• Сегодня: Воскресенье, Октябрь 21, 2018

 

 
Машины 10 комментариев   28 мая 2018         

Радикальный метод улучшения УАЗа «Патриот» путём замены силового агрегата и ходовой

Вспомните, на что мы обычно жалуемся, садясь за руль УАЗовского «Патриота»? На нехватку мощности неподходящего машине мотора и вялую динамику, на слабые тормоза, на рыскание при езде по асфальту, на шум и вибрацию в салоне. Можно, конечно, последовательно бороться со всеми этими недостатками, форсируя двигатель, покрывая салон шумоизоляцией, тасуя тормозные колодки и наклоняя шкворни моста, но можно поступить и по-другому, так сказать, радикально, по-мужски. Взять да и махнуть мотор с коробкой и раздаткой целиком, а в придачу ещё и мосты довести до ума, поставив на них ступицы вместе с тормозами от того же донора, что и мотор. Останется только перетянуть салон, добавив под новенькую кожаную обивку «шумки», и вот он — внедорожник мечты! Быстрый, тихий, устойчивый на шоссе и со скромной внешностью сельского вездехода. Думаете, утопия? Вовсе нет!

Именно такую машину построила компания «Галагрин», хотя процесс создания «Тойото-УАЗа» был небыстрым, тем более что пришлось не просто скрещивать японские агрегаты с российской основой, но и переделывать халтурно начатый кем-то проект. В результате был наработан ценный опыт и подобран проверенный «пакет стандартных решений», многие из которых можно использовать и в дальнейшем. Впрочем, обо всём по порядку.

Как это часто бывает, в «Галагрин» приехал человек, купивший уже переделанную машину. В обычный УАЗ «Патриот» довольно кустарно был установлен силовой агрегат с мотором 2UZ FE, четырёхступенчатым автоматом и полным приводом full-time от Toyota Land Cruiser 100 (до 2003 года выпуска). Двигатель незаурядный, не просто проверенный временем и километрами, но и, можно сказать, самый-самый! В линейке моторов UZ модель с цифрой 2 в начале — наиболее мощная, предназначенная для топовых моделей Toyota/Lexus V-образная «восьмёрка». От остальных она отличается максимальным рабочим объёмом в 4.7 л, чугунным блоком и специфическими характеристиками, лучше других приспособленными к внедорожным приключениям. Единственный минус — большой по сравнению с 1UZ и 3UZ вес.

 

 

Длинноходная подвеска позволяет брать препятствия
высотой с 30-дюймовое колесо

 

Так вот, мотор-то с коробкой в УАЗ вставили, но толком не подключили. И селектор передач, и прочая атрибутика типа управления раздаткой и спидометра работали кое-как, а часто вообще никак. Заказчик планировал в итоге получить автомобиль, приспособленный для довольно быстрой езды по хорошим дорогам с возможностью съезжать с них там, где это не сопряжено с трофическими трудностями. То есть примерно с такими же свойствами, как и глобальный донор Toyota LC100. Вот с этой вводной и началась долгая имплантация чужого сердца, рук и ног. А вылилась она в полноценный проект, вышедший за рамки простой пересадки.

Первым делом отремонтированный двигатель нормально установили на родные уазовские подушки и опоры, поменяв радиатор охлаждения на тойотовский. Правда, чтобы окончательно убрать риск перегрева, пришлось дополнить его двумя электровентиляторами с последовательно-параллельным включением. А как только температура стабилизировалась, перешли к кондиционеру, благо и на машине донора, и на отечественном вездеходе он изначально был. Удалось объединить японский компрессор с остальным оборудованием, и с климатом в машине всё нормализовалось. Небольшая деталь — ручной тормоз УАЗа расположен на заднем выходе раздаточной коробки, в то время как у Toyota он внутри задних колёс. Пришлось создавать самодельный механизм, прикрепив его на раздатку аналогично родному. Тут уже донорским органом стал суппорт Ford Focus, который избавили от гидравлики и снабдили механическим приводом от рычага.

