• Сегодня: Вторник, Октябрь 23, 2018

 

 
Путешествия   21 сентября 2018   

Кругосветное путешествие. Израиль

Признаться, мы давно хотели попасть в Землю обетованную и процесс подготовки начали заранее: читали, изучали, контактировали с МИДом и израильским культурным центром. В силу уникального расположения этой страны желающих ехать туда на автомобиле немного. Мы так и не нашли ни одного свидетельства того, что российские номера появлялись в Израиле до нас. То есть, возможно, они там когда-то и были, но нам ничего об этом неизвестно

Шли месяцы, а мы продолжали топтаться на месте. С одной стороны, ограничений на въезд в Израиль нет, и даже Carnet de Passage не требуется, с другой, страна эта весьма специфическая, чрезвычайно серьёзно относящаяся к вопросам безопасности. Время старта очередного этапа приближалось, а перспективы попасть в еврейское государство оставались крайне туманными. Наконец, за несколько дней до отъезда я просто позвонил в израильское посольство в Москве и задал прямой вопрос: «А вы пустите нас на машинах с русскими номерами, если мы будем ехать, скажем, из Иордании?» Ответ был не менее прямым и понятным: «Пустим, приезжайте!» У меня огромный опыт общения с посольствами, и часто слова, сказанные по телефону, ничего не стоят. Бывает, что тамошние сотрудники просто не обладают специальными знаниями в отношении нестандартных вариантов посещения их стран, но к этому моменту нам так всё надоело, что мы решили просто ехать…

 

 

Снег полностью перевернул наши представления об Израиле. Признаться,
мы никак не ожидали его здесь найти

 

 

Набережная Тель-Авива. В каком-то смысле нам повезло, ведь такая
погода бывает здесь буквально несколько дней в году

 

«Ну и шо мы беспеределим?» Этот вопрос, произнесённый с ярко выраженным одесским акцентом, — первое, что мы услышали на границе Израиля. На КПП имени Ицхака Рабина дежурил местный охранник-репатриант с Украины. Признаться, нам понадобилось какое-то время, чтобы прийти в себя, так как после недели сплошной арабской речи услышать такое мы не были готовы. Это последняя точка, с которой ещё можно сфотографировать КПП — внутри уже нет. Часть нашей группы знакома с приёмами израильских безопасников. Лет десять назад, пролетая транзитом из Иордании в Москву через аэропорт имени Бен-Гуриона, я тоже проходил через полуторачасовой перекрёстный допрос, а мой фотоаппарат был разобран на части и тщательно изучен. Но сейчас всё гораздо серьёзней: машины из России, флаги Ирана и арабских монархий залива на дверях, куча фото-, видеотехники и, что самое ужасное, иранские визы в паспортах. В общем, я был готов провести на КПП весь день и готовил к этому членов команды: «Лучше говорите правду, ничего не придумывая, иначе при малейшем несовпадении историй мы останемся тут навсегда…» Для начала нас попросили вытащить вещи и поставить их на ленту. Кстати, это первый в моей жизни автомобильный КПП, где есть аэропортовские тележки, а сотрудники выдают специальные пакеты для вашего скарба. Впервые мы чувствовали себя не портовыми грузчиками, таскающими сумки и коробки, а спокойными интеллигентными путешественниками, неспешно выкладывающими вещи на ленту досмотра. Через 10 минут всё готово, особых вопросов ни к нам, ни к тому, что мы везём, нет. Даже к коптеру! Но впереди ещё паспортный контроль. На нём обычно и происходит всё самое сложное и не до конца понятное. Первым к окну подошёл Алексей Климов, и до меня донеслись вопросы про цель путешествия, Иран и прочее. Однако дальше события развивались совсем не так, как предполагалось — наши экипажи один за другим отходили от окна с талончиками синего цвета.

— Неужели это всё?

— Всё!

— И что вопросов не было?

