• Сегодня: Четверг, Декабрь 14, 2017

 

Путешествие   30 января 2010    631

4 тыс км от Рыбинска до Салехарда на самодельных снегоходах

4 тыс км от Рыбинска до Салехарда на самодельных снегоходах

Четыре тысячи километров от Рыбинска до Салехарда на снегоходах – путь настоящих экстремалов…  Мечта о дальнем путешествии на снегоходах закралась после не совсем удачной экспедиции 2004 года по Якутии, когда, пройдя примерно половину пути, пришлось вернуться, бросив в тайге одну «Тайгу»…

К  2009 году план новой авантюры созрел окончательно. Тем более было на чем ехать: два снегохода «Зимогор» собственной разработки и постройки, оснащенные 4-тактными двигателями фирмы Briggs & Stratton (22 и 18 л. с.) и гусеницами от длинного «Бурана». В сноумобильной иерархии они занимают нишу легких утилитарников. Пониженной передачи и заднего хода не было, зато весили машины по 200 килограммов, а баки емкостью 50 литров допускали значительную «автономку». Определился и маршрут: начальный пункт – Рыбинск, конечный – Салехард. Много сложнее оказалось, учитывая дальность и длительность проекта, найти попутчиков. В итоге в экспедиции помимо автора этих строк принял участие лишь московский журналист Иван Ксенофонтов.

Короткая остановка в селе Кукобой (Ярославская область). Прощание с провожающим из Рыбинска – далее только вдвоем…

ЦАРСТВО ГАЗПРОМА
Стартовали 14 марта 2009 года. Первые километры прошли по Рыбинскому водохранилищу. В районе деревни Починок-Болотов выскочили к газопроводу и встали на неплохую, покрытую снегом служебную дорогу. Правда, отравляли жизнь первой недели пути бесчисленные объезды запертых ворот, которые установлены на всех пересечениях с трассами общего пользования, да поиски переездов через железные дороги – обычно газопроводная дорога просто упиралась в насыпь «железки», а с другой стороны, как ни в чем не бывало, возникала снова. Малоезженые пути пересекали, предварительно построив мосты через кюветы (на что уходило от полутора до двух часов времени). А на оживленных приходилось искать официальные переезды, располагающиеся зачастую за десятки километров. Быт же был организован просто – засветло искали укромное место, укатывали площадку и ставили 6-местную зимнюю палатку, в которой можно было зажигать примус для готовки и обогрева одновременно. Так за неделю прошли 1162 километра.

Весна постоянно напоминала о себе вскрывшимися ручьями и реками, поэтому рвались на север как могли…


ВИШЕРСКИЙ ЭКСТРИМ
Понедельник – день тяжелый. Но поняли это мы не сразу. Поутру в Емве заправили баки и взяли по «двадцатке» в резерв – зачем везти лишнее! Судя по карте, прогон планируется небольшой. Но бетонка к поселку Тыбью, обозначенная как дорога, оказалась направлением: предприимчивые люди сняли все плиты и бывшая дорога уже начала зарастать ивняком. На следующий день спустились на Вишеру. Думали ходом домчать до Богородска – напрямую всего 40 километров. Однако уже через 200 метров встали – под снегом была вода. Отцепили сани и сняли вещи со снегоходов. Но за пять часов покорили лишь пять километров вперед и пять километров обратно. На следующий день кошмар повторился: за шесть часов на пустых машинах «пробили» только 10 километров. Мало того, кончился бензин, и пришлось в полной темноте возвращаться к палатке пешком. Протопали по колено в воде за три часа восемь километров – отличный результат, быстрее, чем на снегоходах… На третий день на реке добрались до избы. Иван сушит вещи, готовит еду, а я продвигаюсь дальше насколько это возможно – бензина-то в обрез. Определил наиболее эффективную тактику: стоять как можно ближе к рулю, разгрузив гусеницу, и ехать внатяг с как можно меньшей скоростью. Прошел 11 километров за четыре часа и вернулся к избушке. Вот вам и 13-й день похода – погода портится, сильный ветер, термометр показывает ноль градусов. Еще немного – бензин закончится, а там и… весна придет. Похоже, придется строить плот и сплавляться на нем до Богородска. С этими мыслями засыпаем… Но утром все же движемся дальше.