 

Но силовой агрегат 2UZ — штука серьёзная, с крутящим моментом в 422 Нм против вдвое меньшего уазовского и просто порвёт отечественную трансмиссию. В результате кардинально переработали задний мост, усилив чулки и установив кулачковый дифференциал от БТР‑80. Это позволило применить очень прочные полуоси диаметром как у БТР.

 

 

Под капотом всё компактно, но доступно. Электропроводку
мотора пришлось делать заново

 

 

Выпускная система не занимает много места, хотя и гораздо сложнее
оригинальной уазовской

 

Они выполнены из правильной стали и дополнительно цементированы. Ступичные узлы использованы от Toyota LC200, а для их установки изготовили специальные переходники. Спереди поступили похожим образом, применив ступицы от «двухсотки» с мощными, не требующими обслуживания подшипниками, и оставив родные поворотные кулаки на втулках. Здесь оригинальными планшайбами решили сразу две задачи — связали родной передний мост и со ступицами, и с тормозными суппортами. Передний мост тоже усилен — оставлен обычный дифференциал, но применены максимально надёжные «гранаты» от Toyota LC80. Переходником от отечественного редуктора к колёсным шарнирам служат самодельные цементированные полуоси. Карданные валы от Toyota LC100 снабдили переходниками под уазовские фланцы крестовин и отбалансировали.

Разумеется, сразу же исправили врождённую уазовскую склонность вихлять при езде по асфальту, наклонив на 6 градусов поворотные кулаки и ещё на 6 градусов сам мост на продольных тягах. Итоговые 12 градусов кастора сделали машину очень послушной на асфальте. Совмещение тойотовского насоса гидроусилителя руля с отечественным механизмом выявило любопытную деталь — наше рулевое рассчитано на большую производительность системы и объёма прокачиваемой жидкости японца хватает едва-едва.

Дальше пошла работа над подвеской, причём из-за заметно более тяжёлого мотора и изменившейся развесовки она потребовала точнейшего расчёта. В результате спереди поставили амортизаторы Koni Heavy Track Raid, сварив под них специальные кронштейны и шведские пружины Kilen (подошли задние от 140 Mercedes). Сзади в качестве пружин работают австралийские Tough Dog, дополненные неубиваемыми пневмоподушками от оси-ленивца американской фуры. Пневмосистема состоит из компрессора «Беркут» R24 и двух ресиверов — большого общего для постов подкачки колёс и подвески и малого, исключительно «подвесочного» для мгновенной её регулировки. Цифровой манометр, морозостойкие японские трубки магистралей и итальянская коммутационная аппаратура Camozzi — удобно и просто.

 

 

Отделка кожей — палочка-выручалочка для любого тюнинговщика.
Она скрывает разноцветные и разнофактурные детали машин-доноров

 

 

Любой, даже самый проверенный обвес полезно протестировать на  полигоне —
вдруг он где-то достаёт до колеса или подвески

 

Настало время приподнять кузов, поскольку машина была вполне способна переваривать большие и тяжёлые колёса. Основной лифт выполнен при помощи дюралевых некорродирующих проставок (высотой 70 мм) между кузовом и рамой. Добавлен и небольшой лифт подвески. Колёс предусмотрено два комплекта — летние относительно низкопрофильные Mickey Thompson MTZ 305 на 18-дюймовых дисках и зимние шиповки Goodyear Duratrac 295 (чуть более узкие и высокие, полноценно 33-дюймовые). Чтобы резина не слишком выступала за крылья, машину снабдили хорошо зарекомендовавшими себя пластиковыми расширителями оригинальной разработки «Галагрин» и стандартным шноркелем из этого же комплекта.

Поскольку двигатель был фактически установлен в машину заново, пришлось самим создать выхлопную систему, собрав её из пламегасителя, резонатора и глушителя итальянского производства. Немало времени и сил было потрачено на разнообразную защиту агрегатов и низа машины — стальные листы прикрывают раздаточную коробку и двигатель. Есть и силовая защита родного переднего бампера, функционально заменившая нерегистрируемый металлический бампер. И в случае неприятностей за неё вполне можно домкратить внедорожник.

