• Сегодня: Среда, Сентябрь 20, 2017

 

Путешествие   18 января 2008    132

ЛУНА НАД ПУСТЫНЕЙ

ЛУНА НАД ПУСТЫНЕЙ

Считается, что первые впечатления самые верные. Возможно, так и есть и любовь с первого взгляда существует. Однако часто случается, что важнее не первое, поверхностное знакомство, а второе, когда можно изучить объект интереса не торопясь и всесторонне. Так было и с Казахстаном…

Прошлогодняя поездка по западному Казахстану (см. 4×4 Club № 10’2006) запомнилась надолго. Разглядывая долгими зимними вечерами фотографии барханов и верблюдов, вновь хотелось окунуться в пустынную жару, еще раз вдохнуть степной воздух, еще раз поскрипеть песком на зубах. Сделать это удалось лишь в сентябре. Поехали впятером на двух автомобилях и одном… скутере с объемом моторчика всего в 50 «кубиков», но обутом во внедорожную резину и подготовленном к умеренному офф-роуду.

«Я УБЬЮ ТЕБЯ, ЛОДОЧНИК!»

Помня прошлогодние очереди на границе на большом переходе в Котяевке, решили воспользоваться услугами пограничного поста в Малом Арале. Чтобы попасть к нему, нужно переправиться на пароме через реку Кигач. Тут-то и начались приключения… Через реку переброшен трос, бегущий по роликам вдоль борта понтона. В движение понтон приводится буксиром. Но то ли паромщик оказался неопытным, то ли еще что-то случилось, но с первой попытки причалить на противоположном берегу не удалось. Со второй и третьей тоже. Паром опять отогнали на середину реки, а пассажиров попросили сместить автомобили на корму, чтобы нос приподнялся и трапы легли на берег, а не упирались в откос полуметром ниже. Однако результата это тоже не дало, мало того – во время очередного маневра трос толщиной почти с руку не выдержал издевательств, с грохотом порвался и благополучно затонул. На спасение «уплывающего в Каспий» понтона смело бросился второй буксир, перекошенный на один борт и, судя по состоянию, выпущенный на свет еще при царе Горохе. Совместными усилиями катерам удалось вернуть нас обратно. Переправу в виде наплавного моста нашли километрах в 15 выше по реке.


ТАМОЖНЯ БЕРЕТ ДОБРО

– А у тебя GPS есть? А дай посмотреть? А мне зарядка от прикуривателя нужна – есть?

Это таможенник осматривает салон пикапа. Берет в руки навигатор и долго не выпускает его. Приходится отнимать прибор чуть ли не насильно. Второй служитель закона не менее колоритен.

– Что хорошего было при Союзе? Да ничего! Я овец пас. А сейчас я начальник. Пишите в декларации все, что везете. Что не запишите, я себе оставлю.

Намек понят – это ж обычное вымогательство. Решаем не тратить нервы и время и расстаемся с некоторой суммой. Получив мзду, интерес к нам стражи границы потеряли – шлагбаум открыт, мы в Казахстане!


ПО КАРАВАННОМУ ПУТИ

От села Кзылоба на север, а дальше на северо-восток по старинной караванной дороге, одной из многих на Шелковом пути. Чем дальше от дельты Волги, тем скуднее растительность, и вскоре кроме саксаула и тамариска других деревьев не встречается. Начинаются пески, перемежаемые солончаками. По пути попадаются следы пребывания человека – кладбища там, где когда-то стояли аулы. Машин за день движения не встретилось ни одной, лишь к вечеру навстречу вылетел «Беларусь» с прицепом, полным машущих нам руками людей, и цистерной с водой (или пивом?).

Пока наш путь совпадает с рассчитанным в Москве треком, нарисованным по тоненьким пунктирам генштабовских «километровок». А вот после коша, обозначенного на картах как «им. Чапаева» (по-местному летник Лаубай), нас ждал сюрприз – дальше никаких следов. Решили заночевать, тем более что дневную норму – 150 км – выполнили. Норма, кстати, немаленькая. Мы вставали с первыми лучами солнца и ехали до его захода, с небольшим перерывом на перекус и фотосъемки. Много времени занимало ориентирование, причем приходилось иногда возвращаться, искать правильный маршрут или спрашивать совета у редких людей.

