• Сегодня: Суббота, Ноябрь 25, 2017

 

Путешествие   5 октября 2015    1 936

Тургайская степь Казахстана

Тургайская степь Казахстана

На этот раз команда самиздата «Батенька, да вы трансформер» отправилась искать в бесконечных степях Казахстана так называемые «Гибельные огни» Тургая, которые на протяжении многих веков обманывают заблудших путников и заводят в смертельно опасную глушь

Лобовое столкновение казалось неизбежным – на полной скорости в лоб «Батенькамобилю» летел ошалелый мотоциклист, слепящий нас дальним светом. Шансов никаких: справа и слева глухая тьма, скрывающая крутую насыпь вдоль трассы, а в тормозах на такой скорости смысла никакого, особенно когда речь идет о перегруженном пикапе с пятью человеками внутри. Надежда оставалась только на чудо, в существование которого никто из экипажа до этой экспедиции особо не верил.

 

NE231304_1

 

Компания.  На берегу высохшего соляного озера наша команда и памятник
Теодору Глаголеву, забытому русскому путешественнику и нашему символу

 

Еще секунда – и бах! Мотоцикл во время столкновения на высокой скорости превращается в ножницы по металлу, рассекая надвое протараненный автомобиль. Совершенно непривлекательное зрелище! Груда обгоревшего металла, ошметки плоти, костей и баснословные расходы на похороны.

Но нет. Не сегодня. Нет никакого «бах». Вообще ничего не происходит. Мотоциклист где был – в сотне метров от капота, – там и остался, будто кто-то поставил этот мир на паузу. Коллективный глюк? На тот момент мы не могли исключать и этого. Но ситуация явно выходила из-под нашего контроля.

Сбрасываем скорость до безопасной, прижимаемся к обочине и ползем на край ночи, пытаясь рассчитать реальное расстояние до мотоциклиста и выхватить из проклятой тьмы хоть какие-то очертания. Где же этот псих, из-за которого мы, сами того не желая, вспомнили все свои жизни? Минута, две, пять, двенадцать. Леденящая душу фара долбанного мотоцикла медленно начала расползаться на шесть или даже больше ламп клоунского грузовика, напоминающего новогоднюю елку. Мы двенадцать минут ехали навстречу друг другу на внушительной скорости, совершенно не ощущая расстояния и готовясь к неминуемой смерти.

 

NE231545_0

 

Мираж. Плоские земли Казахстана играют с путником злую шутку:
никогда не знаешь, как далеко едет машина на встречной полосе

 

Такой вот Тургай. Абсолютно инопланетная территория пугающе плоских степей, распростершихся на сотни километров во всех направлениях. Миллионы лет назад здесь бушевали холодные воды океана с кишащими гигантскими тварями, уничтожающими все живое на своем пути. Об этом нам рассказывают объемные диарамы в краеведческих музеях Аркалыка или Кустаная. С какой любовью художник создавал эти макеты доисторических монстров! Будто это были лучшие времена Казахстана и самые почитаемые предки.

Затем землю сковал ледник, который, медленно отступая на свое постоянное место жительства, отутюжил поверхность будущего Тургая до безупречно ровной плоскости. Определить расстояние до какой-либо точки немыслимо. Понимаешь только, что это очень далеко. Горизонта здесь нет. Постоянно сменяющие друг друга холодные и теплые потоки воздуха создают завораживающие оптические иллюзии.

 

NE190354_5

NE220704_4

NE231057_3

 

– Смотрите, там степь горит. Это же огонь! – Там, где должен быть горизонт, действительно бушуют всполохи.
– Да ладно! Реально огонь… Никита, ты снимаешь?
– Да нет, мне кажется, что это просто холм, но очень далеко. – Вполне возможно, что и холм, расплывающийся в потоках теплого воздуха.

Но солнце заходит за тучу, температура заметно остывает, и нет больше ни пожара, ни горы – ничего. Все та же отшлифованная желтая столешница, скрывающая множество мистических сюрпризов.

На протяжении столетий по этим степям блуждают так называемые «гибельные огни». Они заводят заблудших путников в глубь степей, где те умирают от голода, холода, жары и жажды. Природа этих огней неясна. Видит их не каждый. Да и видят все по-разному. В поисках этих видений мы отправились напрямик в самую глубь степей к отдаленным от цивилизации аулам, чтобы пообщаться с местными жителями и услышать их версии происходящего.

– Иногда женщина белая идет вдоль дороги, а кто видит лошадь светящуюся. Постоянно машины бьются из-за этой лошади, – рассказывает нам аким из аула Урпек. Здесь, в окрестных степях и рядом с отдаленными аулами, «гибельные огни» видят чаще всего. – Я ехал однажды сам домой и вдруг вижу – сзади фары. Куда я – туда и они. Остановился, вышел из машины – нет никаких фар. Но это надо выпить, если не выпьешь, то вряд ли увидишь, – смеется аким.

