• Сегодня: Пятница, Сентябрь 21, 2018

 

 
Путешествия   17 июня 2018   

Кругосветное путешествие. Оман

Признаться, изначально посещение Омана не входило в наши планы. Султанат рассматривался только как запасной вариант, если мы так и не сумеем получить разрешение на проезд по Саудовской Аравии…

С момента первичного запроса на визу в Саудовскую Аравию прошло больше года. Посольство в Москве сообщало, что визы выдаются только на хадж или бизнес, а туристических как таковых в этой стране нет. Существовал ещё вариант транзитной визы, но представительство в России не уполномочено их давать. С нашей стороны последовали письма в МИД, контакты с российским консульством в Эр-Рияде… В общем, процесс начал погружаться в глубокую бюрократическую пучину, и шансы попасть в Саудовскую Аравию становились всё призрачней. Понимая, чем это может закончиться, уже перед самым выездом мы для страховки добавили в маршрут Оман.

 

 

Наша аравийская колонна — четыре Toyota и один Wrangler

 

КАК ПОПАСТЬ

Султанат Оман — спокойная и стабильная страна с тёплым климатом и более чем тысячей километров береговой линии. На момент подачи нами документов визовый режим был довольно сложным, и для получения визы требовалось приглашение с оманской стороны. Правда, стоило нам покинуть Оман, как появилась новость о том, что с конца 2017 года обладателям шенгенских и американских виз открыли свободный въезд. Жаль, что случилось это немного позже нашего визита, поэтому нам пришлось заполнять все нудные, долгие анкеты с надписями на английском и арабском языках, где зачем-то в дополнение к стандартной информации нужно было указывать девичью фамилию матери. Всё это через турагентство пересылалось в посольство, откуда в конце концов пришло разрешение, причём в электронном виде. Сама виза, большой штамп с кучей полей, ставится уже на границе.

Есть несколько пограничных переходов между ОАЭ и Оманом. Мы выбрали тот, что недалеко от эмиратского города Эль-Аин. Граница в этих местах спокойная и неторопливая, как и весь уклад арабской жизни. В обе стороны движутся автомобили, из которых выходят люди в белых одеждах, справляются о делах пограничников и таможенников, те в свою очередь неспешно для проформы заглядывают в салон, добродушно кивают и пропускают машины. Изредка останавливается автобус с шумными туристами, но их стараются выпроводить как можно быстрее, поскольку они нарушают спокойствие и мешают пить чай. Так и проходит день за днём, но вдруг появляемся мы… Внедорожниками здесь, конечно, никого не удивить, но вот диковинные номера и просьбы поставить штамп в Carnet de Passage вызывают лёгкую смуту в устоявшемся порядке — долго приходится искать таможенника, обладающего нужным штампом. Досмотр условный, потому что скучающим местным пограничникам интереснее взглянуть на то, с чем мы путешествуем, а не искать какие-то там запрещённые вещи. После вытаскивания пары сумок мы слышим уже знакомый «тамэм» (хорошо, хватит) и на закате въезжаем в Оман.

По опыту зная, как глупо себя чувствуешь, не понимая ни слова на иностранном языке, за полгода до поездки я занялся арабским. Дело это определённо непростое и на порядок сложнее изучения любых языков романской или германской групп. И всё это время я мечтал хотя бы чуть-чуть поговорить по-арабски. В ОАЭ сделать это весьма непросто, ибо количество коренных жителей составляет менее 20% всего населения эмиратов. Надежда была на Оман, по идее, тут одни арабы. По крайней мере мне так казалось. Разочарование настигло в первом же кафе: «Ма хэзе биль араби (как это по-арабски)?» — спросил я, показывая на ложку. На меня уставились напряжённые и явно ничего непонимающие лица. После нескольких повторов у меня появились сомнения — и блюда в кафешке никак не арабские, и очень уж много в них карри… Наконец до меня дошло, что это индийцы, для которых арабский — чужой язык. И такая история повторялась ещё не раз, причём даже в отдалённых рыбацких деревнях мы будем встречать исключительно индийцев и бангладешцев. В общем, по-арабски поговорить особенно негде…

 