— Да почти не было…

Подошла моя очередь. Милая девушка взяла мой паспорт, пролистала его с улыбкой, дошла до иранской визы… и стала листать дальше. Через несколько минут я получил необходимый листочек-визу и синий талон на въезд. После этого мы отогнали машины на углубленный досмотр (надо сказать, что порядка 80% вещей мы предусмотрительно оставили в Иордании, дабы не вызывать лишних вопросов). Пустые машины медленно вползли в бокс и их изучили секьюрити, а мы в это время сделали обязательную страховку (типа ОСАГО), без которой нас не пустили бы в страну. Всё это время за нами ходил очень разговорчивый Сёма, он переехал с Украины в Израиль больше двадцати лет назад. А скоро стало понятно, что добрая половина персонала КПП свободно говорит по-русски:

— Ну шо, Сёма, ты сделаешь мне сегодня кондиционер?

— Да, сделаю, сделаю! И не только кондиционер. Понимаешь, о чём я?

— Это они тупят со страховкой, потому что никогда их на такие машины не делали, — делится своими соображениями Сёма. — Помогу им разобраться в ваших документах, а то вы до завтра будете тут сидеть.

За несколько минут Сёма перевёл наши СТС молодым парням и девчонкам, которые безуспешно пытались разгадать, где у нас VIN, а где номер двигателя. Всё проходило настолько спокойно и дружелюбно, что мы даже запустили прямой эфир в «Инстаграме» прямо с территории КПП. Разумеется, в кадр кроме машин и флага почти ничего не попало, но само наличие работающего телефона на границе — это нечто невероятное. Предварительно спросив разрешения, мы сфотографировались на фоне звезды Давида, шлагбаум открылся, и, не веря своему счастью, мы въехали на территорию Израиля. В первом же кафе Дима Горбовский решил продемонстрировать свои знания иврита:

— Бишвили спагетти бевакаша (мне, пожалуйста, спагетти).

— Ой, слушайте, я ещё иврит плохо знаю. Давайте по-русски закажите, а то я вам шо-нибудь не то принесу.

Молодая официантка сильно смущается — она здесь недавно и не уверена в своём знании языка. Зато мы теперь уверены, что проблем с общением в Израиле у нас не возникнет.

 

 

КПП имени Ицхака Рабина. Граница между Израилем и Иорданией

 

ВПЕРЁД И ВГЛУБЬ

За окном проплывают пустынные пейзажи. Медленно исчезают из вида города-спутники Акаба и Эйлат. Почти безлюдное шоссе с отличным покрытием прорезает пустыню Негев, мы едем в Тель-Авив. С учётом скромных размеров Израиля за несколько часов нам предстояло проехать больше половины страны (примерно 350 км). Уже в полной темноте мы переваливаем через горный хребет и спускаемся к равнине.

 

ДОРОГИ И ДОРОЖНОЕ ДВИЖЕНИЕ

Дороги в Израиле отличные, а скоростной режим вполне адекватный. Полиция крайне редко встречается живьём — как и в большинстве стран её заменяет куча видеокамер. Мы, конечно, понимали, что штраф за превышение с нас вряд ли возьмут, но на всякий случай старались вести себя прилично. С большим удовольствием мы ловили взгляды из соседних машин. Некоторые, особо эмоциональные, открывали окна и кричали по-русски: «Привет! Добро пожаловать в Израиль». Дорожная культура в целом на очень высоком уровне, правда, есть одно но — стоит чуть замешкаться при перестроении или притормозить, позади тут же раздаётся несколько нетерпеливых гудков. Это происходило настолько быстро и часто, что вызывало у нас смех — нельзя же, честное слово, быть такими торопыгами.

 

 

Более экзотической картинки для репортажа из Израиля не придумать

 

ХОЛОДНОЕ УТРО

За окном становилось всё прохладнее, а мы продолжали находиться в иорданском лете, ещё не до конца понимая, куда попали. У нас привыкли думать, что Израиль — это всегда жара и солнце, но всю ночь лил дождь, а наутро за окном повисли свинцовые тучи, превратившие ветер в шквалистый. С ужасом мы осознали, что неправильно подобрали гардероб: на мне тонкие штаны, майка и шлёпанцы (где-то в вещах ещё лежала толстовка). Мы одеты не по погоде, и никому не пришла в голову мысль, что сейчас февраль и в Израиле обычная зима. На путешествие мы отвели неделю, чего с учётом масштабов страны вполне достаточно… Утром в тель-авивской гостинице нас начали удивлять некоторые местные странности: лифт, не обращая внимания на нажатие кнопки, зачем-то останавливался на каждом этаже, входная дверь в отель не работала, и консьерж руками открывал её посетителям (причём они могли это сделать и сами, но демонстративно ждали пока им откроют), на завтраке нам отказались делать омлет… Впрочем, вскоре наши местные знакомые Костя и Сергей всё объяснили — сегодня Шаббат, а значит, правоверные иудеи не должны работать. В Шаббат вообще мало что работает. Например, в большом торговом центре «Аялон» были закрыты абсолютно все магазины, за исключением нескольких кафешек. Хотя и на том спасибо… Тель-Авив нам понравился, и в хорошую погоду это приятный приморский город, где самая дорогая недвижимость, как и положено, находится на береговой линии. В центре торчит пара небоскребов, но прогуляться по этому центру вечером — милое дело.