 

 

Тойотовский селектор в окружении отечественных клавиш смотрится простовато,
но всё — ради функциональности

 

 

Под дверной обивкой скрыта дополнительная шумоизоляция

 

Одним из важных пожеланий заказчика был высокий уровень комфорта в салоне. В результате здесь почти не осталось оригинального оборудования — по сути это только основа торпедо и дверные карты. Рулевая колонка — от Toyota Avensis, приборный щиток — от «Газели». Правда, с последним пришлось изрядно повозиться, чтобы он стал показывать правильные километраж и скорость, обороты мотора и индицировал включённые блокировки. Передние сиденья подошли от Honda Accord 2008 года — удобные, с электрорегулировками и подогревом. Задние — Honda CR-V того же года. Рядом с ними по бокам салона выведены посты подкачки колёс, а само сиденье установлено на быстросъёмной раме.

 

Вкупе со срезанным «горбом» уазовского пола такое решение позволяет получить огромный грузовой отсек, кубическую целостность которого нарушает только объёмный газовый баллон. Но это уже, так сказать, издержки топливных предпочтений.

 

Ведь во многих регионах России и ближайшего зарубежья газ — единственная альтернатива дорогому бензину, а снижения цен хотя бы до уровня нефтедобывающих стран Ближнего Востока у нас пока явно не планируется. В довершение весь интерьер был обшит дорогой кожей, которая визуально соединила разномастные элементы в общий довольно симпатичный стиль.

 

 

Хорошо видна съёмная рама, на которой закреплены сиденья второго ряда

 

Испытания внедорожника на полигоне показали, что вся эта огромная работа проделана не зря. Динамика, разумеется, изменилась до неузнаваемости. Учитывая, что кузов и рама УАЗа легче тойотовских, машина стала очень резвой и при этом менее шумной, чем стандартный заводской «Патриот». Подвеска работает отлично и в точности с техзаданием, при этом она получилась, скорее, асфальтовой, чем внедорожной, но и на бездорожье машина ведёт себя упруго, несмотря на заметно потяжелевший «нос». Она выдерживает не только динамическое преодоление препятствий, но и лёгкие прыжки. Разумеется, остались пониженная передача и межосевая блокировка, которые были у агрегатов донора. Получив в придачу БТРовский задний редуктор, «Тойото-УАЗ» отлично справляется и с колеёй, и с грязью, но особенно хорош он в динамичных прохватах по полевым дорогам. Можно считать, что, объединив одного знатного проходимца с агрегатами другого, не менее именитого, мастера из «Галагрин» получили превосходный продукт. Разумеется, недешёвый, но соединяющий в себе положительные качества обеих машин.

 

Текст Евгений Хапов
Фотографии
Елизавета Кочергина

 


10
Отправить ответ

avatar
9 Comment threads
1 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
10 Comment authors
РашидАндрейOltaviroАндрейДмитрий Recent comment authors
  Подписаться  
новые старые лучшие
Уведомление о
Андрей
Гость
Андрей

Как автомеханик не понимаю всего этого шаманства… УАЗу надо запретить выпускать гражданскую продукцию. Патриот не просто ненадёжен, а опасен на дорогах. Увидел на параде Победы их пикапы, и стало обидно за державу…

Oltaviro
Гость
Oltaviro

А еще проще заменить авто целиком.

Андрей
Гость

Если деньги девать некуда, тогда все эти движения понять можно) Представляю сколько будет по ходу эксплуатации вылезать косяков от всего этого «тюнинга».

Дмитрий
Гость
Дмитрий

УАЗ не может быть хорошим автомобилем. Просто потому что потребитель им на хрен не упёрся. У них есть вопросы поважнее.

Рашид
Гость
Рашид

Я,вообще не понимаю…УАЗ,но был тот,советский УАЗ,который нужен был,армии,а теперь-то,что.Кому он нужен,теперь, признаться в наше время.Да купите ,Вы,господа с УАЗа,лицензию,на Toyota 70-й серии,и выпускайте те-же уазы,под этим брендом,не надо ничего изобретать,но не можете,Вы финансово поддержать наладить выпуск нормальных внедорожников,а государство тоже по ходу…наплевать.

Александр
Гость
Александр

Ай, молодцы! Саперы! Машина -мечта!

Отправить другу