ИСТОРИЯ И ГЕОГРАФИЯ

Надо сказать, в этой части Аравийского полуострова всегда кипела жизнь. Пока племена Аравии занимались выяснением отношений, в Омане всё стремительно менялось. Территорию контролировали то персы, то арабский халифат, то португальцы, то англичане. А в XVIII веке здесь вообще было большое пиратское государство, охватывавшее острова Персидского залива и часть побережья современного Ирана и уходившее до территории современного Мозамбика. Нынешний правитель Омана султан Кабус пришёл к власти в результате бескровного переворота 1970 года. Для туризма страна открылась в 1987-м. На довольно большой территории (более 300 тыс. кв. м.) проживает около 4 млн. человек. Населённых пунктов, достойных называться полноценными городами, всего два: столица Маскат на одной стороне султаната и Салала на другой, недалеко от границы с Йеменом. Абсолютное большинство из этих четырёх миллионов человек живёт на побережье — центр страны представляет собой унылую песчано-каменистую пустыню. Есть ещё часть Омана, куда мы в силу визовых и временных ограничений не смогли добраться, — полуэксклав Мусандам, отделённый от основной оманской территории Объединёнными Арабскими Эмиратами. Это самый пик Аравийского полуострова, выходящий в Ормузский пролив.

 

 

Большую часть территории Омана занимает пустыня,
но ближе к Йемену начинаются живописные горы

 

ГОРЫ

Для того чтобы попасть в Маскат, необходимо преодолеть горы Хаджар. Надо сказать, что после гор, виденных нами до этого, ничего впечатляющего в них нет. Разве что контраст с песчаными берегами залива. Ночь мы провели в кемпе, состоящем из удобных бедуинских палаток с полноценными кроватями и кондиционерами. Маскат растянулся на 30–40 км по побережью Аравийского моря. В нём нет центра, а все значимые места разбросаны по разным частям, что, безусловно, создаёт определённые неудобства. Лучший вид открывается с ближайших гор, но, чтобы туда добраться, нужно потратить около часа. Зато зрелище действительно завораживающее: на фоне тёмно-синих вод Оманского залива белеет город со смешанной восточной архитектурой… Я уже говорил, что на протяжении всего маршрута нашей команде очень везло с людьми, которые нам помогали. Началось с Волгограда, продолжилось в Грузии, Азербайджане и Иране. Даже в Дубае мы смогли познакомиться со Станиславом из Новосибирска, который уже много лет живёт и работает в ОАЭ и с первого же дня значительно облегчил наше пребывание в стране. Мы в свою очередь пригласили его прокатиться по Оману, и теперь в наших рядах было уже два Toyota FJ Cruiser. Ну а в самом Омане нас ждало знакомство с Алексеем, не первый год работающим здесь в «нефтянке». Он стал нашим гидом и проводником, добавив в колонну подготовленный Jeep Wrangler.

За последние недели мы глубоко погрузились в арабский мир, и в Маскате я решил приобрести белоснежные одежды. А вот попытка подстричься в местном барбер-шопе привела к неожиданному результату. Когда стрижка была уже почти закончена, парикмахер-иорданец предложил аккуратно подровнять бороду. Ахмед, так звали барбера, активно жестикулировал и говорил, что линия бороды должна быть чёткой и красивой. Я слушал его вполуха, пару раз согласился на что-то, что, в общем, не до конца понял. Совсем скоро я почувствовал, что мои щёки и лоб покрыты воском, а ещё через секунду мне показалось, что с моего лица снимают кожу. Оно пылало жаром, а мастер с радостью показывал, сколько лишнего мы только что удалили. Потом это повторялось снова и снова, и через четверть часа я рассматривал почти незнакомую мне физиономию, чем-то напоминающую лица стильных арабов, часто встречающихся в ОАЭ. У меня была абсолютно чёткая линия бороды, а всё остальное удалено расплавленным воском… В общем, к путешествию вглубь Омана мы были готовы.

 