Надо сказать, ещё на этапе планирования у нас была идея сгонять с местными джиперами в пустыню Негев, но они не рекомендовали делать это в дождь, иначе вылазка обернется грустным и грязным занятием — пыль превращается в грязь и удовольствие от пустынных гонок получить трудно. Дело осложняется еще и высокой вероятностью схода оползней и грязевых потоков. Зимой в Иудейской пустыне это обычное дело. Зато во второй половине февраля здесь начинается бурная весна… В целом же мне пришлось полностью пересмотреть свои представления об Израиле. И хотя я много читал и понимал, куда еду, но в голове крепко сидела «безумно жаркая ближневосточная страна»: палящее солнце, пески, глина, граница с Палестиной, танки, все в форме, блокпосты на дорогах… В общем, всё, что оставили в памяти новостные выпуски за последние лет тридцать. Всё, что когда-либо появлялось на экране телевизора, а позже склеилось в невероятно сумбурную картину. И вот теперь я увидел реальный Израиль. Никаких танков и КПП на дорогах нет. Военные операции в основном проходят в секторе Газа, а внутри страны всё довольно спокойно (если, конечно, не обращать внимания на людей с оружием, которых здесь действительно много). За неделю нас лишь однажды остановила полиция, да и то из любопытства: «Привет, вы откуда?» Документов они не спрашивали, просто посмотрели машины и отпустили. А потом мы оказались в заповеднике «Бээри» и, рассматривая зелёные холмы в стиле Windows, я никак не мог поверить, что это Израиль. Пустыня осталась на юге, а здесь красота и плодородные земли. По просёлочной дороге мы добрались до цветущих полей (это была самая северная часть пустыни Негев), на которых тренировался вертолёт израильской армии, и тут же небольшая семья разложила пикничок на полянке, и, улыбаясь, они рассказали нам, что так зелено здесь не всегда, летом значительно жарче (до +40°) и не так комфортно.

 

ОКОЛО ГАЗЫ

Совсем рядом с цветочными полями находится город Сдерот. Он часто попадает в новостные ленты по причине близости к сектору Газа — именно сюда чаще всего долетают самодельные ракеты, запускаемые палестинскими боевиками. Здесь же живёт сестра нашего товарища — Эльшана. К ней мы и приехали в гости. Рушалина рассказала о том, как протекает её жизнь: «Неспокойно, но я привыкла. Главное успеть спрятаться, когда ревёт сирена». В каждом доме обязательно есть комната-бомбоубежище. С виду это обычная комната, отличают её только невероятно тяжёлые двери и специальные окна. Если завыла сирена, есть 15 секунд, чтобы успеть спрятаться в этой самой комнате, задраив двери и окна. Теоретически даже если обрушится дом, она должна устоять. Кстати, двумя днями ранее мы видели пару военных вертолётов, быстро летящих в сторону Газы. Как выяснилось позже, в ответ на очередной обстрел израильские ВВС нанесли удары по точкам запуска ракет. Здесь это рутина…

 

 

Типичная картина около Стены Плача: иудеи-ортодоксы
сосредоточенно читают Тору

 