С точки зрения экономии сил оказалось, что проще было тащить отцепившийся прицеп на себе, чем разворачивать снегоход


Самое страшное, когда снегоход с санями остается в мокрой каше. Даже к пластиковым накладкам лыж саней мгновенно прилипает снег, делая движение невозможным. После очередной засады, обессилев, бросили сани прямо в воде и неподалеку поставили палатку. Дневной пробег составил всего 28 километров.

Утром ничего нового – ветер не утихает и опять валит крупными хлопьями мокрый снег. Слили из снегохода Ивана последние пять литров бензина. Пока светло, пробиваюсь в направлении Богородска и неожиданно натыкаюсь на старый след «Бурана».  Сомнений в успехе уже нет, и скоро впереди вижу мост, ведущий к людям.

Дорогами миновали Сторожевск.  У Подтыбока даже пообедали в придорожном кафе (цивилизация!). Села Аныб, Руч, Деревянск, Носим прошли на одном дыхании, скорость местами доходила до 70 км/ч. На ночь остановились на лыжной базе в поселке Кабанъель, что рядом с Усть-Куломом. Горячей воды нет, поэтому мылись, нагрев воду в электрочайнике. Отметили круглую цифру – первые 1500 километров путешествия!

ОХОТНИЧЬИМИ ТРОПАМИ
Весна идет впереди нас – асфальт сухой, а обочины без снега. В лесхозе на въезде в Усть-Нем зондируем обстановку:
– Как лучше добраться до Якши?
– Да никак, нет туда дороги.

Однако убедившись, что мы не охотники, один из местных взялся нам помочь и сопроводил до поселка Югыдъяга. Это мудреное название напоминает, что мы находимся в Республике Коми, со своим языком и традициями. Здесь и встречаем охотника Саню. Поразительно, но он был готов к походу уже через 20 минут. Сбегал домой, взял ружье, охотничьи лыжи, небольшой рюкзак с провиантом и сел на сани. Ехать предстояло по узкоколейке. Точнее, по тому, что от нее осталось – рельсы и вагоны давно сдали в металлолом. Температура плюсовая, и мы движемся практически по целине. Пройдя около 50 километров, застреваем. Проводник вспоминает, что года три назад он с напарником этот семикилометровый участок прошел на «Буране» за два дня. Оптимистичный прогноз! Но тут же Саня нюхом находит избушку: «Заночуем в ней!»

На календаре 31 марта, идет 18-й день экспедиции. Иван хозяйничает в доме, а мы снова едем торить дорогу. С ходу проскочили ручей по снежной перемычке. Саня вовремя отцепился: снег обвалился и маленьким айсбергом поплыл в сторону Нема. Назад придется строить настоящий мост. Саня топчет снег, но и под широкими лыжами он проваливается на 30–40 сантиметров. Дождь вроде прекратился, но мы уже и изнутри, и снаружи одинаково мокрые. Обычно пишут «до нитки», я бы сказал «до стелек». Вдруг – следы от «Бурана»! Он привел к избушке, где незнакомцы жили долго и с размахом (судя по числу бутылок из-под водки). Назавтра расстаемся с Саней, ему идти назад 80 километров на лыжах, нам до ближайшего поселка Якши столько же. Но, по его мнению, нам сложнее:
– У вас техника, и вы от нее зависите.
– А как же ты?
– Я в тайге не пропаду, заодно и поохочусь…

Бог Тайги. Похоже, мы были ему «по барабану»!

«СЮРПРИЗЫ» СВЫШЕ
Столбы выветривания на плато Маньпупунер телеканал «Россия» обозначил как одно из семи чудес России. Кроме их размеров, красоты и различных легенд о происхождении запало еще кое-что – труднодоступность. А почему бы не завернуть на «пупы»? Чем не мечта?