ВДОЛЬ МОРЯ

От Маската до границы с Йеменом — около тысячи километров побережья Оманского залива и Аравийского моря. С учётом того что крупных городов до Салалы нет, у нас наконец появился шанс провести неделю в палатках на берегу, поваляться на песке, послушать шум прибоя и увидеть рассвет. Впрочем, и помимо морского берега здесь есть на что посмотреть. Например, Вади Шааб. Словом «вади» (араб. يداو) у арабов называются русла пересыхающих рек. Второе слово — это название конкретного места. Мы остановились около впадения небольшой реки в море. Вода здесь застойная, зеленоватого цвета, что, в общем, неудивительно — при температуре около 40 °C всё живое размножается в такой воде очень быстро. Оставив машины, мы начали поход к истокам «вади». Тропа вела вдоль речки, иногда проходя под нависающими скалами. Жёстко пекло солнце, и все, кроме меня, укутывались, чтобы не обгореть. Мне почему-то было комфортно и так — из одежды только кепка и шорты. Вода становилась всё чище и чище, а туристов всё больше и больше. Через час мы уже почти добрались до заветного места — пещеры, из которой и начинается река. Недавно её глубина едва достигала колена, но здесь пеший ход переходил в полноценное плавание. Самая сложная часть — проникновение в пещеру. Приключение не для клаустрофобов, и у кого-то начинается паника, ведь нужно заплыть в пещеру через крайне узкий проход. Если телу ещё хватает пространства, то голова проходит, что называется, впритык, кажется, тебя просто зажало между скалами. Немного нервно, но оно того стоит. Мы попадаем в закрытую пещеру с высокими сводами. Где-то там, над головами, через неплотно лежащие камни пробиваются лучи света, освещающие пещеру. Внутри царит веселье, отважившиеся попасть сюда выражают свои эмоции максимально громко. Кто-то делает бесконечные селфи, кто-то прыгает со скалы в воду, а девушки громко делятся впечатлениями. Каждый звук многократно отражается от стен, отчего в пещере стоит жуткий гвалт. Вода определённо выше +30 °C, поэтому стоять и наслаждаться жизнью здесь можно долго. Разумеется, мы тоже не избежали соблазна прыгнуть в прозрачную, зеленовато-синюю бездну.

 

 

Основное правило движения в пустыне — если понимаешь, что «садишься»,
бросай газ, пока не зарылся

 

ЗА ЧЕРЕПАХАМИ

А ночью у нас запланирован сюрприз, по крайней мере так сказал Алексей. Но для начала нужно дождаться знакомого рыбака, который привезёт нам омаров, а позже устроит тот самый сюрприз. Договорились встретиться на заправке в 10 вечера. После традиционного «маса уль хаир» (добрый вечер) мы оставляем наши машины, прыгаем в открытый кузов двухместного пикапа и мчим на побережье. Затем, съехав на песок, не снижая скорости, несёмся в нескольких метрах от воды. При этом Алексей что-то высматривает в темноте и периодически кричит в кабину: «Вот, вот следы». Но проводники, притормаживая, рассматривают следы и, качая головами, машут руками вперёд. Совсем скоро, вылетев на песчаный пригорок, мы останавливаемся. Свет выхватывает гигантскую черепаху (больше метра в длину), которая серьёзно закопалась в песок и продолжает зачем-то шевелить ластами. Оказывается, на это время приходится большая миграция черепах на берег, где они откладывают яйца. У ещё не вылупившихся черепашат много врагов. Прежде всего хищники, которые легко находят и выкапывают яйца. Поэтому черепахи роют одну яму, потом вторую и только в третьей откладывают яйца, засыпая их песком. Вообще, для черепахи это огромная работа: выбраться из моря, заползти подальше на берег, вырыть три ямы, отложить яйца, зарыть их и добраться обратно. Не все из них возвращаются в воду…

Наши проводники заметно нервничают, когда вдалеке появляется машина с включенными фарами. «Это наверняка Росчерепахнадзор», — комментирует Алексей. Оказывается, из-за обилия наблюдающих (временами привозят целые группы) черепахам стало тяжело откладывать яйца — непросто делать это под прицелом камер, фонарей и вспышек. Поэтому в Омане запустили государственную программу контроля за их репродукцией. Даже простое наблюдение за черепахами тянет на приличный штраф, но, к счастью, это был не надзор. Прочесав побережье дальше, мы нашли множество следов. Двойные следы означали, что черепаха уже сделала всё, что планировала, и спокойно ушла в море. Утром мы продолжили поиски черепах, но уже в их родной среде. Теперь наш рыбак управлял лодкой, а мы, вооружившись фото- и видеотехникой, пытались отыскать плавающих монстров. Сложность заключается в том, что черепах тут достаточно, но, заметив нас, они быстро уходят на глубину. Впрочем, черепахи не стали помехой купанию в открытом море.