ИЕРУСАЛИМ

Оказавшись в Израиле, мы не могли не побывать в Иерусалиме и после Сдерота отправились к священным для всех местам долгой извилистой дорогой, немного напоминающей офф-роудную трассу. Иерусалим — достаточно большой город с населением почти в миллион человек. Однако самая важная и знаменитая его часть не так уж велика — на храмовой горе находится старый город, а в нём одни из самых почитаемых объектов христиан, иудеев и мусульман. Второго такого места в мире просто не существует — три главные мировые религии сошлись в одной географической точке. Для иудеев это, конечно же, Стена Плача (хотя правильное её название Западная стена, про плач придумали арабы) — фрагмент Второго храма, разрушенного римлянами в 70 году н. э. Для христиан всё, что связано с последними днями земной жизни Христа — тут и Via della Rosa (улица, по которой он прошёл свой последний путь), и место распятия, воскрешения, и сам Гроб Господень. Для мусульман это мечети Аль-Акса и соседствующая с ней Купол Скалы… Мы подъехали почти к самим стенам древнего города. В этот момент наш FJ Cruiser, который после неудачной заправки в Грузии периодически чихал, прямо на одной из улиц у стен города начал глохнуть. За пару минут случился транспортный коллапс, поскольку улочки в таких местах очень узенькие и проехать по ним весьма непросто. Доступного паркинга, разумеется, нет, но некоторые из местных этим и зарабатывают. Рано утром они паркуют свои машины в нужных местах, а потом эти места продают.

При входе в город тотальный досмотр. У одного из членов нашей команды находят складной нож и грозят передать дело в полицию. Пытаться пронести холодное оружие — серьёзное преступление. После получасового разговора нож изымают, а мы спокойно идём дальше. Я много раз наблюдал Стену Плача по ТВ, но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Здесь толпятся сотни ортодоксов, которых легко узнать по традиционным одеяниям и длинным пейсам. Читая Тору, они ритмично отбивают поклоны в сторону стены, заполненной записками с прошениями (периодически их выгребают из стены и хоронят). Кстати, женская и мужская половины разделены, и увидеть, что происходит на соседней половине, можно, только поднявшись по ступенькам вверх. Путь до Гроба Господня пролегает через старые кварталы города, и с непривычки в них легко заблудиться. На маленьких улочках, так же как и в древности, кипит жизнь: тут и магазины, и лавки, и все что-то предлагают купить, и обязательно у них. Самый ходовой товар — свечи, красные нити и море всего стилизованного под старину с крестами и прочей религиозной атрибутикой. В самом храме к гробу стоит длинная очередь, и, чтобы попасть в Святую Кувуклию, нужно порой прождать не один час.

Иерусалим поделён на две части — еврейскую и мусульманскую. Если прийти с утра пораньше, то есть шанс попасть в арабскую часть. Для этого нужно пройти досмотр, и уже через несколько минут можно любоваться мечетями Аль-Акса и Купол Скалы. Кстати, сама Аль-Акса выглядит довольно невзрачно на контрасте с золочёным Куполом Скалы — именно его вы можете видеть на большинстве панорамных фотографий Иерусалима. Но после 11 часов утра всех туристов просят покинуть эту часть города, оставляя доступ только правоверным мусульманам.

 

 

Израильские военные и полицейские вполне спокойно реагируют
на попытки туристов их фотографировать

 

ОЗЕРО КИНЕРЕТ

Лет десять назад, когда я внимательно изучал библейские события, меня удивило одно часто упоминавшееся там место, а скорее даже то, сколько у него было названий. В Библии оно известно как Галилейское море, по которому Иисус ходил «аки по суху», на нём же рыбачили апостолы Пётр и Андрей. Иногда его называют Тивериадским озером по имени расположенного на его берегах города Тивериада (современная Тиверия), иногда Геннисаретским озером, но в современном Израиле оно зовётся морем (озером) Кинерет. Изначально море не было подконтрольно Израилю, но в результате шестидневной войны, когда были захвачены Голанские высоты, оно стало внутренним водоёмом еврейского государства и самым большим источником питьевой воды для всеизральского водопровода. Вокруг озера проложена прекрасная дорожка и построено множество отелей. Сюда приезжают отдыхать, купаться и вообще радоваться жизни. Мы тоже решили скорректировать свой график и недолго передохнуть.

 

СНЕГ НА ГОЛАНСКИХ ВЫСОТАХ

— А вы на горнолыжку к нам не хотите съездить? — спросил нас Костя.

— Куда-куда? — удивился я.

— У нас на Голанах есть горнолыжка. Будет время, загляните.

