге, несколько раз включая понижайку на особенно крутых склонах, мы проползали окружными путями туда, куда планировали.

Настала пора отправляться домой, и, чтобы купить чего-нибудь в дорогу, мы зашли в магазин в Невшехире. Он очень напоминал нашу «Пятёрочку», но с полным отсутствием мясных консервов. Поэтому вместо говядины мы купили тунца, который вполне заменил мясо. Кроме того, мы набрали разной местной еды, состав которой можно было понять по рисункам на банках. Всё пошло хорошо, кроме пудинга, который вкусно сварить так и не удалось. Цены в магазине ниже, чем у нас, но ненамного. Выехали не спеша около 12 дня, а уже в час ночи были в гостинице на берегу около Батуми. В большие города по дороге не заезжали, а еду готовили на горелке в местах отдыха на трассе.

Съезжать с трассы и искать еду в городе — это минимум два часа. Движение в городах плотное, а если есть старая часть, то по узким улочкам можно кататься очень долго. Парковка в центре платная. Оплачивать можно прямо на месте парковщику. Ещё одна особенность вне туристической Турции — это невозможность бронирования ночлега через Booking и подобные ресурсы. Согласно Постановлению Верховного суда Турции, эти сервисы нарушают законы конкуренции, поэтому забронировать номер не получится.

Но в каждом городе, где мы искали ночлег, всегда находились гостиницы на любой вкус и кошелёк, особенно если в городе есть историческая часть, как в тех же Трабзоне или Кайсери. При поиске гостиницы нужно учитывать платную парковку, потому что еда и недорогие гостиницы, как правило, расположены в центре города, а значит, в зоне платной парковки. Например, у нас алгоритм поиска ночлега был такой. Прежде всего заехать в центр и найти на картах улицы с гостиницами и едой. Таких улиц, как правило, 1–2 на весь город. А затем выбрать на такой улице самый удалённый от центра отель. Во всех гостиницах и кафешках есть wi-fi, что позволяет прямо за завтраком скачивать карты и строить маршруты, не переплачивая нашим алчным операторам за мобильный интернет в роуминге.

Проведя пару дней в совершенно пустом отеле Батуми, мы поехали в Кахетию, чтобы отведать плодов этой щедрой земли. Вообще, путешествие по Алазанской долине мне напомнило путешествие по полкам винного магазина моей юности. Название населённых пунктов Вазисубани, Ахашени, Цинандали будили внутри что-то давно забытое. По московской привычке покупать всё до 23:00, мы остановились около магазина в Мукузани, чтобы купить булку хлеба. Купив хлеба, я спросил, где здесь можно купить вина, потому что вина в продаже не было. Пожилая продавщица стала что-то громко кричать по-грузински сначала в заднюю дверь магазина, а потом в ту, через которую я вошёл. Что она кричала, я не понимал, поэтому на всякий случай стал искать пути отхода. Через пару минут появился немолодой кахетинец и жестами стал показывать разные размеры, после чего продавщица спросила, сколько мне нужно вина. Я ответил: «На вечер». Кахетинец вышел, буквально через мгновение вернулся с двухлитровой пластиковой баклажкой и протянул её мне. Я было полез за деньгами, но продавщица сказала, что это подарок. Кахетинец улыбнулся. Поблагодарив их, я вышел из магазина, и мы поехали в Телави искать ночлег.

На следующий день, распробовав вино, которое разительно отличалось от того, что можно было купить в бутылках, мы решили проехать по другому краю Алазанской долины и по дороге купить вина с собой. Я понимал, что долго такое вино не хранится, потому что не содержит консервантов, но ведь купить его можно только здесь. Бутылочное можно найти и в Москве.

 

 

Паперть подземной церкви с красивым видом на долину

 

Осмотрев монастырь Алаверди, мы двинулись вдоль долины. День был жарким, ярко светило солнце. По пути попадались посёлки и указатели на какой-то винный путь, но только при виде надписи «Напареули» в голове всплыло что-то давно забытое. Тогда, остановившись около магазина, который продавал бензопилы, я стал узнавать у продавца, где можно купить вина. Через десять минут мы уже стояли где-то в переулках посёлка у железных ворот. К нам вышел пожилой совершенно седой кахетинец и о чём-то заговорил с моим провожатым. Потом он попросил показать ёмкость для вина, отвинтил крышку, понюхал, одобрительно кивнул и сделал знак идти за ним. В глубине участка за большим домом находился бетонный сарай, вдоль стен которого стояли синие пластиковые бочки с белыми крышками. Некоторые из них были в человеческий рост, некоторые чуть пониже. Посмотрев на мою тару, на бочки и на меня, пожилой кахетинец не без усилия открыл самую маленькую и аккуратно снял то, что плавало сверху. Затем достал советский гранёный стакан, протёр его пальцем, зачерпнул вино и протянул стакан мне. Мой провожатый быстро заговорил на местном диалекте и стал показывать руками руль. Я посмотрел на старого кахетинца. В его глазах не было ни малейшей хитринки — только твёрдая, спокойная уверенность. Повисла пауза. Он молча держал стакан. Все смотрели на меня… Как хорошо иметь второго водителя, подумал я и взял протянутый стакан. Вино было отличным. Седой кахетинец улыбнулся в усы, достал шланг и стал наполнять флягу. Когда мы вышли из ворот дома, мой второй водитель, раньше бывавший в Грузии и потому всё понимающий без слов, уже сидел за рулём «Патриота» и кормил ребёнка…

Обратный путь до Москвы прошёл без особых сложностей. Заранее выбирая правильное время, мы не стояли на границе и избежали пробки в Ростове-на-Дону. Всю дорогу светило солнце, и только перед самой границей Московской области мы увидели движущуюся на нас свинцовую тучу. Москва встретила пробкой на перекрытом для чьего-то проезда МКАДе, и дождём, ближе к дому превратившемуся в снегопад…