 

 

Вот так выглядят некоторые рыбацкие деревни. Мы пришли к выводу,
что это ещё одна разновидность кочевого поселения

 

 

Маскат. Столица Омана растянулась на несколько десятков
километров вдоль побережья

 

 

Скучающая продавщица ждёт случайного туриста

 

У РЫБАКОВ

На всем побережье встречаются небольшие рыбацкие посёлки. Здешние жители занимаются тем же, что и их предки сотни лет назад. Разве что их судёнышки теперь с моторами Yamaha, а улов перевозят на пикапах Toyota. Этими же пикапами таскают по побережью лодки. Машины здесь удивительные, и однажды мы специально остановились в одной деревне, чтобы рассмотреть их повнимательнее. Во-первых, мы обнаружили исключительно внедорожники и исключительно марки Toyota, зато всех годов выпуска — 1990-x, 1980-x и даже 1970-х. Во-вторых, все они были странного серо-чёрного цвета. Впрочем, этот феномен быстро нашёл своё объяснение. Обычно на берегу моря при высокой влажности и наличии морской соли коррозия буквально за несколько лет съедает железный корпус машины. Местные изобретатели борются с этой проблемой весьма незамысловатым способом — кузов щедро покрывают веществом, напоминающим гудрон, что, безусловно, вредит эстетике, зато спасает металл от уничтожения. При этом некоторые внедорожники с виду «почти новые», а некоторые, похоже, собраны из того, что осталось от предыдущих поколений. Тут же можно увидеть и остовы машин-доноров. При нас привезли свежий улов, кажется, это была барракуда. Её тут же оперативно погрузили в японский рефрижератор, переложив мешками со льдом. Вероятнее всего, уже сегодня груз отправится через границу в ОАЭ. Рыбаки — публика пёстрая, и значительная часть из них неместные. В основном это индийцы, которые работают здесь за 200 долларов в месяц. «Да-да, мы из Индии! Из Бангалора!» — улыбаясь, сообщает гастарбайтер. Говорит он на индийском английском, что уже неплохо.

 

 

Между прошлым и будущим. Современные рыбаки выходят
в море на лёгких лодках с хорошими движками

 

 

И такая дорога тянется сотни километров.
Через час другой неизбежно начинаешь клевать носом

 

 

Вот они, рабочие лошадки рыбацкой деревни.
И все эти машины до сих пор на ходу

 

ВСТРЕЧА С ПОЛИЦИЕЙ

Дороги в султанате прекрасного качества — с идеальной разметкой и прямые как стрела. С одной стороны, это хорошо, а с другой, для водителя это мина замедленного действия. Его внимание постепенно рассредоточивается. Дело усугубляет ещё и то, что, чем дальше мы от столицы, тем меньше на дороге машин. Доходит до того, что в течение часа мы не видели ни одной встречки, и я не раз ловил себя на том, что от такой монотонности срубает в сон. Мы двигаемся колонной по пустынной местности, за бортом +40 °C, ярко светит солнце, и вокруг, кроме нас, никого нет. Тишина и покой. Машины идут на круиз-контроле, выставленном на скорость около 100 км/ч. Первым едет Дима Батуро. Судя по всему, он полностью погружён в созерцание окрестностей и постепенно утрачивает контроль над происходящим. Его внедорожник медленно смещается на середину дороги, но особого беспокойства это не вызывает, поскольку встречных машин давно не видно. И вот в какой-то момент идиллия нарушается — Димин Toyota Hilux делает резкое движение и уходит на правую полосу.

В это время навстречу сместившись почти на обочину летит полицейский внедорожник, в котором видно удивлённых и напуганных полицейских.

Стражи порядка быстро разворачиваются и через пару минут догоняют нашу колонну. Как выяснилось после просмотра видеорегистратора, Дима заметил приближающуюся полицейскую машину в последний момент, но успел вернуться в свою полосу, а полицейским пришлось уходить от столкновения по обочине. Двое из них очень сердиты. Они забирают Димины документы (права и СТС) и сообщают, что ждут нас в полицейском участке в деревне примерно через 50 км. Участок действительно находился в маленькой деревне, состоящей всего из нескольких десятков домов, на фоне которых «госучреждение» выглядело более чем внушительно. Я с большим трудом смог объяснить дежурившим там полицейским, что мы ждём патрульную машину. Впрочем, вскоре прибыла и сама машина. Начался долгий разговор. Сразу стало понятно, что варианты типа «водитель замечтался» не смогут оправдать нарушения, и мне пришлось придумывать более убедительную историю. «Шамс! Кабира (солнце, большое)» — возбуждённо размахивая руками, рисовал я картину ослепившего водителя солнца, в результате чего он и не мог хорошо видеть дорогу. Полицейский был настроен скептически: «А мне показалось, он что-то в телефоне писал». «Да что вы, у него и телефона-то нет», — беззастенчиво соврал я. После чего разговор перешёл на темы общего характера: кто мы, зачем и куда едем. Тут уж я выдал заученные фразы по-арабски о том, что мы путешественники, проехали десятки тысяч километров, а едем туда… Полицейские растаяли, стали больше улыбаться и предложили выпить чаю. «Значит, он точно не в телефон смотрел?» — «Да что вы, конечно, нет. Это же опасно во время движения…» Наконец один из них написал через гугл-переводчик: «По закону мы должны поставить ваш автомобиль на штрафстоянку, но наш командир господин Мохаммед идёт вам навстречу, и мы просто выпишем штраф в 10 динар (25 долларов). Его нужно будет оплатить на выезде из страны». Прекрасное решение! Мы получаем штраф, долго пьём чай, говорим о разных вещах и только на закате выезжаем из деревни. Забегая вперёд, скажу: штраф мы так и не оплатили, потому что на выезде после проверки выяснилось, что он не внесён в базу данных.

