• Сегодня: Вторник, Февраль 20, 2018

 

Путешествия   12 марта 2008    417

Поездка трех UAZ Patriot на плато Укок

Поездка трех UAZ Patriot на плато Укок

Путешествуя прошлым летом по Алтаю, мы встретили компанию земляков на трех UAZ Patriot – они ехали на плато Укок. А недавно они позвонили и предложили вот этот материал. Есть такая точка на карте, где сходятся границы сопредельных государств – Монголии, Китая, Казахстана и России.

Здесь, на пересечении древних торговых путей, в окружении седых Алтайских хребтов на высоте 2200–2500 метров лежит плато Укок, самое труднодоступное место на юге Алтая и до сих пор хранящее множество тайн и загадок. На камнях там изображены почитаемые животные и духи. В степях стоят идолы, оставленные кочующими племенами, а в курганах покоятся знатные воины. Местные жители считают Укок закрытой страной, в которую нельзя отправляться с дурными намерениями. Они называют это место «Слово Неба» и уверены, что именно здесь открываются ворота в высший духовный мир, в мистическую Шамбалу. Мировую известность плато получило в 1993 году, когда в кургане Ак-Алаха археологи обнаружили хорошо сохранившуюся мумию, получившую название «принцесса Укока». Находка датируется V–III веками до нашей эры.

От Москвы до Укока около пяти тысяч километров. Будь у нас легковушки, никогда бы не решились на такой маршрут.

ПО ЧУЙСКОМУ ТРАКТУ

…Утро пятого дня пути было ленивым. Накануне устали и проснулись поздно: солнце давно поднялось. Рядом шумела Катунь, и даже не верилось, что скоро будем у цели. Привычная уже двухрядка Чуйского тракта постепенно становилась все более извитой. Дорога петляла по широкой долине, прижимаясь то к одному склону, то, перепрыгнув низким мостиком через Катунь, к другому. Все это сопровождалось ограничениями скорости и крутыми спусками-подъемами. Знаки «Осторожно – камнепад!» стали обыденными, привлекая внимание к скалам, нависающим справа и слева. Совершив очередной «кульбит», дорога вывела на вершину холма, и мы увидели, как с горы ползет серо-свинцовая туча. Неожиданно налетел шквал с дождем и градом, резко потемнело, и мимо прижавшихся к обочине машин понеслись листья, ветки и небольшие березки. Впрочем, ветер и дождь утихли столь же быстро, как и начались. Похоже, Алтай просто поздоровался с нами.

Увлеченные красотами, ввинчиваемся в очередной серпантин. Горные пейзажи не дают задуматься о сложностях рельефа. «Патриоты» ведут себя образцово, трудолюбиво взбираясь на второй передаче в гору. Лишь немного поднялась температура двигателей, отдавая дань высоте перевала Чике-Таман. А мы его как-то и не заметили! Но в прошлом он был опасным. На узкой дороге часто гибли лошади и грузы. Заросшие травой остатки старого тракта то и дело пересекали наш путь, спускаясь с осыпей под немыслимыми углами.


СТЕПНАЯ МАГИЯ

Наконец, спустившись с гор, въехали в знаменитые сухие степи Алтая. На много километров вокруг безжизненный пыльный пейзаж. На плоской как стол равнине разбросаны жалкие кустики и отдельные камни. Говорят, дождь в этих краях бывает только раз в году. Здесь мы обнаружили Палец. Узкая глыба в два человеческих роста высотой была воткнута вертикально в землю, а вокруг нее камни поменьше. По одной из версий это могила, по другой – место жертвоприношений. Солнце отражается от полированных боков истукана, и явно чувствуется исходящая от него странная энергия. Какое-то ощущение восторга вперемешку с испугом, заставляющее скорее ехать дальше.

РИСУНКИ НА КАМНЯХ

Собранная из потрепанных шкур и потемневших жердей кибитка стояла рядом с дорогой на небольшом возвышении. «Здесь были обнаружены наскальные изображения, работает  небольшой музей. Хотите посмотреть?» Пожилая дама в огромных темных очках и с седыми тонкими косичками охотно согласилась быть экскурсоводом, и мы поднялись на скалу. Петроглифы – это рисунки, схематично обозначающие сцены охоты, свадьбы или иных значимых в жизни мероприятий. Смешные человечки, на манер детских каракуль, глубоко выбиты в камне чем-то острым. Время, ветер и вода ничего не смогли сделать с картинами древних художников, только слегка размыли изображения. А чуть в стороне в кустах спрятался замечательный царек. Правитель сидел у коленопреклоненных подданных, на его голове была немыслимая корона, а на лице сияла обезоруживающая улыбка до ушей.

