• Сегодня: Вторник, Ноябрь 19, 2019
 

 
Блоги, Машины 5 комментариев   30 июля 2019         

Интервью с главным дизайнером LADA

Интервью с главным дизайнером LADA Стивом Маттином, в котором он рассказывает, почему русские художники самые крутые и когда будет не стыдно припарковаться на «Ниве» рядом с Range Rover

 

 

  • Часть первая, в которой я пытаюсь заставить собеседника унизить конкурентов, но у меня ничего не получается

 

Для начала вы могли бы поделить существующие на рынке внедорожники на красивые и некрасивые?

Вряд ли, потому что сложно использовать только две эти категории. Есть машины, которые хорошо смотрятся, у других мощный облик, а есть автомобили с утилитарной внешностью. Или можно выразиться иначе — есть нейтральные, страшненькие и модные. Процент красивых невелик. Основная масса, я бы сказал, нейтральные.

 

То есть, как говорят в России, ни рыба ни мясо?

Ну почему, это просто нормальные машины, но они не вызывают сильных эмоций и не переворачивают что-то внутри вас.

 

Одним словом, никакие… А какая модель, по-вашему, является эталоном уродства?

Я бы не хотел оценивать другие бренды.

 

Ладно, спрошу иначе. Например, одна известная японская марка за всю свою историю не создала, по моему мнению, ни одной красивой машины. Откуда такое пренебрежение к дизайну?

Причин несколько. Прежде всего, как я думаю, это не является частью философии бренда. К примеру, у LADA десять лет назад тоже не было приоритета дизайна. Кроме того, большую роль играют люди, которые работают на марку, их желание и способность передавать атрибуты бренда. Однако бывает и так, что клиенты компании просто не обращают внимание на дизайн. Им это не нужно.

 

Клиентам АвтоВАЗа раньше тоже было наплевать на красоту, однако теперь всё изменилось. И сейчас, как вы сказали, дизайн является определяющей причиной при покупке ваших автомобилей. Почему вы это сделали, а японцы всё ещё игнорируют?

Спросите у японцев.

 

Но вы как-то сказали, что часто общаетесь с другими дизайнерами, у вас тесный круг, почему бы не намекнуть при встрече, мол, приятель, что за ерунду ты рисуешь?

А вы думаете, я должен это делать? В нашем бизнесе не принято критиковать работу друг друга. Если кто-то сделает действительно крутую машину, я говорю: «О, это здорово!» Но давать советы я не стану. К тому же мы конкуренты, и я не хочу, чтобы мои соперники делали лучше.

 

 

  • Часть вторая, в которой я стараюсь вытянуть из Стива хоть немного негатива по поводу внедорожников премиум-сегмента, но он не поддаётся

 

Поговорим о премиальных марках. Сколько в их облике желания угодить вкусам клиентов из Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока?

У разных компаний — разные подходы. Есть марки со специфичной ДНК, которая привлекательна везде, независимо от рынка. Их, кстати, постоянно клонируют в Китае, как тот же Range Rover Evoque. Но есть и другие, которые изначально создают продукты с учётом китайского потребителя. В любом случае более привлекательными оказываются компании, имеющие устойчивый имидж. Если у вас нет реноме, вам труднее понравиться.

 

Ну а когда вы работали на Mercedes, вам говорили: сделай так, чтобы это продавалось в Китае.

Тогда китайский рынок не был таким огромным, поэтому нет, не говорили. Многое изменилось за последние 15 лет. Сейчас у европейских производителей свои дизайн-студии в Китае, но они не так часто делают модели под определённый рынок. Наоборот, многие создают глобальную модель, которую можно продавать по всему миру.

 

Что вы думаете, глядя на современные премиальные автомобили — это красиво или это для нуворишей?

Премиум — особая история, в которой важнее всего сила бренда. Возьмём немецкую тройку… Абсолютно не важно, как выглядят их машины, люди всё равно их купят. Кроме того, у премиум-сегмента всегда продвинутая начинка, которой нет в эконом-классе. Клиенты готовы за это платить. Таким образом, определяющими факторами при покупке являются мощь бренда и оснащение. Дизайн оказывается на третьем месте. Если автомобиль стоит в пять раз дороже, это не значит, что он в пять раз красивее. Дизайн и деньги — разные вещи. Дизайн — это игра с пропорциями.

 

Странно играют с пропорциями немцы. Они словно хотят, чтобы их автомобиль выглядел надменно. Вы чувствуете, что в последние годы цинизма в премиуме стало значительно больше?

И да и нет. Это зависит от конкретной машины. Думаю, проблема премиальных брендов в другом. Они как бы замедляются в своём развитии. Слишком многое связывает их с корнями, они не в силах от них оторваться. А вот мы в LADA свободны от любых ограничений.

 

 

  • Часть третья, в которой я спрашиваю Стива о вдохновении и пытаюсь продать его рисунок

 

А бывает, что вы заходите в ресторан и, посмотрев на интерьер, говорите: «О, нет! Здесь я точно есть не буду!»