4 апреля, пройдя по дорогам сотню километров за три часа, достигли угла границы Печоро-Илычского заповедника. Свернули на «профиль» заповедника, который, как сказали егери, «прорубается и составляет в ширину метра четыре». Вначале так оно и было, даже через ручьи встречались мостки. Однако вскоре «профиль» стал практически невидимым, а очередной ручей оказался непроходимым. Вернулись обратно. На следующий день другой просекой попали на кордон Полой, что на реке Печора. Инспектор посоветовал идти по реке Кедровке, где он, правда, давно не бывал.

Снег на болоте есть, но очень «мягкий», и ехать по нему сложно. Зато виды вокруг красивые!


Красивые высокие берега, резкие повороты, плотный снег с множеством следов диких зверей, а местами голый лед. Кедровка словно провоцировала на драйв. После одного из поворотов, пытаясь объехать промоину, проваливаюсь. Для снегохода полметра воды не фатально, хуже для палатки, ковриков и запасной обуви – все в прицепе залито водой. Эвакуация заняла час. Через пару километров снова промоины, а затем еще и еще… После четырехчасового плутания наш GPS-трек напоминал движение фигуриста на льду. Уже разгружаясь вечером, обнаружили отсутствие рюкзака, который был привязан к заднему сиденью снегохода. А там спальник, теплые вещи, кружки, тарелки, термосы и пряники. Просчитав ситуацию, пришли к выводу, что это знак свыше. Да и, похоже, нам не хватает бензина и придется возвращаться.

От кордона Полой пошли по Печоре до села Усть-Унья, а там по автодороге до Комсомольска-на-Печоре. Тут на безобидном, казалось бы, участке случился форс-мажор – на одном из снегоходов провернуло шлицы на звездочке вала гусеницы. До ближайшего жилья 50 километров. Целых 50 или всего 50? Проблемными стали и спуски, где ведомый с санями догонял ведущего, и подъемы, где снегоход и сани приходилось тащить по очереди. Въехали в поселок в 23.30, на улицах ни души. Попытки постучать в окна, где был свет, кроме пьяного бормотания в ответ ничего не дали. Палатка в санях давно превратилась в оранжевую ледышку. Хорошо, что единственный встреченный житель (причем женщина) не испугался нас, хотя объяснения в полночь о пробеге из Рыбинска в Салехард были скорее похожи на бред сумасшедших. Тем не менее нас приютили, пустив в гараж с отоплением. Не пять звезд, но нам круче и не надо… Разобрались с поломкой: вариант ее самостоятельного устранения отпадал из-за отсутствия в поселке токарного станка. Пришлось ждать двое суток посылки с проводником из Рыбинска. Сама же установка вала заняла 20 минут.

За четыре с лишним тысячи километров похода на самодельных снегоходах случилась всего одна поломка


ДАЕШЬ МЕЧТУ!
Заправившись «под пробки» – по 50 литров в баках, 80 литров в канистрах в прицепе, плюс еще 50 литров на снегоходе, выдвинулись по замерзшей Печоре к кордону Изпыред и далее по притоку Илыче. Здесь появились промоины, достигающие местами нескольких сотен метров. На кордоне Шижим Дыкост хозяйка напоила кофе и объяснила, что дальнейшее движение по реке невозможно – впереди  участок с открытой водой и правильнее будет вернуться на старый Екатерининский тракт, где проложена «буранка» до кордона Егроляги. Поехали туда и нарвались – начальник службы, увидев, что пропуска просрочены на один день (из-за блужданий и поломки), изрек: «Я имею полное право оштрафовать и выдворить вас за территорию заповедника». Другой же инспектор и просто хороший человек Андрей все же отправился с нами помочь найти дорогу. Главный вопрос путешествия – как перевалить через Уральский хребет – был решен.

Воскресенье, 12 апреля, День космонавтики. Настроение отважное, и хочется обязательно что-то покорить! До плато Маньпупунер 15 километров. Деревья редеют, уменьшаются в размерах, подъем становится более пологим. Снег очень твердый, по нему спокойно можно ходить не проваливаясь – это ветер постарался, он здесь всегда. Наконец показались каменные исполины,  величаво стоящие в лучах солнца справа от нас и завораживающие своей высотой и мощью. Ровно в 12.00 мечта сбылась!