ПРОПУСК В НЕИЗВЕДАННОЕ

Для того чтобы попасть в запретные земли Укока, нужно получить разрешение в погранотряде и местной администрации. К пограничникам в село Акташ мы поспели за 15 минут до закрытия. Несмотря на это, с нами обошлись весьма учтиво, вежливо проинструктировали на предмет границы и пятикилометровой зоны возле нее, выдали пропуска. Очень помогло то, что мы заранее отправили на имя начальника отряда заказное письмо с паспортными и прочими данными.

Райцентр Кош-Агач оказался маленьким городком, а не «деревней с двумя домиками», как его описывал путеводитель «Ля Пти Футе». В местной администрации внимательно расспросили, куда мы направляемся, и, убедившись, что не поедем в заповедник, добавили свое «согласовано» на пропуске. А к вечеру мы уже свернули на гравийку.

РАДОНОВАЯ ВОДА

На перевале были к сумеркам. Горы охватывали долинку в полукольцо, шумели ручейки, сбегавшие со склонов. На каменной осыпи стояло несколько избушек. У домиков суетились местные.

Женщина в телогрейке приветливо пригласила войти. Внутри – буржуйка, обложенная камнями, и дощатый бассейн с прозрачной водой и галечным дном, с которого поднимались струйки пузырьков. «Это теплые радоновые источники. Вода, дающая здоровье. Но дольше пяти минут не сидите». Вода оказалась холодной и какой-то кислой на вкус, а пузырьки щекотались. После жаркого дня купание было приятным, и только предупреждение о пяти минутах (радон все-таки!) выгнало нас из целебной ванны.

 


ВЕРБЛЮЖЬЯ ТРОПА

Мелкий дождь стучал по крыше машины всю ночь. Вода ручейками сбегала по лобовому стеклу, капала из неплотно закрытой двери. Утро было туманным и зябким, на горах лежало плотное сизое облако. Дорога, ведущая на перевал Теплый Ключ (2907 метров), терялась в густом тумане. Осмотрели дорогу и решили оставить один из трех автомобилей в лагере.

Поехали по грунтовке, которая скорее напоминала выровненную осыпь, а не дорогу. Состояла она в основном из камней, хаотично наваленных друг на друга и часто выступающих над «полотном» более чем на 20 сантиметров. Приходилось буквально красться, постоянно решая задачку, как пропихнуться между глыбами и не повредить машину. Траектория движения часто круто забирала вверх, скорость падала до минимальной, а моторы грозили закипеть.

Неожиданно после очередного поворота уткнулись в стадо верблюдов, мирно расположившихся на дороге. Звери были лохматые, важные. Они задумчиво жевали траву с соседнего заливного луга и провожали нас удивленно-томными глазами.

Форсировали несколько горных ручьев, достававших до порогов наших не очень низких автомобилей. Пройдя за день всего пятьдесят километров, начали спуск с перевала. Наваленные в беспорядке валуны не давали расслабиться ни на минуту. Полный привод и пониженная передача в раздатке были подключены еще утром, и, вопреки прогнозам, трансмиссия это испытание выдержала с честью. Проскальзывая на камнях в поворотах, «Патриоты» упорно лезли вперед. У этой машины хорошо чувствуются габариты, поэтому можно точно проходить мимо опасных валунов. Главное, помнить о сравнительно низком картере моста со слабой штампованной крышкой. Впрочем, несколько крупных царапин на мостах все равно осталось.


НОЧЕВКА В БОЛОТЕ

Темнело, перед нами шумела Калгуты, раздувшаяся после дождя. Хотелось уже остановиться и погрузиться в сон после долгого дня.

«Не ночевать же на дороге! Вот замечательная зеленая полянка», – решили мы и свернули с пути. Дальше все произошло очень быстро – мельтешение кочек в свете фар, мягкий удар, остановка и медленное погружение в чавкнующую темноту. Головной автомобиль, накренившись и уйдя в грунт, плотно сидел на осях.

Дождь опять барабанит по крыше, вода струится по лобовому стеклу. Мы спим в засевшем авто, и снятся кадры из фильма о «Титанике»…

ЗА ПОДМОГОЙ

– Высоко в горах, на самом дальнем южном рубеже у китайской границы застряли в болоте машины, приехавшие из Москвы. Помогите!

– Как же вас угораздило с дороги съехать? Здесь этого никак нельзя делать. Нет, вытащить вас никак не получится, на заставе только один «уазик» и сломанный бульдозер. Идите к руднику через перевал.