Да, конечно, атмосфера важна. Она влияет на вкус еды. Пить вино в тесном полутёмном баре или на лужайке рядом с виноградником — совсем не одно и то же. Могу сказать, что обстановка вокруг оказывает на дизайнера гораздо больше влияния, чем, например, на бухгалтера. Профессия даёт о себе знать. Дизайнеры всегда считывают визуальную информацию и запоминают её. В любой момент может появиться новая идея. Иногда я сижу на какой-нибудь встрече, и моя рука сама начинает рисовать. Я ей не командую.

Когда и что вдохновляло вас при создании автомобиля? Можете привести пример конкретной модели?

Когда я работал над Volvo S60, я жил в Швеции, почти на самом побережье. И вдохновение пришло от морского берега. Я нарисовал необычную подоконную линию, она словно появилась из воды. Это пример того, когда вы попадаете в новую среду и начинаете считывать вещи, которые на других не действуют. (Отвечая на вопрос, Стив набросал на листе контур автомобиля, и я спросил, могу ли продать его китайцам. Но он ответил, что, скорее всего, я опоздал и они уже это использовали.)

 

 

  • Часть четвёртая, в которой я не понимаю, почему Стив защищает китайцев, и удивляюсь внешности будущей LADA 4х4

 

Вы живёте на два города. Не тяжело постоянно ездить туда-обратно?

Три дня в неделю я в Тольятти и два в Москве. В столице интереснее, потому что здесь всегда что-то происходит, но и Тольятти — прекрасное место. Особенно если вы хотите спокойствия или черпать вдохновение в природе. Там можно изолироваться от мира, и никто не нарушит вашего уединения. Но всё равно тянет в Москву. Я люблю местную культуру. Хожу по музеям, галереям, гуляю по улицам, рассматриваю автомобили, одежду людей, витрины магазинов.

 

Концепт будущего внедорожника, созданный вами, прекрасен. Ваш образ жизни как-то отразился в проекте LADA 4×4 Vision?

Часть ДНК бренда LADA связана с идеей контрастов. Тольятти и Москва — это как белое и чёрное, как зима и лето, север и юг… Посмотрите на боковину Vision — здесь тоже очевиден контраст между средней и передней частями. Я намеренно привнёс контраст в дизайн, потому что с ним связан мой опыт в России. Решение нашлось между абсолютным спокойствием в средней части и эмоциональностью на передней и задней штамповках. Это было сложно! Фактически пришлось сломать правила дизайна. Ведь по традиции боковая линия должна идти через весь кузов, но мы нашли свой язык, и он уникален. Он принадлежит только марке LADA.

 

Удивительно, что китайцы со своими деньгами так и не смогли сделать ничего подобного. Больше того, сидя на миллиардах, они копируют LADA Vesta.



Здесь важна идея. Иногда она простая, иногда сложная, но примитивно взять и повторить её невозможно. Это будет выглядеть ужасно — неправильные углы, формы, пропорции…

 

И всё-таки почему китайцам не помогают деньги? Они так и не создали автомобиль, который был бы успешен на мировом рынке или хотя бы поразил своим внешним видом.

Всё впереди. Я думаю они переживают что-то вроде переходного периода. К примеру, половина команды дизайнеров Geely сегодня из Volvo, весь топ-менеджмент Geely из Volvo. Они пока перенимают опыт.

 

Но сами китайцы предпочитают европейские марки.

Пока они больше доверяют европейцам, но китайские бренды сильно растут.

 

 

  • Часть пятая, в которой я обращаюсь за аргументами к Московскому Кремлю, а Стив, как всегда, отвечает уклончиво

 

Вы знаете, чем похожи Московский Кремль и АвтоВАЗ? В ХV веке пригласили итальянцев, и они построили нижнюю часть кремлёвских башен, после, уже в XVII веке, английский архитектор достроил верхние шатры, а сегодня это эталон русской архитектуры и красоты, признанный всеми национальный шедевр. АвтоВАЗ — изначально итальянский проект, вы — англичанин…

Ну есть и отличия. Например, мы не сохранили в дизайне LADA итальянскую основу, а у Кремля она осталась. Мы начали с чистого листа.

 

Однако в концепте LADA 4×4 Vision хорошо просматривается старая ДНК.

LADA 4х4 — особенный автомобиль. Это икона бренда. Поэтому мы оставили её родовые черты: горизонтальный капот, вертикальное лобовое стекло, узнаваемый угол наклона задней стойки… Во времена когда в СССР появилась «Нива», сегмент SUV был довольно узким. Внедорожники покупали только те, кому они были действительно нужны. Сегодня ситуация изменилась, и для многих SUV стал отражением статуса, для других — типом машины, в которой они чувствуют себя более защищёнными. Именно поэтому мы ищем баланс между прошлым и будущим, чтобы вписать нашу икону в современность.

 

В чём главное отличие концепта LADA 4×4 Vision от Vesta?