Будет время? Да конечно будет! Ведь надо же было увидеть те самые Голанские высоты, о которых мне с самого детства рассказывала «Международная панорама» (правда, тогда я не понимал, причём тут Голландия и эти высоты). А тут и высоты посмотрим, и очередной стереотип сотрём — у них тут и снег есть… Израиль получил контроль над Голанами в результате всё той же шестидневной войны 1967 года. С этих высот вся территория страны как на ладони, и отдать такой роскошный плацдарм Сирии молодое государство просто не имело права. Кстати, у этой территории до сих пор статус временно оккупированной, а вдоль дороги висят таблички с предупреждениями о минах, и стоят военные базы. Мы немного обнаглели, подъехали к одной из таких баз и без тени смущения стали фотографировать на телефон стоящие там танки. К нам тут же подошёл один из военных:

— Здесь нельзя фотографировать. Удалите всё, пожалуйста, — попросил он, словно извиняясь. Это было сказано так просто и непосредственно, что мы сразу согласились — не хочется всё же подставлять людей.

Даже на горнолыжном курорте невозможно забыть, где ты находишься — вокруг стоит военная техника белого цвета с большими антеннами. По всей вероятности, в случае необходимости она готова быстро отреагировать. А необходимость совсем рядом — это раздираемая войной Сирия. Кстати, словосочетание «горнолыжный курорт» не совсем уместно, точнее было бы назвать его «шорносаночным». Поднявшись на самый верх, мы обнаружили картину, не похожую на знакомые нам лыжные места — вместо лыжников и бордистов там царили саночники. Взрослые и дети с визгом и криками неслись с горы на чём попало…

 

 

Грунтовая дорога в заповеднике «Бээри»

 

 

Эйлат полностью соответствует классическим представлениям
об Израиле — здесь всегда лето и пальмы

 

НА МЕСТНОМ ТВ

Повсеместный здешний русский язык не давал мне покоя. Ведь все эти люди могут смотреть фильмы о наших путешествиях, читать отчёты, стать подписчиками в соцсетях. Нам срочно нужно было попасть на израильское ТВ! В конце концов, не каждый день сюда приезжают путешественники на машинах. Прокрутив в голове всех своих знакомых, я вспомнил фразу моего живущего в Америке товарища: «Будешь в Израиле, обязательно позвони Майе. Мы с ней вместе росли и до сих пор общаемся». Вскоре из Миннесоты прилетел номер телефона, и уже через пару часов я звонил Майе. Как выяснилось, мы с ней встречались в той же Миннесоте, только это было очень давно. Майя живо отреагировала на просьбу свести нас с телевизионными людьми и почти сразу назначила две встречи. И вот первый эфир на девятом канале — немного официозный, с обычными вопросами и ответами. В целом неплохо, но хотелось чего-то более интересного. Зато второй — на ILand TV — полностью оправдал мои ожидания. Стоило мне увидеть ведущую Анну Шулик, как стало понятно — сегодня будем зажигать! И правда, все двадцать минут эфира получились на редкость непринуждёнными, и ещё пару дней после этого я улыбался.

 

ОБРАТНО В ИОРДАНИЮ

Покидая Израиль, мы увозили не только сувениры, но и массу впечатлений. Картинка страны, много лет создаваемая отрывочными новостями, статьями и видео из интернета, оказалась далёкой от реальности. Многое пришлось переосмыслить. Осталось глубочайшее уважение к народу, который смог за несколько десятков лет буквально на пустом месте построить процветающее государство. Можно сколько угодно рефлексировать на тему того, что земля эта палестинская и что во всём виноват исключительно Израиль, но лично я придерживаюсь иной точки зрения. Глядя на соседнюю Газу, погрязшую в нищете и коррупции, рискну предположить, что даже если бы все эти земли остались под контролем Палестины, уровень жизни здесь был бы не выше уровня соседнего Египта или Иордании. И это ещё в лучшем случае… Быстро и без сложностей мы пересекли границу Израиля — никто нас особенно не проверял и вопросов не задавал. Теперь паромом Акаба — Нувейба нам нужно перебраться на египетский Синай. К сожалению, несколько дней назад египтяне начали военную операцию на севере полуострова, которая, скорее всего, скорректирует запланированный маршрут. Но об этом наша следующая история — приключения в Египте.

 

Текст Алексей Камерзанов
Фотографии Автора и участников экспедиции

 


Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Отправить другу