БРОСОК НА ВОСТОК

Как объяснили чабаны в Лаубаи, неподалеку находилась территория ракетного полигона, и все дороги обходили его. Двинулись на север и вскоре обнаружили развалины командного пункта. А потом долго не могли найти нужную отворотку на восток. Наконец свернули с накатанных колей и поехали по старым, еле заметным следам. Они привели к почти заброшенному зимнику. «Почти», потому что навстречу выскочила белая кошка. Дали ей пряник (и она его ела!), оставили еды и воды. Здесь все следы закончились, и дальше около 20 километров шли просто по азимуту. Местность оказалась очень холмистой. Расход топлива сегодня увеличился вдвое – на «китайце» он составил 30 литров на сотню, на скутере – 8 литров вместо 4–5. Если так дальше пойдет, то сложно сказать, насколько хватит наших запасов. Но плохое когда-нибудь заканчивается: выскакиваем к большому – десяток домов и противочумная станция – селению Мантюбе.


МАНТЮБЕ – ЦЕНТР МИРА?

Если кто-то считает, что ему живется в России плохо, то ему стоит съездить в Казахстан, в его пустынную часть. Здесь жилища изготавливают из подручных материалов (солома, навоз, глина), из мебели – только гвозди в стенах для одежды. Во дворе печь-тандыр, на которой готовят, сжигая кизяк. Тут же жердь для сушки мяса и одежды, стол для кухонной утвари. Иногда на столбе прибита пластиковая бутыль – это и умывальник, и душ. Проблем с электричеством, радио, телефоном не возникает – их просто нет. Опять же, пьянство побеждено – ближайшее сельпо километров эдак за двести, не набегаешься. А водку в запас, как известно, набрать в принципе невозможно.

ФИНИШ ПЕРВОГО ЭТАПА

Местный водитель на «уазике» выводит на непоказанную на картах кратчайшую дорогу к селению Кызылуй, которое стоит на восточной границе пустыни. Ночуем и на следующий день покидаем пески. Правда, без них стало как-то скучно. Равнина до горизонта, поросшая чахлой травой, и более ничего. Хотя в дождь здесь весело – размокшая глина делает это плато непроходимым даже для вездеходов. Вскоре достигаем асфальтированной трассы Урал – Атырау (бывший Гурьев) – Астрахань, собственно, по которой и ездят нормальные люди. До заветного места на реке Урал другого пути нет, придется намотать 60 километров по асфальту. Вот и цель первого этапа нашей поездки – городище древнейшего золотоординского города Сарайчика. Итого за три дня очень активной работы пройдено от границы Казахстана 420 километров.

ПТИЧИЙ РАЙ

К легендарной реке подъехали в сумерках. Нашли неплохое место для лагеря на берегу. А утром обалдели от огромного количества птиц. Утки всевозможных пород, цапли, лебеди… кого там только не было. Настоящий птичий базар!

С утра отправляемся к городищу – оно расположено возле поселка на крутом мысе, омываемом Уралом. Действительно, интересно пройти по старинным улицам, посмотреть на дома, в которых жили много-много веков назад. Точнее, конечно, не дома, а то, что от них осталось. Кое-где в стенах хорошо просматривается каменная кладка. Множество черепков и костей повсюду. А если спуститься к воде, то понимаешь, что раскопана только малая часть.


ЗОЛОТАЯ ЛОДКА САРАЙЧИКА

По предположению ученых, Сарайджук, так он назывался в древности, начал застраиваться еще до нашествия монголов в VIII–X веках нашей эры и достиг расцвета после XIII века. Город протянулся вдоль реки на несколько километров, а население достигало миллиона жителей. Какое-то время его даже считали вторым по величине на Востоке, после Багдада. Жилые кварталы Сарайджука в течение нескольких столетий неоднократно перестраивались. Был даже водопровод. Сейчас археологи освободили городище лишь частично, и на площади в пять гектаров раскинулся музей под открытым небом. Историки считают, что жизнь в городе заметно оживилась в конце XIV века, во времена правления хана Тохтамыша. В городе чеканились собственные серебряные и медные монеты. Разрушили же все это великолепие сначала казаки по приказу Ивана Грозного, а позже река Урал, которая в паводки смывает до полутора тысяч квадратных метров площади городища. Сегодня сохранилась лишь окраина городища.

А еще мы узнали легенду. Была у хана Тохтамыша прекрасная дочь. Отец души в ней не чаял – построил для нее большое искусственное озеро, заполненное сладкой водой, по которому на золотой лодке каталась его наследница. Но счастье было недолгим – принцесса умерла. Огорченный отец велел похоронить ее тайно в ее любимой золотой лодке. С тех пор минуло много веков, многие пытались найти могилу, но безуспешно. Та же мечта и у нынешнего хранителя музея в Сарайчике – он обнаружил место, где находится остов большого судна. Может быть, это та самая лодка?