БЕГСТВО ОТ ВЕСНЫ
За очередным поворотом просеки Екатерининского тракта видим постройки, ржавые и не очень конструкции из металла, автомобили. Местечко именуется устьем Арбыньи, здесь находится золотоартель. Гостеприимность Виктора, летом начальника партии, а сейчас сторожа, не знала границ: мы были накормлены и напоены по полной программе, нам предлагалась в дорогу тушенка, сгущенка и галеты…

Иногда приходилось строить мосты… А кто говорил, что будет легко?

В селении Няксимволе перевели время вперед на два часа – ведь мы в Тюменской области, Ханты-Мансийском автономном округе. В пути уже месяц! Въезжаем на первый автозимник. Но температура плюсовая и на нем лужи. Даже ночью все тает, по прогнозам завтра тоже «плюс». В поселке газовиков Хулимсунте дорога совсем без снега – щебень и асфальт. Придется идти на Игрим по реке Сосьва, в худшем случае это 350 километров… Мчим по реке по наезженной «буранке», но постепенно снегоходы то и дело начинают проваливаться в снежную кашу. Температура перешла все допустимые границы, уже плюс 12 градусов, под снегом вода.

В поселке Сосьва надежды на нормальный зимник окончательно лопнули: он уже неделю как закрыт. Значит, снова по реке. Начался снег, резко потемнело, и уже в 18 часов приходится вставать на ночлег в палатке (давненько ее не ставили, разбаловались!). А наутро облачно, снег и видимость менее 50 метров. Так и шли целый день, пока наконец не показались огни Игрима – довольно большого и современного газпромовского поселка. Посетили супермаркет, подключились к местной связи и отзвонились домой. И главное –
узнали, что дальше до самого Салехарда зимник еще цел.

ЯМАЛ НЕ МАЛ!
До райцентра Березово около 100 километров, снег перешел в метель. Ничего не видно, зато едется хорошо! Ночуем в гостинице, отдав по 1200 рублей с человека. Анализируя финансовое состояние (нулевое, даже не расплатиться за постой), звоним по домам с просьбой выслать денег. Гадаем, откуда пришлют быстрее, а пока сушка одежды, душ, телевизор и сон…

Мороз и солнце – день чудесный! Может, мы догнали зиму? Деньги получены, и можно ехать дальше. Зимник практически идеальный. Вот бы раньше такой! Оставшийся путь до Салехарда оказался самым беспроблемным.

И ВОТ 20 АПРЕЛЯ, 37-Й
день путешествия. Последний бросок – и мы наконец должны достичь крайней точки маршрута, поселка Салемал. Но до него почти 200 километров по Оби. Поверхность же реки – сплошные переметы, ехать можно со скоростью не более 20 км/ч, больно уж трясет. Да и погода опять начинает портиться, завьюжило. К Аксарке метель усилилась до безобразия, движение автомобилей в сторону Салемала и Надыма закрыто. Дальше зимник идет вдоль берега, но движение по нему невозможно – глубоченные колеи. Едем рядом, стараясь по возможности спрямить траекторию. Переметы вытрясают последние силы…

Финишируем возле дома местного предпринимателя Виктора Маниты. Он открыл в поселке магазин (по салемальским меркам суперсалон) по продаже снегоходной техники и запчастей. Пробыв у него около суток и продав оба снегохода, мы поехали на поезде домой. Авантюра удалась!

P. S. На момент написания этого материала желание путешествовать прогрессирует. Скоро опять зима!

Сухие факты
Общий пробег: «Зимогор-2» (А. Попова) – 4132 км; «Зимогор-2»  (И. Ксенофонтова) – 3756 км. Израсходовано топлива: Аи-92 – 912 литров,  А-80 – 320 литров, из них 20 литров  спалили в примусе. Средний расход –15.3 л/100 км.