Капитан местной заставы развернулся, и его кобыла, лениво поигрывая крупом, направилась к вышке и домикам, видневшимся на горизонте.

К руднику удалось добраться на случайной попутке. С неба лило нещадно, и в развалившееся здание конторы мы бежали не оглядываясь.

Главный «рудничий» был одет в телогрейку, усат и невозмутим. Первым делом он усадил промокших путешественников за стол. Такое количество макарон с тушенкой было, наверное, только в детстве в пионерском лагере! А сладкий чай оказался гармоничным довеском к пиршеству.

– Хорошо, дадим вам машину и трос. Только если чего случится – сразу сообщите, грузовик уже старенький. Сейчас его подготовим.

Мы ждали чуда, и оно не замедлило явиться в виде «Урала» нежно-зеленого цвета, на огромных, почти в человеческий рост колесах! Он пыхтел компрессором, посвистывал воздухом, капал маслом и басовито рычал большим движком. Лезть в кабину пришлось по лесенке, а забравшись, мы с трудом уместились на маленьком диванчике. Здесь и познакомились с Витькой – укротителем этой зверюги. Он весь светился оптимизмом, и мы поверили, что все обойдется.

ХОРОШО СИДИМ!

Где-то далеко-далеко внизу была земля, она наплывала и пропадала под необъятным капотом. Маленькие домики вокруг. Река, которую мы отважно форсировали на пути к руднику, показалась мелким ручейком. Мощный грузовик уверенно полз в горы и дробил колесами камни. Стало понятно, что именно такими машинами и для них была пробита эта тропа.

Прибытие спасателей отмечалось радостными криками. Правда, в пылу бурной радости все как-то забыли о Витьке, а обернувшись, увидели, что тяжеленный автомобиль медленно оседает в болото, вращая всеми шестью колесами…

– Надо бы начальству сообщить. Горный «Урал» у нас только один.

– А как? Сотовой связи здесь же нет…

– У погранцов. Рация. УКВ.

Вдалеке, в лохмотьях тумана, за разлившейся после дождей рекой Калгуты плыла застава…

НА ЗАСТАВЕ

Большая каменная печка гудела, похрустывая березовыми полешками. С мокрых вещей, развешанных по всей избе, капало. Мы сидели за крепко сбитым деревянным столом и ели самую вкусную в мире гречневую кашу со шкварками прямо со сковородки. Единственная лампа бросала пятна мерцающего света, освещая компанию пограничников, приютившую нас на ночь. Простые лица, тренировочные костюмы, солдатские котелки и алюминиевые ложки. И «Калашниковы», сложенные по углам комнаты. Он сидел и смотрел на нас умными лукавыми глазами – молодой парень, начальник удаленной заставы. Щурился от печного тепла и удовольствия, как большой сытый кот. А мы все рассказывали. Про Москву, которую покинули девять дней назад, про поход, про замечательные машины, которые позволили забраться в такую глушь.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ НЕ КОНЧАЮТСЯ!

«Сокол 507, Сокол 507, я Сайга 95. Как слышите? Прием!» Рация свистела и завывала атмосферными шумами. Уже час молодой боец пытался связаться с головной заставой. И вот наконец: «Командир, дозвонился! Пойдет колонна к границе –помогут!»

Дождь закончился. Рассвело, и сквозь разорванные ветром облака проглянуло солнышко. Занимался теплый летний день, река как-то съежилась, и мы без особых проблем пересекли ее на пограничной лошади.

Перед нами загадочный Укок. Белые горы, плывущие вдалеке, подернутые легкими облачками, голая бурая равнина из капель озерков и черных точек камней, рыжая дорога, огибающая ближайший холм. Везде бежали ручьи, болото парило, но сквозь дымку хорошо были различимы UAZ Patriot и «Урал», мирно сидящие посреди трясины…

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Приятный аромат шотландского табака разливается по комнате. Расположившись дома в уютных креслах, разглядываем отснятые фотографии и подводим итоги путешествия. Главный из них – Алтай, на удивление, совсем близко! Дорога к нему начинается прямо от московского подъезда, и уже дня через три-четыре можно попасть в сказочную страну. Но чтобы увидеть сокрытое и прикоснуться к ее сердцу, обязательно потребуются и полный привод, и немалый дорожный просвет, и умелые руки. Нам же очень не хватало хорошей резины, лебедок и шноркелей. В этом походе, пройдя более пяти тысяч километров, удалось лишь оказаться рядом с дверью в тайну. Но мы еще вернемся, обязательно вернемся. Ведь манящая Шамбала до сих пор так и осталась неизведанной!


Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar

Отправить другу