 

NE220581_7

 

Ход истории.  Примерно так выглядит эволюция человека
из скотины в образованного экскурсовода

 

Мы заехали в несколько аулов, выглядящих как декорации к фильму «Безумный Макс». Из песка и глины торчат остовы ржавых тракторов и грузовиков, в отдалении над домами выпирают огромные ребра – каркас давно разрушившегося коровника; а вот дом с забором, собранным из всего, что только можно найти на свалках, – автомобильных дверей, ржавых листов железа, тросов, гнилых досок, старого холодильника, решетки от пружинной кровати… Даже колесные диски, и те нашли себе место в этом памятнике постапокалиптической архитектуры. Все это шатается и гудит от порывов ветра, поднимающих в воздух тонны песка и пыли. И везде – дети. Много маленьких чумазых ребятишек с обветренными лицами снуют тут и там, играют с коровьими какашками, гоняют палками унылую пустоту. Чем беднее территория, тем больше в семье детей. Так устроена эта планета. Но нам нужны взрослые, желательно пожилые, кто всю жизнь прожил в этих степях.

Первый облом, к которому мы в принципе были готовы, – это языковой барьер. Подростки и молодежь русский язык уже не знают, а взрослые помнят плохо. Объясняемся практически на пальцах, подбираем самые простые слова. И чем глубже в степь, тем хуже.

 

NE210330_6

 

Без компаса.  Попытки ориентироваться в степи «на глаз» –
занятие крайне сложное, если не бессмысленное

 

– Странные огни? Нет. Нет тут такого, – широко улыбается нам Мухаммед Рахид, мужчина средних лет, единственный, кто хоть как-то знает русский язык в Кабырге.

– Нам пастух рассказывал, что иногда видит ночью столб из земли, в небо идет. – Изображаем столб света для наглядности.

– Аааа. Ширак? Да. На кладбище. Там кладбище. – Мухаммед протягивает руку в пыльную бесконечность в сторону северо-запада. – Это душа уходит. Разных цветов бывает. Ширак.

– И часто видите?
– Часто. Да. Разных цветов. – И уже Мухаммед сам рисует руками в воздухе воображаемый столб света.

Никакой мистики, ничего тайного и странного для местных жителей в этом нет. Если хочешь узнать про огни – забудь про слова «странный», «мистический», «загадочный». Все они будут вводить собеседника в ступор. Людей степи объединяет абсолютно спокойное отношение к арлакам (призракам), к шираку (тот самый столб света), к белым ходокам и прочим героям ТВ-3, разве что шайтан с козьей бородкой немного пугает.

Нас же все эти истории вогнали в транс, и нам во что бы то ни стало нужно было увидеть огни. Хоть какие.

 

SPA-ПРОЦЕДУРЫ ДЛЯ «БАТЕНЬКАМОБИЛЯ»
Нам не хотелось, чтобы наш «Батенькамобиль» стал частью декораций тургайских степей, не выдержав нагрузки. Поэтому перед стартом и во время экспедиции мы провели ряд реабилитационных процедур при поддержке друзей из Suprotec. Владельцы иномарок поймут: стремно вливать неизвестные жидкости в гарантийный автомобиль. Но мы рискнули. И что же? После заливки триботехнического состава в масло двигатель сразу начал тарахтеть заметно тише и снизилась характерная для большого пробега вибрация. А после очистки топливной системы к «Батенькамобилю» вернулась резвость, потерянная с возрастом. Это приятно удивляет. Будем проводить эксперименты дальше и писать об этом на сайте Suprotec. Захаживайте!

 

Костер потушен, фонарики выключены, «Батенькамобиль» заблокирован и спит крепким сном. Полночь. Будто команда охотников за привидениями, мы бредем в черную неизвестность в поисках ширака, арлака, ну или, на худой конец, шайтана. Над головой проносятся падающие звезды, вокруг постоянно слышится копошение тушканчиков или сусликов. Огни – повсюду. Весь горизонт усеян моргающими огоньками разных цветов: голубые, желтые, бело-лунные, красные. Они то появляются, то исчезают, плывут по линии горизонта, расплываются в линии и собираются в яркие четко очерченные точки. Завораживающая красота. Стоим и радуемся до слез, будто малые дети. Это все аулы, разбросанные по степи на десятки и сотни километров от нас, а может быть, и дальше. Если днем степь превращает вас в ничтожную пылинку в бесконечности, то ночью все пространство сжимается до неузнаваемости и кажется, будто до огоньков можно дойти пешком за пять минут.

 

   NE231223_11

 

Аскеты. Степной ветер выметает все лишнее и даже человека делает похожим на степь

 

NE210166_10

 

Очевидец. Этот пастух, на земле которого мы ночевали, видел
«гибельные огни». Говорит, не каждому это дано

 

NE220958_15  NE231031_14 

     NE200135_13  

 

Для френдов.  На этой фотографии мы попытались сделать модный кадр для инстаграма

 

Может, именно на эти огни и идут путники до тех пор, пока вдруг поток холодного или теплого воздуха не исказит пространство? Не слишком ли простое объяснение? И что такое ширак? Откуда образ девушки или белой лошади? Чем глубже мы уезжали в степь, тем больше вопросов мы записывали в свои блокноты. И все эти вопросы мы привезли с собой обратно. Экспедиция в Тургай не завершена. Мы потерпели неудачу в этот раз, но подобрались слишком близко, чтобы позволить себе закрыть проект. Ночь только начинается.