• Сегодня: Вторник, Сентябрь 26, 2017

 

События   31 октября 2008    82

Евротриал-2008

Евротриал-2008
Что это, трактор или вертолет?» – «Это русские привезли новые триальные машины!» – такие разговоры шли в лагере Евротриала за день до гонки. Евротриал-2008 проходил на юге Норвегии, в местечке с невыговариваемым по-русски названием Brokelandsheia.

Сборная России на этот раз прибыла в составе 12 экипажей, выступавших во всех пяти классах. В original  Роман Трушко и Александр Иванушкин на «Ниве» ВАЗ-21213, в standart  Олег Сухоруков и Виталий Семенов на Jeep Wrangler YJ, Андрей Егоров на «Ниве» ВАЗ-21213, Дмитрий Ситников и Денис Савинкин на Suzuki Escudo и Сергей Щетинин на MB Gelаndewagen. В классе modified выступал Владимир Казак на «УАЗе» «Шалун», в promodified – Иван Евдокимов (автор этих строк) на своем неизменном  Jeep Sahra, а в прототипах сразу четыре экипажа – Антон Филимонов и Сергей Ерохин на одинаковых новых машинах, только что вышедших из мастерских КБС, с мостами от трактора МТЗ-82 «Беларусь» и пространственной рамой, очертаниями сильно напоминающей фюзеляж боевого вертолета. Кроме них в прототипах заявились Алексей Луцкий на «Протозавре» (прошлогодней машине Филимонова) и чемпион России Юрий Самодуров на «Викинге».

НА ИЗЛОМЕ ЗЕМЛИ
Brokeland значит «изломанная земля», и на этот раз трасса соревнований была действительно сложной. Лидеры триала, норвежцы, у себя дома показали всей Европе, что такое настоящая трасса. Отвесные скалы, покрытые скользким грунтом, деревья, торфяные болота – было все, о чем может только мечтать настоящий триалист! Тактика российской сборной была простой – первые полтора часа после старта соревнований мы пешком исследовали все трассы, наблюдая за прохождением препятствий лидерами. Сразу наметились оптимальные траектории. Тем не менее сложности возникли у нас с самого начала.

ВОПРЕКИ ЖЕЛЕЗУ
Новые прототипы Филимонова и Ерохина глохли на склонах – карбюраторы не могли обеспечивать нормальную работу при больших кренах. Машина Лысаковых снова оказалась слишком большой и просто не помещалась на трассе. «Нива» Егорова опять сломалась, и Андрей мужественно боролся с трассами на одном переднем приводе. «Тигра» Владимира Казака, оказавшаяся в классе modified только по формальным признакам (на самом деле это stаndart), не могла толком преодолеть трассы – они просто слишком сложны для рессорной машины, не оснащенной жесткими блокировками. Но Володя мужественно боролся, выжимая из «УАЗа» все возможное. Вообще надо сказать, что в российской сборной сложилась такая ситуация, что только в классе Proto большинство машин соответствует по уровню подготовки своим лучшим европейским конкурентам. В более младших классах наши автомобили очень сильно отстают, причем прежде всего в маневренности. Что же касается класса promodified, то у нас такие машины в триале просто не ездят.  Это багги с видимостью кузова, напоминающего какой-либо автомобиль. Я попал как раз в этот класс, формальным поводом к чему были портальные мосты от «УАЗа». Соревноваться на рамной машине с рессорной подвеской с багги оказалось очень интересным занятием. Там, где для них было проблемным заехать в горку, мой старенький джип просто вставал на задние колеса и подпрыгивал на месте.  В равных условиях мы были только в одном случае – в болоте.  Тут опыт российского трофизма пригодился как нельзя кстати – по болоту я ездил без проблем в любом направлении. Поэтому очень осторожненько, считая каждое штрафное очко,  мы старались выжать все возможное из наших выступлений.

ПОЗОР ТАМОЖНЕ
В результате мы оказались девятыми  в зачете наций. Нас признали и стали с нами считаться. Но по дороге на родину наши машины не смогли победить  отечественного чиновника: на переходе МАПП Брусничное сборную России ободрали как лукавого коммерсанта, пытающегося ввезти контрабанду. За ввозимые обратно на родину спортивные автомобили пришлось заплатить пошлину… Вот такая поддержка автомобильного спорта государством.