• Сегодня: Пятница, Октябрь 20, 2017

 

Путешествие   12 апреля 2015    391

Суровая красота безлюдного архипелага Вестеролен

Профессиональному сомелье нечего делать в баре турецкого курорта «все включено». Тех оттенков вкуса, которые он способен почувствовать, в этом баре не найдешь.

Заядлому путешественнику нечего делать не только в баре, но и вообще на любом курорте – слишком простые радости ему неинтересны. Голая технология и никакой фантазии: звонок в турфирму, мгновенное катапультирование в пространство «чистого» удовольствия без бытовых проблем – вот суть и прелесть «фабрик загара».

Для путешественника эта машина безделья скучна, да и задачи у него другие  –  не отдых и даже не коллекционирование достопримечательностей, а познание себя, других, Вселенной. Он не бежит от жизни, а живет с помощью путешествий и знает, что главное вовсе не пункт назначения, как уверен массовый отдыхающий, а сама дорога!
 
 
 

 

РАБОТА НАД СОБОЙ
Настоящий путешественник всегда немного философ. Он знает, что за горизонт можно только идти, но нельзя дойти. Смысл именно в дороге. Когда мы возвращались из Якутии по трассе «Амур», на посту ГАИ за семь тысяч километров от Москвы нас спросили, куда мы едем. Ответ «в Москву» их очень озадачил. А в полный транс ввел ответ на вопрос: «Откуда?» Как можно догадаться, мы сказали полную правду: «Из Москвы». Ведь действительно, мы практически ни разу не останавливались в зимней Сибири, если только по крайней нужде…

Преодоление пространств и решение кучи проблем на пути, конечно, никакой не отдых, а  инструмент работы над собой. И слава богу, есть еще на Земле места, куда так просто не катапультируешься. За это мне и нравятся острова с «лица не общим выраженьем». Корсика, Сардиния, Фареры, Аланды, Готланд, Исландия, Лофотены  и вот теперь архипелаг Вестеролен…

 

 

Тупики хотя красивы, но все-таки действительно туповаты – 
для  местных  ресторанов их ловят просто сачком

Торговые связи. Вяленая треска – главный продукт экспорта в Европу,
причем начиная со средних веков

 

Заблуждения. Здесь все и правда думают, что в
Москве медведи ходят по улицам! А у самих олени разгуливают по дорогам


ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ НЕТ

Здесь нет ни пальм, ни отелей, ни «все включено», а количество проблем, встающих на пути, не поддается подсчету. Будьте уверены: дорога на Вестеролен – муторная многодневная езда строго на север под дождем, дорогущая солярка на редких заправках, непредсказуемые ночлег и еда, морская болезнь на паромах в Северном море, жуткие ветра и холод в кемпингах (с отелями там напряженка) и иногда даже отсутствие, страшно подумать, интернета!

Можете сами убедиться на просторах Сети – на островах Вестеролен практически нет достопримечательностей. Если вы, конечно, не заядлый любитель ходить пешком, для которого достопримечательность – нехоженая тропа. Раздолье здесь и для рыбаков: самую разнообразную рыбу ловят и в реках, и в прибрежных морских водах. Вообще больше 60 процентов местного населения заняты именно ловлей, выращиванием и переработкой рыбы. Кто-то увлечен разведением овец, остальные, похоже, трудятся на огромной базе НАТО в Андерасе. Андерас – это почти столица, правда, совершенно одноэтажная и сонная. По нашим меркам что-то вроде сельского поселения.

 

С запасом. Заполярные туры очень популярны у европейцев.
Машины они готовят основательно, и даже слишком

 

Именно сюда приходит паром с материка. Можно, конечно, добраться и по мосту, но даже если есть мосты или туннели, соединяющие острова с материком (подобно недавно построенному подводному пути на самую северную оконечность Европы – мыс Норд Кап), обязательно надо пройти этот путь по морю, как делали раньше. Иначе не прочувствовать романтики острова, ощущения, появляющегося именно от преодоления водной преграды, отделяющей материк с его основательностью, но вместе с тем и обыденной тривиальностью от острова. Остров – маркер и  символ исключительности, необычности (а это и есть классическая романтика), инструмент и одновременно лазейка выхода из тягучей череды материковых будней.


О КИТАХ И ТУПИКАХ

А что же все-таки есть, спросите вы. Есть киты. Вернее, фотосафари («сафари» в переводе с арабского – «приключение»): в Андерасе в районе причала парома есть несколько домиков с одной-двумя комнатками – офисами компаний, которые как раз и являются организаторами сафари на маленьких суденышках. Впрочем, такие развлечения предлагают повсеместно в высоких широтах. Если китов вы не увидели – возвращают деньги или катают еще раз бесплатно. Впрочем, как правило, киты есть: капитан с помощью сонара слышит их «переговоры» и направляет судно именно туда, где они собираются плескаться. В общем, раздолье любителям снимать хвосты этих зверей – обычно кроме них больше ничего не увидишь. Форма хвоста у каждого кита – как отпечаток пальцев у человека или полосы на теле зебры: совершенно уникальна, двух одинаковых нет. Потом, сфотографировав очередной хвост где-нибудь у берегов Антарктиды, можно понять, что вы с этим китом уже знакомы! Вот это будет встреча!