При создании «Весты» мы делали упор на более плавные линии, а в концепте Vision больше резких архитектурных форм. Это подчёркивает наше разнообразие и способность вписать фирменный стиль в разные типы автомобиля.

 

Дизайнер, нарисовавший Dodge RAM, говорил, что внешностью своего пикапа хочет ткнуть пальцем в грудь каждого встречного. Есть ли слова, которые определяют концепцию будущего внедорожника из Тольятти?

Мощный, сильный, мускулистый, уверенно стоящий на ногах, энергичный, экспрессивный. В современном мире очень мало брендов, чью принадлежность вы сможете определить, удалившись на сотню метров, но наш концепт узнаваем с любого ракурса и расстояния. Он прекрасно впишется в московский пейзаж и сможет уверенно парковаться рядом с Range Rover. При этом он выдержит и жёсткую эксплуатацию где-нибудь в Сибири. Я сейчас не о технической начинке, это не моя специализация, а исключительно о том, что отражено во внешности.

 

В вашей команде, как известно, только российские дизайнеры. Чем отличаются наши специалисты от иностранных?

У иностранцев больше опыта, они чаще путешествуют, работают в разных местах. Местные дизайнеры имеют только российский опыт, но они готовы учиться и развиваться. Я поражаюсь, когда вижу, какое количество идей может выдать наш небольшой коллектив! Помогает и то, что у нас нет сложной структуры менеджмента. Мы работаем бок о бок, и результат зависит только от таланта, а не от политики.

 

Что значит «от политики»?

В других компаниях случается, что люди получают какие-то проекты, потому что у них хорошие отношения с менеджментом — у нас важны только идеи.

 

 

  • Часть шестая, в которой я объясняю Стиву, почему он скоро станет безработным, но он отказывается верить

 

Москва — третий город в мире по объёму каршеринга…

Мне кажется, скоро он станет вторым.

 

Я к тому, что, если автомобиль не твой, тебе не важно, как он выглядит. Каршерингу не нужен дизайн. А ведь это наше будущее. Вы не боитесь потерять работу?

Я не согласен. Многие берут в каршеринге те модели, которые они не в состоянии приобрести, но хотели бы попробовать. Поэтому никакой угрозы исчезновения профессии я не вижу. К тому же пока каршеринг работает только в определённых местах и оправдан лишь при ограниченных поездках на небольшие расстояния.

 

Ещё десять лет назад все телефоны были разными, а сейчас их не отличить. Думаете, с автомобилями произойдёт то же самое?

Вряд ли. Когда я работал на Mercedes, у компании было примерно десять версий моделей в линейке, а сейчас их в пять раз больше. Всегда будут те, кто хочет выделиться.

 

Каким будет автомобиль через двадцать лет? Задайте хотя бы общее направление.

Найти подход к каждому человеку, вызвать у него ответную реакцию — это задача будущего. Кстати, наша марка довольно близка к этому. Посмотрите на современные концепты — у многих из них вы не найдёте связей с родительским брендом. Так они теряют возможность диалога с клиентом, с каждым человеком в отдельности. У нас же всегда чётко прослеживается ДНК. Именно это позволяет нам уверенно двигаться вперёд.

 

Вы так много говорите об индивидуальности, однако есть мнение, что в будущем останется только общественный транспорт. Он уничтожит индивидуальные средства передвижения.

В будущем у нас не будет какого-то одного типа автомобиля, потому что общественный транспорт не может быть доступен везде. На бездорожье уж точно. Поэтому машины, созданные для специфических видов покрытий, останутся востребованными, и у SUV точно есть будущее. Общественный транспорт не победит весь остальной. По крайней мере мне бы этого не хотелось.

 

Ну и последний вопрос. Что вы думаете о Брексит?

Я не обсуждаю политику.

 

А если не в плане политики, а вообще?

Вообще, это детский сад…

 

Текст  Дмитрий Леонтьев
Фотографии  АвтоВАЗ

 


  • владимир Ответить
    3 месяца назад

    То есть этому подонку мы обязаны за Хренообразный дизайн боковин Лад. Да, он оригинален, узнаваем. Но он красив ? Все так считают?

  • Wilhelm Ответить
    4 месяца назад

    Оба по 5+ )))) Обо всем и не очем конкретно Другой министр иностраных дел отдыхает)))

  • Геннадий Ответить
    4 месяца назад

    Все прекрасно, но уже надо доводить Весту по боковине и в плане светотехники и особенно Х-Ray-задние фонари

  • ash Ответить
    4 месяца назад

    детский сад это то что я прочитал сейчас…вот кто портит весь вид нашего автопрома …тебе самому то нравится вид нивы???ааа тоже не скажешь ))))

  • Юрий Ответить
    4 месяца назад

    Вычурные уроды.
    Хоть бы 4х4 не трогали Это рабочая лошадка — у нее другая красота.
    а не карета к театральным подьездам. —

Write the message to Геннадий Cancel Reply

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы должны использовать эти HTML теги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Отправить другу