• Сегодня: Пятница, Август 16, 2019
 

 
Путешествия   13 августа 2019   

Трудности перевода: путешествуем по Франции на автомобиле

Путешествовать на автомобиле – это всегда прекрасно. Я это делал десятки раз и уже объехал всю Европу на самых разных машинах: своих, тестовых и прокатных. Но последний тур по Франции оказался настоящим испытанием как для техники, так и для меня. 

 

О том, как полезно изучать языки, знают все. Я свободно владею английским и всю жизнь считал, что в большинстве случаев этого достаточно, чтобы, как говорится, «не пропасть». И даже во Франции раньше этот принцип работал, хоть иногда и со скрипом. Но не в этот раз. Тут стоит заметить, что в институте я изучал ещё и немецкий, но за пять лет безудержного веселья и периодических сессий язык народов Германии в моём мозгу как-то не задержался. А на слух я вообще лучше воспринимаю французский, хоть его и не учил никогда. В командировках, если вдруг кто-то говорил по-французски, речь обычно идёт о машинах. «Веикюль», «витесс», «техноложи»… Что тут не понять-то? Предельно ясно и просто…

 

 

Задача перед экипажем, состоявшем из меня с женой, стояла вполне выполнимая: взять тестовый кроссовер в Париже и доехать на нем до побережья, а точнее, до Монпелье, где проходил известный музыкальный фестиваль. Вроде бы, ничего сложного. Но языковой барьер внес-таки свои коррективы в наш нехитрый план. 

 

В пятницу вечером, вдоволь нагулявшись по Парижу, мы решили стартовать. Настроили навигатор на маршрут без платных дорог (дабы и страну посмотреть, и сэкономить сотню-полторы евро) и выехали. Где-то километров через 250 индикатор уровня топлива намекнул, что пора бы заправиться. Напоминаю: пятница. Вечер. Ни я, ни жена не говорим по-французски. Это важно. Маршрут проходил по трассе N7 мимо известной многим любителям автоспорта деревеньки Маньи-Кур. Около нее есть заправка. Я туда и заехал. 

 

Стоит отметить, что я и раньше не раз жалел, что в институте выбрал в качестве второго иностранного языка немецкий, а не французский. После посещения АЗС посреди Франции и до сих пор я уже не просто жалею, а кусаю локти. Ибо я не мог представить, что у них там, в загнивающей Европе, изнывающей от аномальной жары и происков капиталистических тиранов, есть некие местные особенности названия видов топлива. 

 

Напомню: я во Франции далеко не впервые, и неоднократно уже заправлялся как бензином, так и дизелем. Ни разу не возникало проблем. Но на конкретной заправке бренда Avia неподалеку от кольца Маньи-Кур над пистолетом значилось «Gasole». Кроссовер у меня был бензиновый. Gasole – видимо, то же самое, что Gasoline, подумал я и заправил полный бак, отдав за это 70 евро за топливо и 160 евро в виде депозита. 

 

 

Тут стоит отметить одну особенность многих европейских АЗС. По ночам они могут быть либо вообще закрыты, либо работать только в режиме автомата, оплата только карточкой. Принцип простой: подъезжаешь, вставляешь кредитку, система «замораживает» 160-200 евро (средняя стоимость полного бака), заправляешь – и потом со счета списывают фактическую стоимость залитого топлива, а разницу «размораживают». Европейские банки снимают блокировку с денег максимум за сутки. Российские нередко тянут месяц-полтора, да и то начинают шевелиться только после звонка в абонентскую службу. 

 



 

 

Но вернёмся к нашим баранам. То есть к одному барану, который решил, что Gasole – это бензин. Как вы поняли, лингвистическая формула «gasole=gasoline» меня подвела. «Газолем» во Франции называют солярку. Это я понял, когда отъехал от АЗС метров 300, как раз после выезда на магистраль N7. Машина закашляла, потеряла тягу и мы встали на обочине. 

 

 

Французы не любят англичан. Так сложилось исторически. И тем более не любят и не собираются учить английский. Поэтому вызвать техпомощь в час ночи с пятницы на субботу оказалось невозможно. Фирменная служба поддержки, как выяснилось, не обслуживает центр Франции. Результат принёс только звонок по номеру 112 – там оператор хоть как-то понял, что машина не заводится и стоит на обочине магистрали. 

 

Эвакуатор приехал через полтора часа и отвёз наш временно нетрудоспособный кроссовер в городок Невер. И там уже выяснилось, что во всей Бургундии нет ни одного круглосуточного автосервиса. Ни единого. Более того: ни одно СТО не работает до утра понедельника. Что характерно, выяснить это мне помог электронный переводчик – «инглиш» в средней части Франции не знает, похоже, никто. Пару раз смартфон предлагал починить бассейн, звонить президенту и даже спросить деверя, но после пары перезагрузок французские эвакуаторщики смогли донести до меня суровую правду жизни: до утра понедельника никто чинить автомобиль не будет. Ну и «вишенкой на торте» — страховка не покрывает подобные случаи, произошедшие по вине водителя. 

 

 

До Монпелье мы в итоге доехали, но на прокатном Twingo. Правда, вместо 3 дней на море пришлось провести там две ночи и к полудню понедельника вернуться в Невер, чтобы спасти наш автомобиль. В сервис известной сети  мы приехали около 14 часов – в тот момент реанимация машины была в самом разгаре. СТО работает до 18:00, поэтому в 17:55 нам сказали: «Приезжайте за вашим «веикюль» завтра. Пардон, мерси, оревуар».

 

 

Всю эту тираду я выдал только ради одного: мы с вами не задумываемся, как нам, россиянам, повезло.  Не с обстановкой в стране, а пока только с сервисом. Мы можем починить автомобиль 24 часа в сутки. За нами всегда приедет эвакуатор, если только мы не за Уралом, и на АЗС мы не должны гадать, что имели в виду продавцы. Это вселяет уверенность. А в Европе, видимо, ломать автомобили с 18 часов пятницы до 8 утра понедельника не принято…

Текст и фото Евгений Липовицкий


Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы должны использовать эти HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Отправить другу