 

ПУСТЫНЯ И МОРЕ

До Салалы дорога идёт в основном вдоль моря, иногда удаляясь, но потом снова возвращаясь к воде. Часто пустыня и море встречаются внезапно — пески просто уходят в воду. Песчаная дорога до воды выглядит обманчиво просто, но стоит немного сбросить газ — и внедорожник вязнет в песке. Тем более что на одном из Hilux стоят относительно небольшие колёса (32 дюйма), и в глубоком песке это становится проблемой — нам то и дело приходится откапывать пикап, дёргать его другими машинами или толкать всей толпой. Основное правило здесь — если понимаешь, что «садишься», надо успеть бросить газ, пока не зарылся совсем. Зато остановиться с палаткой на берегу моря — настоящий праздник. Так продолжалось изо дня в день. Каждый вечер до заката мы находили место на берегу, ставили палатки, готовили на костре, а ночью наслаждались лунным морем. Правда, вставать приходилось в 6 утра. Как только солнце показывается из-за горизонта — твой сон закончен. Палатка моментально нагревается, и спать уже невозможно. Чем ближе мы приближались к границе с Йеменом, тем холоднее становилось море. Если в Дубае мы купались при +35 °C, то в самом конце маршрута, за Салалой, температура упала до бодрящих +21,8 °C. Днём воздух на берегу совсем как у нас летом, прогревается до +25 °C. Иногда утром приезжают рыбаки, привозят на прицепах лодки, сталкивают их в море и проверяют сети. Вслед за рыбаками появляются огромные стаи чаек… Именно эти дни с палатками на берегу сделали наше путешествие незабываемым. Я всегда буду благодарен Оману за это удивительное чувство свободы, за шум моря и ранние рассветы! Впереди у нас будет не так много мест, где можно вот так просто остановиться и всем своим существом почувствовать радость жизни.

 

 

Дни, проведённые с палатками на берегу, сделали наше
путешествие незабываемым

 

ДО САЛАЛЫ И ОБРАТНО

Салала — вполне обычный, довольно большой по местным меркам город с населением порядка 200 тысяч человек. А недалеко от него на берегу находится городок Мирбат. Он вошёл в историю благодаря битве при Мирбате в 1972 году, когда прокоммунистически настроенные восставшие, поддерживаемые Южным Йеменом, пытались захватить власть в стране. Это назвали Дофарским восстанием, и хотя его подавили, но определённый эффект оно всё же имело. Пришедший к власти султан Кабус вывел страну из средневековья, превратив её в по-настоящему современное государство. Восстание стало мощным толчком для перемен. С тех пор прошло 50 лет, но в городе часть районов так и не была восстановлена. Целые кварталы стоят заброшенными, и поход туда оставляет крайне неприятный осадок…

Виза заканчивается, и нам пора ехать обратно. Отправимся мы уже по короткой прямой дороге через пустыню Руб-эль-Хали прямо до границы с ОАЭ. Это, наверное, самая скучная дорога в мире — почти полторы тысячи километров ничего нет. Попадаются редкие заправки, малюсенькие посёлки, но глазу решительно не за что зацепиться. Даже аварии здесь происходят в основном из-за монотонности движения. Периодически на обочине видны остовы сгоревших машин. Их, как правило, далеко не увозят, а просто бросают вдоль дорог. Возможно, из-за сильной жары даже при обычных ДТП автомобили часто загораются. К вечеру второго дня с небольшой задержкой мы проходим границу с ОАЭ. Дальше нас ждут приключения с визой в Саудовскую Аравию, ведь перед нами стоит нетривиальная задача — попасть на своих внедорожниках через Аравию в Египет. И в следующий раз мы расскажем, как это было.

 

Текст Алексей Камерзанов
Фотографии Автора и участников экспедиции

 


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Отправить другу