 

Небольшая разница.
Погода на островах летом и зимой отличается всего градусов на 10–15.
Но летом здесь все-таки живописнее

 

И, наоборот, во время сафари за тупиками и прочими пернатыми, несметные стаи которых можно наблюдать на некоторых скалах островов Вестеролен, возникает впечатление, что где-то «за горой» какой-то огромный и жутко производительный 3D-принтер штампует этих самых тупиков в несчетном количестве. Прямо бройлеры какие-то, только летающие и симпатичные!

Кстати, про еду! Тупиков в Северной Европе едят повсеместно. К слову, ловец этих птиц – опасная профессия: приходится лазать по отвесным скалам со специальным сачком. Сачок большой, птиц много, а при взлете они чрезвычайно неуклюжи и становятся легкой добычей и сырьем для местных ресторанов. Вообще в ресторанах и кафе, которых на весь архипелаг меньше десятка, блюда чрезвычайно просты. Естественно, преобладает всевозможная рыба, но есть и баранина, и оленина. Подают и совершенно экзотические варианты – на одной тарелке баранина с отварной картошкой и, например, треской под соусом из морошки. Сытно и необычно! Но если не ставить задачу целенаправленно попасть в местный общепит, вероятность наткнуться на ресторан точно такая же, как на Луне.

На острове Хиннёя можно посмотреть на семейную ферму саамов-оленеводов и  приобрести соответствующие сувениры – правда, очень дорогие. В других местах скандинавского, да и нашего Заполярья саамов значительно больше, но цены на разные поделки ничуть не ниже…

Ну и зимой северное сияние – все-таки острова лежат на двести с лишним километров севернее Полярного круга и здесь два месяца длится полярная ночь!

 

  

Массовое хобби.
«Комбайны» для сбора полярных ягод по меньшей мере трех разных
видов продаются в любом супермаркете

 

 

НЮАНСЫ ДЛЯ ПОНИМАЮЩИХ
Любители пеших походов отмечают удивительную способность островов Вестеролен предоставлять пространство для одиночества – людей здесь совсем мало даже в высокий сезон! Причем пространство чрезвычайно живописное и в общем-то, если хорошо одеться, вполне комфортное и зимой, и летом. Десятки пешеходных маршрутов проложены по не очень высоким горам, этим, собственно, и отличается архипелаг от соседних Лофотенов (см. 4×4 Club № 10’2011), где раздолье как раз не любителям пешего туризма, а скалолазам-экстремалам – там изобилие высоченных и совершенно вертикальных скал.

Автотуристы, особенно на внедорожниках, оценят местные кемпинги: две-три машины на огромном, пустынном, совершенно не тронутом никакой цивилизацией и, естественно, чистейшем  берегу океана никоим образом не беспокоят друг друга, в отличие, например, от аналогичной стоянки во французском средиземноморском курортном городке Cap d`Agde, где на маленьком пятачке умудряются разместиться 400 кемперов. Тут уж не до медитации…

Полярная ночь и северное сияние трогают душу, но солнечный свет всю ночь напролет тоже впечатляет. Во время полярного дня теряется ощущение еще одной базовой опоры повседневности – чередования дня и ночи, что тоже сильно способствует проникновению в суть вещей: любоваться океаном и заглядывать за горизонт можно без перерыва.

 

 

Символ Норвегии.
Скандинавы давно коммерциализировали свою нечистую силу.
Здоровенный бетонный тролль у входа в парк развлечений

Акулы бизнеса. Ларек с сувенирами прямо посреди тундры у дороги

 

 

Дизайн. Старая техника любовно вписывается в ландшафт

Страж. Двухметровый чугунный рыбак во дворе
Музея судовых двигателей

 

Чудо-рыбины.  Чучела выдающихся экземпляров можно
встретить и в музеях, и просто в жилых домах островитян

 

Кстати, в отличие от Лофотенских и Фарерских островов, которые значительно южнее, на Вестеролене условия для пейзажной съемки летом самые благоприятные: почти круглые сутки солнце, небольшая облачность и легкий ветерок, дождей и насекомых практически нет – поэтому, собственно, место так подходит еще и для вяления трески.

Когда, вернувшись из Заполярья, рассказываешь в теплой компании о приключениях, показывая фотки и видео, многие признаются, что искренне завидуют. Тем не менее совсем немногие из завидующих после этого соберутся посетить Вестеролен. Почему? Вопрос скорее для «Философского журнала»…

 

 

ПУТЕШЕСТВЕННИКУ НА ЗАМЕТКУ
В Скандинавии достаточно много автоматических заправок. Обязательно имейте с собой несколько банковских карт. По неизвестным причинам колонкам (да и некоторым банкоматам) часто не нравится одна из них, а другая, из соседнего московского банка и той же платежной системы, работает без проблем…

В Северной Европе, особенно на заполярных островах, несмотря на Гольфстрим, бывает довольно холодно летом. Хороший пуховик еще ни разу не был лишним.

На заполярных грейдерах главная опасность не ямы, как у нас, а олени, небольшие стада которых неожиданно выбегают на дорогу.

На китовое сафари людям, имеющим проблемы с вестибулярным аппаратом, отправляться не советую: 4–5 часов на маленьком судне в Северном море за 110 евро перевесят удовольствие от зрелища двух-трех хвостов над волнами.

В горных районах, пусть даже и в Европе, пара запасных канистр с топливом никогда не помешает.