БЕЗ БУМАЖКИ ТЫ БУКАШКА!

Шел четвертый день нашего пребывания в Казахстане. А это значит, что пора позаботиться о печатях в миграционных картах, которые мы получили на границе. Где отмечаться? Спрашиваем жителей. Те машут в сторону центра поселка: «Аким там!» Аким – не имя, а должность, что-то вроде сельского участкового. Но нам не повезло – сегодня он уехал в Махамбет, районный центр. Придется и нам отправиться туда же. Тем более что горючего в Сарайчике нет в принципе.

Махамбет оказался действительно большим, по местным масштабам, городом. Есть рынок, несколько магазинов и банк. Поменяли деньги – за 100 американских долларов дают 12 тысяч тенге (к рублю отношение 1:5). В поисках властей остановились у здания милиции и попали на импровизированную пресс-конференцию – всем хотелось посмотреть на машины и скутер, узнать, откуда мы и каким ветром нас сюда занесло. Вскоре подъехал начальник миграционной службы и оперативно решил все формальные вопросы. Можем ехать дальше. Но есть одна маленькая проблема – говорят, что в городе только «восьмидесятый» бензин, да и то по талонам….

Решение нашлось неожиданно – проезжая по городку, остановились у небольшой АЗС, а там и бензин, и дизтопливо! Оказывается, в Махамбете три заправки – две государственные и эта, коммерческая, цена на которой чуть выше. На первых двух топлива действительно нет, а эту местное население просто игнорирует – менталитет такой. Нам же в радость залиться под пробки по 14 рублей за литр.

БИВУАК В «ПЕСОЧНИЦЕ»

Опять покидаем асфальт и цивилизацию, на этот раз курс лежит строго на запад, но севернее первой части маршрута. После нескольких десятков километров петляний по глинистой пустыне снова начались пески. Первые встреченные барханы возле поселка Шауптен оказались громадными. Здесь на очередной фотосессии застрял TLC. «Пропали» блокировки (позже «нашлись»). Пришлось толкать. Ночевать встали в соседней «песочнице». С ночного бархана открывается потрясающее зрелище: во все стороны – ни огонька, только низко висящие мириады звезд и огромная луна, освещающая пустыню.

ПОЙДИ ТУДА, НЕ ЗНАЮ КУДА

Следующий день был полон песчаного экшена и ориентирования. Хотя GPS-навигаторов и ноутбуков с картами у нас было больше, чем людей, это помогало не всегда. Езда по азимуту из-за рельефа местности снижала скорость до 5–10 км/ч и минимум вдвое удлиняла путь. А следы когда-то проехавших тут машин вели куда попало, только не в нужном направлении. Указанного же на картах селения Комсомолец, видимо, не существовало, как и дороги к нему. Встречались «указатели» в виде бутылок или ленточек, развешанных на ветках саксаула, но понятны они только местным.

У пастухов узнали, что раньше здесь тоже была территория ракетного полигона и все изображенное на карте явная дезинформация. Нам же это обходится опять в перерасход бензина, и неясно, хватит ли его теперь до России. А вообще, аборигены весьма своеобразно объясняют дорогу. Например, так: поедете туда-то (кругообразный жест рукой), потом туда-то (еще один такой же), там стоит верблюд, вот от него влево (но рука почему-то показывает вправо). Часто вообще по-русски не говорят. Вскоре, поняв малоинформативность ответов, мы лишь формально спрашивали, махнув рукой на запад: «Уштаган?»

В БУДУЩЕЕ

После еще одной ночевки в песках и прописывания в навигаторах трека, не совпадающего ни с одной из дорог на карте, мы приблизились к долгожданному Уштагану. Поселок расположился на берегу большого солончака и представляет собой десятка три приземистых, обмазанных глиной строений. Есть магазин, подобие бензоколонки (но бензина нет), дизель-электростанция, которую включают по праздникам или к приезду начальства. Единственное современное здание – школа. Мы стали свидетелями, как дети возвращались домой – все в отглаженной форме, с ранцами, в начищенных до блеска ботинках и очень серьезные.

КУРМАНГАЗЫ

Дальше пошел наезженный большак. Его отмечала бывшая ЛЭП, от которой остались лишь бетонные пасынки в земле – провода и деревянные столбы давно растащили. Подъехали к единственной официальной достопримечательности на несколько сот квадратных километров пустыни – памятнику на месте рождения казахского поэта и музыканта Курмангазы. Для казахского народа он и Пушкин, и Чайковский в одном лице. Неподалеку природные достопримечательности – возвышенность Бесшокы и бархан Кюгат.

В ГОСТИ К ДРУГУ

Вдоволь накатавшись по «большому» бархану и съев на искрящемся от солнца солончаке припасенный для этого случая арбуз, тронулись дальше, теперь уже на северо-запад. По пути мы должны попасть на стоянку пастуха Алика, завезти ему в подарок журнал с материалом о той поездке и фотографиями его и детей. В этой части пустыни песков меньше и ехать можно быстрее, порой разгоняясь до 50 км/ч. Однако общий дневной пробег никак не хочет перевалить за 150 километров.

ЯДЕРНОЕ НАСЛЕДИЕ

Если ничего не знать про Азгир, то можно его проскочить мимо и забыть. Однако не так давно он был центром атомного полигона. Сегодня об этом напоминают огороженные колючей проволокой площадки радиоактивных захоронений, свалка экзотической техники и огороженный охраняемый объект. Да еще публикации в местных газетах о высоком уровне заболеваний местных жителей…

Распрощавшись с Азгиром и его тайнами, взяли курс на север. Накатанный степной проселок, почти без песка, привел в довольно крупное поселение Батырбек. Его отличие от пустынных – более «крутые» автомобили: вместо «УАЗов» возле крытых соломой жилищ стоят белые «Нивы».

После до вечера ехали, так и не встретив ни одной машины, редкие кошары были заброшенными. Песчаные барханы вспоминались с ностальгией – уж очень стало здесь пыльно и глазу не на чем задержаться. И вдруг – о чудо! – посреди равнины показалось одинокое дерево, огромное, с листьями, о трех стволах. Оказалось, в древности здесь стоял караван-сарай, один из многих на Великом Шелковом пути. Сохранились очертания замкнутого периметра стен и внутренних помещений.

НОЧЕВКА У «ЛЕДЯНОГО МОРЯ»

Путь преградил огромный солончак Хаки. Пошли в обход против часовой стрелки. В прошлом году мы удивлялись масштабам соленого озера Баскунчак – Хаки по сравнению с ним показался поистине соляным морем, его длина превышает 100 километров! Здесь на берегу и заночевали. Как будто это и не соль вовсе, а белоснежный лед. А следующим утром распрощались с бездорожьем и выехали к поселку Урда.

ХАНСКАЯ СТАВКА

Готовясь к путешествию, наметили эту точку как интересный исторический объект. Он встречается на всех старинных картах и обозначен как Ханская ставка. Этот город в прошлом был центром Букреевской Орды, давшей в XIX веке импульс к оседлости казахского народа. В ставке был крупнейший перевалочный пункт караванов, проводились многолюдные ярмарки. Очень познавательной оказалось экскурсия по музею. И опять поразила школа – своей современностью и опрятностью, приличным видом детей и старшеклассников.

ЛУНА, А НЕ СОЛНЦЕ

Судя по автомобильным атласам, дальнейший маршрут должен был пролегать по приличным дорогам, и чем дальше, тем они должны становиться лучше. На деле же асфальтовое покрытие, положенное еще в советские времена, если где и показывалось, то вовсе не радовало.

Вот и городок Сайхин. Здесь погранпереход, а на бензоколонке есть даже 92-й бензин. На таможне нас на удивление быстро (всего часа за полтора) и совершенно бескорыстно оформили. Проехав через какие-то темные полуразрушенные строения, мы вдруг оказались на освещенном прожектором пятачке. Каким родным и уютным показался этот окруженный колючкой кусок асфальта, солдат, лузгающий семечки, и чисто выбритый русский офицер в маленьком вагончике. Без проволочек оформили бумаги и направили нас снова… в степь. Хотя теперь уже впереди светилось множество путеводных огней города Эльтон.

Приключения еще не закончились, нам предстояло, например, случайно пересечь действующий ракетный полигон Капустин Яр, но это уже другая история. А в ту ночь мы прощались с Казахстаном и его огромной луной. Почему-то особенно запомнилось не палящее солнце, а именно Луна над Пустыней…

Участники экспедиции «Караван’2007. Дорогами Великого Шелкового пути»: Дмитрий Беспалов, Денис Лумпов, Иван Ксенофонтов, Екатерина Жаданова, Сергей Груздев. Транспортные средства: TLC 80, Great Wall Deer G3 и скутер TGB 101r (50 куб. см, Тайвань). Протяженность активной части маршрута по бездорожью составила 1300 км, время в пути – 9 дней.

Благодарим за помощь в организации путешествия его спонсоров:

компании «Навиком» (www.garmin.ru, www.navicom.ru)

и «Туле­центр» (www.thule.ru)